Спор на 5 против 500 анекдот

Анекдоты про парашют и парашютистов

Анекдоты про парашют, прыжки и парашютистов

Жил-был в Израиле обычный, пухлый, домашний мальчик Натан и была у него мечта – дождаться своего совершеннолетия и совершить прыжок с парашютом.
Даже деньги скопил на недельные курсы.
И вот, наступил тот долгожданный, первый взрослый день. Радостный Натан прибыл в ближайший аэроклуб, но инструктор внимательно осмотрев потенциального курсанта, поздравил его с днем рождения и сказал — как отрезал:

— Извини, но мы не возьмем тебя. Слабые мышцы ног и с реакцией плоховато. Нет. Дело ведь не шуточное, если что, то в лучшем случае, весь переломаешься, а отвечать нам. Прости, но нет.

Но Натан не отчаялся, развернулся и поехал в другой парашютный клуб, да вот только и во втором и в третьем, как на зло, повторилось то же самое, слово в слово.
Спустя неделю, когда парень объехал все известные ему аэроклубы, он сдался. Почти сдался. Поняв, что самостоятельный прыжок ему никак не светит, решил хоть в тандеме с инструктором прыгнуть, но и тут ждал «облом». Натан опять начал оббивать пороги аэроклубов, но повсюду его ставили на весы, грустно крутили головой, разводили руками и говорили – «103 – это чуток многовато. Для тандема предельный вес 90. Извини, но, снова — нет»
Мечта медленно, но верно, разбивалась вдребезги.
Когда совсем поникший Натан покинул последний аэроклуб, его неожиданно, уже на улице догнал инструктор и сказал:

— Парень, ну, ты уж так-то не расстраивайся, жизнь на этом не заканчивается. Кстати, ты возле Хайфы, повсюду был? Там много парашютных мест.
— Конечно был, везде одно и тоже: или реакция заторможенная, или вес для тандема большой. Подумаешь сто три, моя знакомая сто двадцать весит и та прыгнула с инструктором. И что реакция? Машину-то я вожу, реакции хватает. Ладно, до свидания.
— Погоди, погоди, а в Беэр-Шеве ты был?
— Конечно был.
— Ого, и там ты был… Ну, ладно, была — не была, раз такое дело, я помогу тебе, только пообещай, что этот разговор останется между нами. Вот тебе адрес одного клуба, там спокойно пройдешь пятидневные курсы и прекрасно прыгнешь один. Клуб, правда, маленький совсем и очень далеко на севере, зато, скорее всего, о нем не знает твоя мама…

www.anekdot.ru

Футбол. Чемпионат мира. Дания — Австралия

Новости Общество

Путин рассказал свой любимый анекдот

3 апреля в Петербурге Владимир Путин посетил медиафорум региональных и местных СМИ, организованный Общероссийским народным фронтом. Такая встреча стала уже четвертой с участием президента. Сам Путин говорит, что для него это еще один канал обратной связи со всей страной. Какие вопросы в этом году задавали президенту региональные журналисты?

Короткий вопрос — стремительный ответ. Блиц-опрос Путина от имени региональных журналистов провел режиссер Говорухин.

«Расскажите ваш любимый анекдот», — попросили главу государства. «Партийное собрание, советское время. Один из участников, Абрам Семенович, поднимает руку. Ему говорят: «Ты посиди». Знают уже там. Он, видимо, из региональной прессы. Он опять. Они говорят: «Посиди». Он говорит: «Ну, одно слово!» Ведущий подумал и говорит: «Ну, одно слово скажи». Он встает и говорит: «Караул!»

Чтобы сказать именно это слово многие из 500 журналистов и приехали на медиафорум Общероссийского народного фронта «Правда и справедливость».

«У нас оптимизация проводится под лозунгом ликвидации всего, что есть еще, что еще может работать и должно работать для людей. Найдите время спросить у наших новых властей, что им надо от народа и зачем они лишают нас здравоохранения», — сказала Елена Голубь, корреспондент «Газета на дом» (Биробиджан, Еврейская АО).

«Очень жаль, если в Еврейской автономной области происходят такие процессы, хотя в целом по стране все-таки мы наблюдаем определенное движение вперед. Если бы этого не было, у нас не было бы такой рождаемости, у нас не было бы минимальной материнской и детской смертности. Обязательно на этот счет мы поговорим отдельно — о медицине в вашем регионе», — отметил Владимир Путин.

Сотни историй из регионов о самоуправстве и произволе различных начальников. В поисках «правды и справедливости» люди обращаются к журналистам как к последней надежде. И надежды эти во многих случаях получается оправдать.

«Губернаторы, не будем называть, каких регионов, все-таки не очень любят прессу, которая не заглядывает им в рот и мало их хвалит, мягко говоря, противодействуют», — отметил Владимир Павловский, главный редактор газеты «Красноярский рабочий».

«Много проблем в чиновничестве, мы об этом говорим постоянно. И не только у нас. Мне бы очень не хотелось только, чтобы пресса и чиновничество шли друг на друга, как стенка на стенку, все время. Я вас уверяю, что и среди людей, которые работают в административных структурах, очень много патриотично настроенных, порядочных, деятельных людей. И мне бы очень хотелось, чтобы вы видели в них поддержку, а они видели поддержку в вас. Вот это чрезвычайно важная вещь», — считает Путин.

«Поистине всероссийская проблема — проблема обманутых дольщиков компании «СУ-155″, печально известной компании», — сказал блогер из Калининграда Андрей Омельченко.

«В 14 регионах были не достроены дома, и люди остались и без денег, и без жилья. В 14 регионах! За прошлый год в десяти уже построены. Все должно быть исполнено в 2018-м. Контроль мы соответствующим образом здесь обеспечим», — подчеркнул президент.

Этот форум проходит в четвертый раз, и если в прошлые годы это был сплошной поток жалоб, то сейчас — и это бросается в глаза — их число резко снизилось. Журналисты признают: власть на местах все-таки стала чаще прислушиваться к их статьям и репортажам. Но не все зависит от чиновников: не они же устроили уже 3000 свалок по всей стране. Смешные штрафы не пугают ни садоводов, которым лишь бы выкинуть мусор со своего участка не важно, куда, ни водителей мусоровозов, сокращающих путь и вываливающих отходы в ближайшем лесу.

«Давайте немножечко их наказывать, немного делать им больно», — посоветовал Сергей Стуков, редактор газеты «Березовский рабочий» (Свердловская область). «Давайте попробуем», — сказал Путин.

«Почему мы все хотим, как лучше, а получается как всегда? Вспомнил покойного Черномырдина», — сказал Станислав Говорухин. «Виктор Степанович был уникальный человек, очень порядочный, очень профессиональный. Разговор был в Кремле. Я был президентом. Он сидел напротив, я ему говорю: «Я вас хочу просить поехать послом на Украину». Он на меня уставился и говорит: «Ну, ты даешь!» Потом подумал и говорит: «Я согласен», — вспомнил Владимир Путин.

«Падение цен на нефть, санкции, но Мордовия — наша республика — аграрная, и это поспособствовало развитию агропромышленности. Продолжится ли поддержка аграриев?» – поинтересовалась Анастасия Видяева, корреспондент ГТРК «Мордовия».

«Я исхожу из того, что те санкции, о которых вы сказали, так называемые, не будут вечно продолжаться, а если они будут вечно продолжаться, мы будем вечно ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем сами производить. Мы воспользовались, по большому счету, этими санкциями для того, чтобы нанести ответный удар, так, чтобы он нам не вредил, а только помогал. Это нам явно помогает. Мы и в будущем будем исходить только из этого принципа», — заверил Путин.

На форум приехали журналисты традиционных изданий и набирающие вес региональные интернет-блогеры, которых не может не волновать вопрос ограничений в Интернете: не пойдет ли Россия по пути Китая, где в Сети работают жесткие фильтры?

«Такой уже абсолютно расхристанной квазисвободы в Интернете нигде нет. Во всех странах мира введены определенные ограничения на контент, на использование и так далее. У нас есть ограничения, они известны: это пропаганда суицидов, детская порнография, это пропаганда терроризма. Когда это только обсуждалось, сколько было опасений, что государство все перекроет, все запретит. Как у Высоцкого, «запретили даже воинский парад, скоро все к чертям собачьим запретят». Нет, не запретили — все функционирует, причем функционирует нормально. На мой взгляд, пока этих ограничений достаточно. А общий подход он должен быть такой: нельзя все, что запрещено в законе», — уверен президент.

Вскоре после окончания форума все его участники бросились к интернет-лентам — пришли первые сообщения о взрыве в петербургском метро.

www.vesti.ru

От юристов и про юристов: первоапрельские анекдоты

«Почему всегда существуют проблемы с шутками у юристов? Юрист не думает, что они странные, а другие не понимают, что это шутки». Так звучит один из самых популярных юридических анекдотов. К 1 апреля ведущие российские юристы делятся своими любимыми профессиональными шутками с читателями «Право.ru».

Вадим Клювгант, адвокат:

Анекдот грустный, но жизненный. На вопрос «Как дела?» адвокат отвечает коллеге: «Как в апелляции – без изменения и без удовлетворения».

Анатолий Кучерена, адвокат

Выслушав речь адвоката, судья несколько смущенно произносит:
– Если я правильно Вас понял, мне остается только причислить подсудимого к лику святых.

Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев Групп»

Анекдот на тему потребительского экстремизма:
Мужчина сдает елочную гирлянду, купленную вчера.
Продавец: – Она не включается?
Мужчина: – Включается.
– Может, она не мигает?
– Мигает.
– А почему сдаете?
– Не радует.

Андрей Яковлев, управляющий партнёр ЮГ «Яковлев и Партнеры»

Перед заседанием к судье заходит помощник.
И интересуется: «Одна сторона принесла 150 000 долларов, а другая – 100 000. Что делать будем?»
Судья: «Верни лишний полтинник, будем судить по справедливости».

Андрей Юков, управляющий партнер КА «Юков и партнёры»

Молодой адвокат прибегает к своему отцу – старому адвокату и радостно говорит:
– Отец! Я выиграл дело, которое ты вел 20 лет!
Отец ему отвечает:
– Дурак ты, сынок! Благодаря этому делу я вас 20 лет кормил.

Оксана Балаян, управляющий партнер Hogan Lovells в России:

«У юристов теперь все, как в автосервисе:
почасовая ставка увеличивается на 50%, если клиент смотрит, как мы работаем,
на 100%, если смотрит и комментирует,
и на 150%, если смотрит, комментирует и помогает».

Руслан Коблев, управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры»

Эта старая английская шутка:
«Спорить с адвокатом – это все равно что поливать свинью грязью.
Через некоторое время начинаешь понимать, что свинье это в самом деле доставляет удовольствие».

Андрей Корельский, управляющий партнёр КИАП:

В университете на юридическом факультете профессор спрашивает студента:
– Если вы хотите угостить кого-то апельсином, как вы это сделаете?
– Я скажу: «Пожалуйста, угощайтесь!» – ответил студент.
– Нет-нет! – закричал профессор. – Думайте как юрист!
– Хорошо, – ответил студент. – Я скажу: «Настоящим я передаю вам все принадлежащие мне права, требования, преимущества и другие интересы на собственность, именуемую апельсином, совместно со всей его кожурой, мякотью, соком и семечками, с правом выжимать, разрезать, замораживать и иначе употреблять, используя для этого любого рода приспособления, как существующие в настоящее время, так и изобретенные позднее, или без использования упомянутых приспособлений, а также передавать ранее именованную собственность третьим лицам с кожурой, мякотью, соком и семечками или без оных. «

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры»:

Два юриста зашли в дорогой ресторан, сели, открыли портфели, каждый достал бутерброд и принялся за него. Подходит официант:
– Господа, у нас не принято есть свои бутерброды.
Юристы посмотрели на официанта, друг на друга, обменялись бутербродами и продолжили есть.

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»:

– Если с крыши небоскреба спрыгнут адвокат по уголовным делам и адвокат по гражданским,
то кто из них разобьётся быстрее?
– Какая разница?

Наталья Шатихина, управляющий партнёр CLC

– Все ли пассажиры на своих местах и пристегнули ремни? – спросил у стюардессы
командир самолета перед аварийной посадкой.
– Все, кроме одного юриста, он и сейчас раздает свои визитки!

Александр Боломатов, партнёр «ЮСТ»

Советское время. Неизвестный гражданин разбрасывает на Красной площади чистые листки бумаги. Его ловят и ведут в ГКБ.
– Ты что, сволочь, делаешь?!
– Как что? Листовки разбрасываю.
– Какие же это листовки? Ведь на них ничего не написано.
– А чего писать?! И так все ясно!

Денис Качкин, управляющий партнёр «Качкин и партнёры»

На пешеходном переходе автомобиль сбил пешехода.
Выскакивает водитель, наклоняется к потерпевшему и говорит:
– Вам повезло, я врач. Тот поднимает голову и отвечает:
– А вам нет, я адвокат!

Умер один блестящий адвокат и попал в ад. Естественно он недоволен этим обстоятельством и спрашивает охранника:
– Почему же я попал в ад? Я всю жизнь помогал людям, работал, не нарушал заповедей.
Охранник: – Понимаете, все это так, но ваша профессия адвоката не позволила нам определить вас в рай.
Адвокат продолжает возмущаться: – Но как же, вон мой коллега, другой адвокат, преспокойно наслаждается жизнью в раю.
Охранник посмотрел на него и говорит: – Да какой он адвокат, так, одно название.

Владимир Ефремов, автор блога CaseLaw.today

– Я знаю, что вы очень дорогостоящий юрист! Но, может быть, вы согласитесь ответить на два моих вопроса за $500?
– Конечно! О чем будет ваш второй вопрос?

И напоследок анекдот от Бориса Болтянского, главного редактора «Право.ru»

Британские ученые решили проводить научные опыты вместо мышей на юристах.
Во-первых, юристов больше.
Во-вторых, мышей жалко.
И в-третьих, есть вещи, которые мыши отказываются делать!

Наталья Черненко* решила получить деньги за некачественный товар. Для этого пришлось подать в суд. Ответчиком выступало ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», от которого в суде потребовали вернуть стоимость некачественного товара, неустойку, компенсировать моральный вред и возместить судрасходы.

19 декабря 2016 года первая инстанция, Комсомольский районный суд Тольятти, решила частично удовлетворить требования заявительницы. Компания не согласилась с решением и попыталась его оспорить, но столкнулась с проблемой. Жалоба, поданная спустя более чем месяц, который дается по закону на апелляцию в подобных делах, оказалась в суде позже, чем следовало. Хотя представитель компании просил восстановить пропущенный срок, в Самарском областном суде ему отказали. Заявитель указал как уважительную причину пропуска срока то, что мотивировка пришла из суда слишком поздно, но в апелляции решили, что у стороны было достаточно времени для подготовки жалобы.

Две инстанции согласились, что при подобной хронологии событий об уважительности причин пропуска срока обжалования говорить не приходится. Ведь компания получила копию решения за неделю до окончания срока обжалования, и суды заключили, что у нее была возможность подать на апелляцию вовремя. Кроме того, суды сослались на то, что апелляционная жалоба в нарушение гл. 39 ГПК была направлена не в районный суд, а в Самарский облсуд, но это не будет уважительной причиной для пропуска срока обжалования.

Однако Коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с таким подходом (дело № 46-КГ18-3). В определении по делу ВС напомнил сроки обжалования и указал, как работает институт восстановления процессуальных сроков. Право на восстановление срока по уважительным причинам сторона, пропустившая его, может возобновить в соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК. Как конкретно применять указанные нормы, разъясняет п. 8 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

ВС напомнил: у суда есть не более пяти дней со дня принятия решения на то, чтобы выслать копии решения участникам дела, которые не присутствовали на судебном заседании. Однако в суде составили копию решения на день позже, а отправили его еще через 15 дней. У ответчика не было достаточно времени, чтобы подготовить жалобу и направить ее вовремя, заключили в ВС: несвоевременное составление и направление мотивировки исключает возможность соблюдения процессуальных сроков для участника спора.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Иван Вдовин* еще в 2003 году заключил с ОАО «МТС» договор связи, получил абонентский номер и сим-карту. В 2011 году он привязал к номеру телефона Киви-кошелек Visa Qiwi Wallet. В феврале 2013 года на мобильный Вдовина пришло СМС-сообщение от МТС об ошибке регистрации сим-карты в сети. После перезагрузки телефона ошибка повторилась. Вдовин начал проверять учётные записи в различных интернет-системах, где номер мобильного является подтверждением совершения операций, а также попытался войти в свой электронный кошелёк Qiwi – ничего не вышло, прежний пароль был недействителен. Опасаясь мошенничества, уже через 16 минут после первого сообщения Вдовин зашел в личный кабинет МТС и заблокировал номер своего мобильного телефона. Кроме того, он написал электронное письмо в службу безопасности Qiwi.

Через час с небольшим Вдовин пришел в салон-магазин МТС для восстановления сим-карты. Там выяснилось: представитель ЗАО «РТК», уполномоченный оператором связи на сервисное обслуживание абонентов ОАО «МТС», перевыпустил сим-карту Вдовина и предоставил ее дубликат третьему лицу. Указанное лицо якобы продемонстрировало выданную Вдовиным доверенность, о чём свидетельствует запись во внутренней информационной системе.

Восстановив сим-карту и пароль, Вдовин обнаружил, что с его киви-кошелька пропало 74 000 руб. Кроме того, он получил от ОАО «МТС» счёт за услуги связи, которые ему не предоставлялись. Тогда Вдовин обратился в полицию, и ОВД района «Хамовники» по г. Москве возбудил по факту хищения уголовное дело. Кроме того, Вдовин подал претензии в АО «КИВИ Банк» и АО «МТС», но они остались без удовлетворения. При этом оператор связи сообщил, что замена сим-карты была произведена по заявлению самого Вдовина. Та же информация была в ответе АО «МТС» Управлению Роскомнадзора по Москве и Московской области. Тогда пострадавший подал в суд на АО «КИВИ Банк» и АО «МТС».

В письменных пояснениях по делу представитель оператора уже указывал, что с требованием о замене сим-карты обратилось третье лицо по доверенности, удостоверенной нотариусом Дмитрием Зориным. Однако, согласно справке ВРИО нотариуса, такая доверенность не удостоверялась. Сам Вдовин утверждал, что доверенности никому не выдавал. В материалах дела ни копии доверенности, ни копии паспорта представителя нет. Тем не менее Пресненский районный суд г. Москвы, а вслед за ним и Московский городской суд отказали Вдовину в иске. Они пришли к выводу: АО «КИВИ Банк» исполнило распоряжения по переводам денег, поскольку аутентификационные данные были введены корректно. Помимо этого, Вдовин не представил доказательств, свидетельствующих о причинно-следственной связи между причинённым ему имущественным вредом и действиями ответчиков.

Пострадавший пожаловался в Верховный суд. Тот установил: оператор связи и действующее по его поручению третье лицо (ЗАО «РТК») должны проверять достоверность сведений об абоненте. Нельзя выдавать дубликаты сим-карт третьим лицам и предоставлять им доступ к абонентским номерам клиентов без распоряжения об этом. Ответственность за действие лица, которому оператор поручил обслуживание абонентов, несёт сам оператор – то есть ОАО «МТС». Он и должен доказать, что дубликат сим-карты выдан лицу, уполномоченному клиентом (ч. 1 ст. 56 ГПК). АО «КИВИ Банк» при списании денег со счёта обязано было убедиться, что распоряжение дано клиентом или уполномоченным им лицом. Банк должен доказать, что принял все меры для надлежащего исполнения обязательства при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалось. При этом в установленной АО «КИВИ Банк» системе электронных платежей логином является абонентский номер телефона, известный держателю дубликата сим-карты. Пароль может быть изменён любым лицом, имеющим доступ к указанному номеру, путём выполнения команды «Напомнить пароль?». Вдовин заявлял: дубликат сим-карты был получен 21 февраля 2013 года в 13 часов 53 минуты, а в 14 часов 2 минуты на этот абонентский номер от банка уже поступил одноразовый пароль, с помощью которого было совершено списание. При этом именно банк и оператор связи обязаны надлежащим образом оказывать услуги, обеспечивать их безопасность и предотвращать несанкционированный доступ к ним посторонних лиц. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (№ 5-КГ18-41).

«Наконец-то стали защищать права тех, кто действительно пострадал. Огромные компании (банки, операторы связи) должны отвечать за свою халатность. Это решение – яркий пример, когда пострадавший сделал огромный шаг и доказал, что гиганты обязаны идентифицировать клиентов», – заявила заместитель генерального директора ГК «Русмикрофинанс» Анастасия Локтионова. «Важно, что судебная коллегия уже не в первый раз выражает свое критическое отношение к такому способу идентификации клиентов, как направление на мобильный СМС с паролем (№ 4-КГ16-66). Такая позиция ВС, по-видимому, становится практикообразующей», – предположил исполнительный директор, партнёр национальной ЮК «Митра» Заурбек Ахметов. «Правоприменительной практике уже известны аналогичные случаи, и обычно требования заявителей удовлетворялись частично – в той части, которая была адресована непосредственно провайдеру услуг, например № 2-3970/2016, № 2-367/2017», – сообщила старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева. Адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская тоже заметила, что ВС уже высказывал похожее мнение (№ 5-КГ15-164) и оно даже попало в п. 11 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг. «Все это согласуется с последними инициативами по изменению закона о связи. Так, глядишь, и получим тот самый «вход в интернет по паспорту», правда, через дополнительную привязку к абонентскому номеру», – отметила Бенедская.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

В 2014 году пенсионер Федор Кононов* взял 400 000 руб. в «Сетелем Банке» на покупку машины. Платить по кредиту он должен был через терминалы «Сбербанка» не позднее 17-го числа каждого месяца. 15 июня 2015 года Кононов внес очередные 36 384 руб. через программу «Сбербанк Онл@йн», но до счета они «шли» целых десять дней. В это время, по словам пенсионера, ему и членам семьи звонили из банка и грубо требовали погасить долг и штраф за просрочку 3085 руб. Звонки не прекратились даже после того, как клиент принес документы из «Сбера», что внес деньги вовремя.

Поскольку средства поступили на счет лишь 23 июня, Кононову начислили штраф. В августе он подал иск к «Сетелем Банку», в котором потребовал расторгнуть договор, вернуть 35 771 руб. уплаченных процентов, компенсировать моральный вред в размере 750 000 руб. и 26 575 руб. расходов на лечение в больнице. Пенсионер обосновал требования тем, что попал в Бюро кредитных историй как ненадежный заемщик, а от звонков у него ухудшилось здоровье. Когда дело еще рассматривал райсуд, 17 июня, «Сетелем Банк» сообщил клиенту, что отменяет штраф и прощает остаток долга (16 130 руб.), «согласно клиентоориентированной политике банка».

По этой причине 27 июня райсуд отклонил иск Кононова. Долгов нет, все обязательства исполнены, а значит, договор уже нельзя расторгнуть, объяснила первая инстанция. Поскольку в этой части иска было отказано, то суд отказал и в компенсации морального вреда и других денежных требованиях. Такое решение поддержала апелляция.

Нарушения банка остались без внимания

Но с ним не мог согласиться Верховный суд. Для компенсации морального вреда достаточно одного – факта нарушения прав потребителя, процитировала гражданская коллегия п. 45 постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года. Если договор уже исполнен, это не мешает рассмотреть другие требования потребителя. Несмотря на это, нижестоящие инстанции их фактически не рассмотрели, ограничившись выводом, что договор нельзя расторгнуть. С такими указаниями коллегия под председательством Сергея Асташова вернула дело на рассмотрение в апелляцию.

Нижестоящие суды проявили типичный подход для споров, в которых заемщик требует расторгнуть договор и компенсировать моральный вред, говорит юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнёры» Дарья Алгунова. Правда, в тех делах клиент обычно злоупотреблял правом и стремился уменьшить свой долг. Суды в этом не разбирались, а отказывали по формальному основанию, что договор исполнен [банком, который выдал кредит], рассказывает Алгунова. Так же случилось в деле Кононова, только на этот раз без внимания остались нарушения со стороны банка.

Расторгать договор действительно уже нельзя, ведь прекращать нечего. Но требование о возмещении морального вреда связано с другими событиями, полагает управляющий партнер КА «Барщевский и партнеры» Анастасия Расторгуева. Работники банка, которые грубо требовали заплатить штраф, звонили до того, как «Сетелем» простил остаток долга. Да и штраф начислили незаконно, добавляет Алгунова, ведь обязательство по оплате считается выполненным в момент списания с расчетного счета потребителя. Это условие нельзя изменить договором, уточняет юрист.

* имя и фамилия изменены редакцией

В определениях о назначении предварительного слушания часто предписывают «предоставить оригиналы документов суду на обозрение», но на практике об этом обычно не вспоминают, делится партнер Allen&Overy Игорь Горчаков. По его словам, суды требуют оригинал документа только тогда, когда одна из сторон ставит подлинность копии под сомнение. Но может случиться так, что участник процесса потерял оригинал. В этом случае шансы, что суд примет копию как доказательство, серьезно уменьшаются, говорит Горчаков. Но побороться можно: ничто не мешает обосновывать подлинность документа. «А дальше – это усмотрение суда. Многое зависит от материалов дела», – констатирует юрист.

А был ли договор

Эти тезисы иллюстрирует дело № А57-14986/2017, в котором Андрей Микишев требовал возврата долга у ООО «Апрель» 379 900 руб. по договору займа. Факт заключения сделки никто не оспаривал – он подтверждался платежками обеих сторон, в которых фигурировало соглашение с одними и теми же реквизитами от 2011 года. Основной вопрос в деле был в другом – стоит ли ориентироваться на те условия займа, что были прописаны в копии договора? На этом настаивал ответчик, который и принес эту копию в суд. Сроки возврата денег давно прошли, указывали юристы «Апреля»: согласно копии, деньги передавались до декабря 2012 года, а иск был подан в 2017-м, когда срок исковой давности давно истек.

На вопрос, где оригиналы, ответчик показал акт об уничтожении документов, а истец сделал заявление о фальсификации договора займа. Арбитражный суд Саратовской области на это ответил, что акт не подтверждает подлинности документа. Заявление о фальсификации суд счел необоснованным, и к тому же истец не явился в заседание, чтобы его поддержать. В итоге АС Саратовской области пришел к выводам, что сделка займа заключена, ведь деньги передавались, но договору верить нельзя. В его отсутствие срок возврата денег не определен, а значит, надо руководствоваться ч. 1 ст. 810 ГК: заем возвращается в течение 30 дней с момента предъявления требования. Иными словами, срок исковой давности не прошел, объяснил суд, удовлетворяя исковые требования полностью. С такой мотивировкой согласилась апелляция.

Иного мнения оказался Арбитражный суд Поволжского округа. Стороны обязаны предъявлять в суд оригиналы документов, но могут принести и копии, а суд должен оценить их в совокупности с другими доказательствами, напомнил АС ПО. Когда займодавец перечислял деньги, он сослался в платежном поручении именно на тот договор, подлинность которого сейчас оспаривает истец, обратила внимание кассация. Также важно, что в деле нет других, различных по содержанию копий соглашения. Окружной суд также перечислил доказательства, которые говорят в пользу «Апреля», но не были даже отражены в актах двух инстанций. Во-первых, гендиректор займодавца в первой инстанции сказал, что подписывал спорный договор. Во-вторых, нотариус подтвердила подлинность его доверенности. «Суды не дали оценки этим обстоятельствам и разрешили спор без оценки доводов ответчика», – с такими замечаниями коллегия под председательством Ильсура Нагимуллина отправила дело на пересмотр в первую инстанцию.

Доказывать содержание договора при новом рассмотрении дела не придется, уточняет адвокат ответчика Денис Шашкин. Если сторона, которая оспаривает содержание документа, не предъявляет его в другой редакции, то при доказывании достаточно установить только факт заключения, поясняет Шашкин.

Формальный подход, правила доказывания и заверение копий

Позиция двух инстанций в целом соответствует практике, потому что суды часто проявляют формальный подход, делится юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Артем Анпилов. В отличие от них кассация рассмотрела вопрос всесторонне, отмечает Горчаков из Allen&Overy: «Окружной суд ответил на вопрос, есть ли в деле копии договора с другим содержанием, и обратил внимание на другие доказательства подлинности спорного документа». При новом рассмотрении дела суду предстоит непростая задача, говорит старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко. По ее словам, материалы дела в картотеке не дают ответов на вопросы, почему кредитор так долго не требовал возврата займа, а должник уничтожил оригиналы спустя четыре года, хотя по закону о бухучете должен был хранить их не меньше 5 лет. Это важно в том аспекте, что суды обязаны принимать во внимание добросовестность и разумность поведения сторон, объясняет Улезко.

Кассация уточнила, что в деле «Апреля» в материалах нет копии договора, которая бы противоречила представленной ответчиком. Это одно из исключений, когда ссылаться на копии нельзя. Второе исключение – это возможность установить содержание первоисточника другим способом. Например, запросить копию у органа, который регистрировал договор, приводит пример Анпилов. В иных случаях, если подлинник утрачен, ссылаться на копию можно.

Еще одна возможная проблема в подобных делах – это заверение, ведь копии для суда должны быть «надлежащим образом заверены» (п. 8 ст. 75 АПК). Но как это сделать правильно, закон ответа не дает. На практике суды принимают копии, заверенные как нотариусом, так и участником процесса, утверждает Анпилов. По его словам, они часто ссылаются на ГОСТ Р 6.30-2003 «Унифицированные системы документации», но там критерии скорее формальные. ГОСТ не регламентирует, кто имеет право заверять документы, и не определяет юридическую силу такой копии. Ответа на последний вопрос не дает и процессуальное законодательство. Если сторона принесет в суд нотариально заверенную копию, достаточно ли этого или по-прежнему нужен оригинал?

По словам Анпилова, судебная практика на уровне Высшего арбитражного суда не считает, что такая копия достоверно подтверждает подписание спорного соглашения (Определение ВАС РФ от 13.04.2012 № ВАС-3602/12 по делу № А40-55730/10-42-470).

Докладчик Ольга Киселева, судья экономколлегии Верховного суда, рассказала, что постановление давно пора обновить. В 2014 году появились разъяснения Высшего арбитражного суда (Постановление Пленума ВАС № 28), но подход к оспариванию крупных сделок и сделок с заинтересованностью в ходе законодательных реформ «существенно изменился». Киселева пояснила, что часть разъяснений ВАС остались актуальными и по сей день и вошли в текст нового документа. Вместе с тем имеются и существенные моменты, на которых судья остановилась подробнее.

«Большие разногласия по вопросам исковой давности вызвали законодательные изменения, внесенные в 2014 году, которые установили, что участник общества, предъявляя иск, действует от имени самого общества», – рассказала судья. В связи с этим в проекте постановления содержится напоминание о том, что срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности исчисляется по правилам п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса и составляет один год.

По общему правилу исковая давность для требований участника, акционера или члена совета директоров исчисляется со дня, когда директор узнал или должен был узнать о том, что сделка совершена с нарушением закона. А в случае, если руководитель был явно недобросовестным и находился в сговоре с другой стороной сделки, исковая давность исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушениях.

Кроме того, Пленум ВС в одном из пунктов постановления разъясняет, когда участника следует считать знавшим о нарушении. При даче таких рекомендаций была использована сформировавшаяся практика судов, пояснила Киселева.

Пленум ВС указывает: для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: количественного (или стоимостного) и качественного. Первый из критериев требует, чтобы предметом сделки было имущество, балансовая стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов общества.

Качественный критерий крупной сделки, в свою очередь, применим, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, то есть ее совершение «очевидно приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов». Например, к наступлению таких последствий может привести продажа или передача в аренду основного производственного актива компании.

При этом впервые даются разъяснения относительно критериев признания крупной сделки, предусматривающей обязанность производить периодические платежи, – то есть договоры аренды, оказания услуг и другие. Такие договоры будут признаваться крупными в случаях, когда сумма платежей по ним за период действия соглашения превысит 25% от балансовой стоимости активов компании. Также, по словам судьи Киселевой, «решается проблема» договоров, заключенных на неопределенный срок, – их признают крупными, если их стоимость превысит четверть стоимости компании за год действия сделки.

Этот пункт постановление высоко оценил Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners. «Это крайне актуальный вопрос для практики: договоров с периодическими платежами заключается огромное количество, и участники оборота испытывали трудности в при одобрении таких сделок, как крупных», – пояснил он.

Сделки с заинтересованностью

Для сделок с заинтересованностью, которые в новой редакции закона также претерпели существенные изменения, предлагается разъяснить, что решение об одобрении такой сделки не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной. При наличии такого решения, однако, на истца возлагается бремя доказывания того, что сделка причинила ущерб интересам компании.

«Ключевой посыл разъяснений заключается в том, что вводится презумпция отсутствия обязанности изучать, является ли сделка крупной или сделкой с заинтересованностью для контрагента», – рассказала Киселева. На истце, согласно позиции Пленума, лежит бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной или в отношении нее имелась заинтересованность.

Постановление Пленума, по мнению Киселевой, позволит привести к единообразию судебную практику в части оспаривания таких сделок. С ней согласились и присутствующие в заседании Алу Алханов, замминистра юстиции, и Леонид Коржинек, заместитель генерального прокурора, которые положительно оценили предложенные разъяснения.

В целом проект заслуживает высокой оценки, отметил Павел Хлюстов, партнер КА «Барщевский и партнеры». Он уверен: его разработчики «учли богатый опыт, наработанный судами за предыдущие годы, и внимательно подошли к решению проблем, вызванных изменением корпоративного законодательства».

Евгений Губин, профессор юрфака МГУ, также высоко оценил предложенный проект постановления, но обратил внимание на неполноту разъяснений. Хлюстов также отметил, что существует ряд насущных проблем, которые не нашли отражения в проекте постановления. «Непонятно, например, вправе ли вышедшее из состава участников лицо защищать свои интересы путем оспаривания крупных сделок и сделок заинтересованностью», – рассказывает он.

Кроме того, «остается неясным» порядок оспаривания односторонних сделок общества, отвечающих признакам крупности: «К примеру, в последнее время всё чаще встречаются случаи, когда в ходе корпоративных конфликтов исполнительный орган общества совершает действия, направленные на отказ от права на товарный знак. При рассмотрении таких споров у судов возникают затруднения как в выборе вида судебного судопроизводства – исковое или оспаривание действий Роспатента – так и субъектного состава лиц, участвующих в деле, – непонятно, кто является ответчиком», – пояснил Хлюстов.

Сергей Савельев заявил, что на первый взгляд разъяснения Пленума «ничего революционного не привносят», однако есть и заслуживающие внимания положения.

По итогам рассмотрения проекта председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев собрал редакционную комиссию во главе с председателем экономколлегии Олегом Свириденко, которая обсудит возможные изменения в документ.

Долгие годы суды уменьшали неустойку не только потому, что она была несоразмерной, но и просто так, «для порядка». Почему-то со дня принятия Гражданского кодекса главной задачей судей стало не допустить обогащения другой стороны, говорит партнер АБ «Эксиора» Юрий Сбитнев. Неустойку снижали порой до таких смешных размеров, что нарушать обязательства стало в определенном смысле выгодно. «Получить кредит в банке было дороже, чем просто держать деньги в обороте и не отдавать их кредитору», – делится Сбитнев.

С этим боролся Высший арбитражный суд. С 2011 года он предупреждал о том, что такой подход плохо влияет на договорную дисциплину и экономику в целом. ВАС предписывал судам устанавливать баланс интересов должника и кредитора, чему сейчас и следуют арбитражные суды с переменным успехом, говорит Сбитнев. Кроме судебных разъяснений, влияние на практику оказало изменение ст. 333 ГК об уменьшении неустойки в 2015 году. Согласно ее новой редакции, в предпринимательских спорах неустойку можно снижать лишь в исключительных случаях, если будет доказано, что кредитор получит необоснованную выгоду. Для этого обязательно заявление стороны. Договор не может ограничить или исключить действие этой нормы, добавляет руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль» Елена Батура. «Указание на исключительность возымело, на мой взгляд, сильный психологический эффект, – комментирует юрист практики разрешения споров и банкротства АБ «Линия права» Кирилл Коршунов. – По смыслу изменений кредитор не должен получить ничего сверх того, что мог бы потерять». По его словам, это усложнило стандарт доказывания и в ряде случаев воспрепятствовало снижению неустойки. Свою лепту внес и Конституционный суд. Он указал, что вопрос о снижении несоразмерной неустойки должен решаться непременно в судебном заседании, а ответчики должны представлять доказательства своей позиции – Батура цитирует определения КС от 15 января 2015 года № 6-О и № 7-О.

Сейчас, по сведениям Коршунова, суды снижают неустойку значительно реже, чем раньше, – примерно в половине случаев. «Из 45 судебных актов на эту тему, выбранных наугад среди решений АСГМ 2017 года, в 25 случаях неустойку снизили, в 20 – нет, – делится он. – В регионах примерно такое же соотношение».

В основном судебная практика считает обоснованными 0,1% в день (36,5% годовых). Непонятно почему, ведь постановление Пленума ВАС № 81 предписало исходить из двукратной учетной ставки ЦБ (сейчас 14,5% годовых), комментирует адвокат КА «Регионсервис» Дмитрий Земнухов. По его мнению, это говорит в пользу стороны, взыскивающей неустойку. Коршунов поделился наблюдениями о том, как размер неустойки связан с риском ее отмены.

Но суды ориентируются не только на двукратную учетную ставку ЦБ, но и обстоятельства конкретного дела: баланс интересов сторон, компенсационный характер неустойки и размер основного обязательства, говорит партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP Иван Веселов. Также, по его словам, суды соизмеряют начисленную неустойку последствиям неисполнения обязательств и длительности периода просрочки. Здесь суды не выработали единых подходов, поэтому нужно изучать судебную практику конкретного региона, говорит Татьяна Удодова из «Пепеляев Групп».

Общая формулировка в ст. 333 ГК (снижение при «исключительных обстоятельствах») означает постоянный риск, что один суд признает те же обстоятельства исключительными, а другой – нет, говорит Батура. Ситуация осложняется тем, что у судей обычно не принято мотивировать снижение неустойки. «Чаще всего они перечисляют дежурные позиции высших судов, а потом пишут: «. с учетом обстоятельств дела суд приходит к выводу о необходимости снижения неустойки»», – жалуется Коршунов.

Общий тренд на уменьшение касается договорной неустойки, но почти не затрагивает законную. «Хотя пленумы ВАС и ВС указывали на возможность ее снижения, суды редко это делают, – говорит Коршунов. – Часто они обосновывают свой отказ тем, что размер штрафной санкции установлен законом. Видимо, считают, что в этом случае он априори не может быть несоразмерный».

Аргументы в пользу должника: действенные и не очень

Неоднозначность судебной практики может обернуться в пользу должника, который стремится снизить договорную неустойку. Юристы назвали аргументы, на которые он может ссылаться:

неустойка выше двукратной учетной ставки или среднего размера ставок по кредитам на пополнение оборотных средств;сумма неустойки приближается к сумме основного долга или ее превысила;санкция больше, чем обычно по аналогичным обязательствам;ответственность сторон в договоре «несимметрична»;период просрочки небольшой;обязательство неденежное;кредитор сам виноват (полностью или частично) в просрочке исполнения;кредитор не понес убытков или они были незначительны;были уважительные причины для неисполнения обязательства.

Если речь идет о кредите, Коршунов советует сослаться на то, что часть негативных последствий компенсируется за счет процентов за пользование кредитом, если они выше обычного. Сбитнев делится примером успешного снижения неустойки в деле по договору поставки. Там суд принял доказательства, что ГИБДД не давало разрешения на проезд фур с крупногабаритным оборудованием по весенним дорогам – это мешало должнику вовремя его привезти. «А еще у кредитора не был готов фундамент под наше оборудование, убытков он не понес», – говорит Сбитнев. В другом деле суд не снизил неустойку наперекор всей судебной практике, делится Коршунов: в нем неустойка превышала сумму основного долга и была в 23 раза больше банковского процента по краткосрочным валютным кредитам.

Не все обстоятельства сами по себе помогут снизить неустойку. Примеры перечисляет Батура:

тяжелое финансовое положение;долги перед другими кредиторами;контрагенты не исполняют свои обязательства;на активы наложен арест; нет бюджетного финансирования;долг полностью или частично погашен в добровольном порядке на день рассмотрения спора;организация выполняет социально значимые функции;должник обязан уплатить проценты за пользование деньгами (например, по ст. 317.1 ГК).Стремительное «обогащение» кредитора

Тому, кто взыскивает неустойку, тоже приходится занимать активную позицию в суде. Бремя доказывания вообще-то лежит на должнике, но именно кредитору часто приходится доказывать соразмерность и адекватность штрафных санкций, утверждает Сбитнев.

Аргументы против снижения неустойки привела Удодова:

размер неустойки обычный для делового оборота;он утвержден обеими сторонами без разногласий (свобода договора);оппонент не доказал исключительность условий для снижения неустойки;он не доказал несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства;размер штрафных санкций соответствует характеру и продолжительности нарушения.

Земнухов из «Регионсервиса» советует указать, каковы были убытки кредитора, ведь неустойка не может быть меньше, чем они. Кроме того, надо доказать, что уменьшение штрафных санкций даст должнику доступ к финансированию за счет кредитора и стимулирует к неисполнению обязательства, говорит Земнухов.

По убеждению Сбитнева, произвольно снижать неустойку несправедливо, а закон и практика должны ограничивать явные перекосы и злоупотребления: например, когда неустойка навязана кредитором как сильной стороной в договоре присоединения или в разы превышает сумму долга, полагает Сбитнев. По его словам, это должно укорениться в первую очередь в умах практикующих юристов и судей.

Сейчас же Коршунов советует «не жадничать» и согласовывать в договоре не очень высокую неустойку – например, чуть выше двукратной ставки ЦБ. «Это поможет избежать ее снижения до непредсказуемого размера», – подытоживает юрист.

pravo.ru

Смотрите еще:

  • Постановление о назначении судебной медицинской экспертизы бланк Постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы (образец заполнения) Постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы 28 сентября 201* года Нотариус города Энска Петросян А.А. (лицензия зарегистрирована в Государственном реестре N 16 (N 01132) и выдана Управлением […]
  • Ст 103 уголовного кодекса Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания СТ 104 УК РФ. 1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 настоящего Кодекса, принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбывания лишения свободы, а в отношении […]
  • Пособия холодовой Пособия холодовой Продолжительность занятий зависит от возраста ребенка: От 1 года до 1 года 7 месяцев – 30 минут От 1 года 8 месяцев до 5 лет - 55 минут От 6 до 7 лет – 90 минут Полный курс для детей от 1 года рассчитан на 6 лет. Родители принимают решение, в каком возрасте привести […]
  • Порядок получения гражданства в рк Получение гражданства Казахстана гражданином России За 24 года независимости Казахстан принял в гражданство более 1 млн. человек из разных уголков мира. Около 90% из них составляют оралманы. Однако не только для репатриантов Казахстан становится новым домом, но и для трудовых мигрантов, […]
  • Экспертиза телефона красноярск Федеральное бюджетное учреждение «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Красноярском крае» Юридический адрес: 660064, КРАЙ КРАСНОЯРСКИЙ, ГОРОД КРАСНОЯРСК, УЛИЦА АКАДЕМИКА ВАВИЛОВА, ДОМ 1А 660064, г. Красноярск, ул. Академика Вавилова, д. 1-а Наши […]
  • Сайт органов опеки и попечительства челябинск Главная страница На Южном Урале стартует конкурс журналистских работ «В фокусе – детство» Открыто реабилитационное отделение для детей с ограниченными возможностями здоровья 17 мая 2018 года состоялось заседание Клуба замещающих родителей Зарегистрироваться и подтвердить […]