Сочинение к картине спор

Сочинение к картине спор

  • Страница 1 из 1
  • 1
  • Сочинение-репортаж по картине А.В. Сайкиной Детская спортивная школа

    Скачать бесплатно несколько вариантов сочинения

    Несколько вариантов сочинений

    Картина «Детская спортивная школа» написана в 1979 г. В этой работе изображены занятия детей в спортивном классе. Главная фигура картины — де­вочка в красном спортивном купальнике. Она стоит почти в центре полотна, слегка расставив ноги и по­ложив руки на талию. Лицо девочки разгоряченное, щеки красные — видимо, юная спортсменка устро­ила себе передышку между тренировками. В фигуре ее ощущается гибкость и решимость. Видно, что де­вочка достаточно длительное время занимается в спортивной школе, она умеет владеть своим телом. Восхищает осанка юной спортсменки: героиня стоит выпрямившись и гордо вскинув голову. В выраже­нии лица девочки угадывается решимость. Она стре­мится к победе, вероятно, в каких-то важных соре­внованиях и готова приложить все свои силы для достижения цели.

    На лице девочки — победная улыб­ка. Возможно, она достигла заметного прогресса в своих занятиях и теперь радуется этому. Хочется думать, что у главной героини картины получилось особенно сложное упражнение, над которым она би­лась долгое время. И теперь вся поза девочки говорит о победе и готовности снова и снова работать над со­бой, над своими движениями. Стоит обратить внимание на остальных персона­жей картины. По левой стороне на лавочке сидят юные спортсменки. Они тоже разгорячены заняти­ями и, вероятно, отдыхают и наблюдают за остальны­ми. Девочка в белом спортивном купальнике, с сини­ми бантами в волосах сидит прямо, в напряженной позе и, очевидно, слушает что-то, что ей рассказывает соседка.

    Вероятнее всего, девочка в черном купальни­ке, с красными бантами в волосах комментирует за­нятия остальных спортсменок. Взгляд ее устремлен на группу занимающихся с кольцами. В позе ее ощу­щается интерес и увлеченность. Поза девочки в желтой кофточке более расслаб­ленная, героиня почти откинулась к стене, слегка опираясь на кисть руки. Справа на картине зрители могут увидеть девочку в черном купальнике, которая поправляет чешку. В позе спортсменки чувствуется легкая неуверен­ность. Эта девочка младше остальных и, наверное, не слишком давно посещает спортивную школу. На заднем плане картины можно увидеть груп­пу девочек с кольцами, которые внимательно на­блюдают за движениями тренера, дамы в синем спортивном костюме, и повторяют за ней. Сзади видна шведская стенка, между перекладинами ко­торой — разноцветные мячи. Видно, что спортив­ная школа готовит гимнасток для большого спор­та. И девочки стремятся к победе, они хотят выступать на соревнованиях и получать награды. У всех героинь картины на лицах выражен инте­рес. Им нравится заниматься спортом, доставляют удовольствие гимнастические упражнения.

    Картина решена в теплых желтоватых тонах. Пространство полотна ярко освещено. Возможно, причиной тому — солнечный свет, проникающий в окна. Пол тепло-желтого оттенка блестит, и на нем можно увидеть отражения спортсменок. Лег­ким контрастом, «освещающим» картину, кажутся белые батареи и оконные проемы на заднем плане картины, справа. Благодаря им гимнастический зал кажется еще более светлым и радостным. Атмосфера картины пронизана азартом, стремле­нием к победе и радостью от занятий. С удивительным мастерством художница изобразила юных гимнасток. Фигуры в картине Сайкиной показаны в динамике — художница сумела поймать тот неуловимый миг, ког­да движение еще не произошло, но уже ощущается. И это подчеркивается в фигурах и лицах героинь кар­тины. Картина производит радостное впечатление. От нее исходит энергия спорта, работы над собой, со­вершенствования тела и духа. А это, как известно, необходимо.

    Как гласит древняя мудрость, «в здоро­вом теле — здоровый дух». И героини картины Сайки­ной полностью разделяют эту точку зрения. Девочкам интересно заниматься в спортивной школе, и они гото­вы работать над собой, добиваясь особенной красоты и отточенности движений.

    relasko.ru

    Мусоргский

    Жизнь и творчество русского композитора

    Опера «Хованщина»

    Опера (народная музыкальная драма) в пяти действиях; либретто композитора.

    Время действия: 1682 год.

    Место действия: Москва и ее окрестности.

    Первое исполнение: Санкт-Петербург, 9 (21) февраля 1886 года.

    Князь Иван Хованский (бас), князь Андрей Хованский (тенор), князь Василий Голицын (тенор), боярин Шакловитый (баритон), Досифей (бас), Марфа (меццо-сопрано), подъячий (тенор), Эмма (сопрано), Варсонофьев (бас), кузька (баритон), первый, второй и третий стрельцы (два баса и тенор), Стрешнев (тенор), Сусанна (сопрано), стрельцы, раскольники, сенные девушки и персидские рабыни князя Ивана Хованского, петровские «потешные», народ, беглые московские люди, сторонники Хованских.

    Москва. Красная площадь. Каменный столб и на нем медные доски с надписями. Справа будка подъячего. Оркестровое вступление — «Рассвет на Москве-реке» — рисует картину пробуждения древней Москвы: слышится колокольный звон к заутрене, зов стрелецкой трубы (за сценой). Медленно поднимается занавес. На сцене главы церквей освещаются восходящим солнцем. Постепенно солнцем освещается и вся сцена. Нескончаемым потоком течет народная по своему складу мелодия. Эта симфоническая картина — один из шедевров русской музыки. Она часто включается в программы симфонических концертов как самостоятельное произведение.

    В стенах Кремля начинается жизнь. Просыпаются стрельцы — сначала Кузька, потом другие. Входит Подъячий, он направляется к своей будке и садится в ней. Появляется боярин Шакловитый. Он ставленник царевны Софьи. У него «заказец важный есть» для писаря. Тот догадывается: настрочить доносец, — и предвкушает заработать на этом дельце. Шакловитый предупреждает о той каре, которая ждет Подъячего, если он проговорится. Тот мгновение колеблется, но в конце концов, потирая руки в предвкушении платы, соглашается. Шакловитый диктует анонимный донос Петру на Хованских: начальник стрельцов Иван Хованский задумал посадить на престол своего сына Андрея и с этой целью разжигает мятеж. Подъячий в страхе от того, что ему приходится писать это. Он смертельно боится, что «князь (Хованский. — А.М.) всё узнает, князь не простит мне. » За сценой слышится хор приближающихся стрельцов (“Гой вы, люди ратные, вы, стрельцы удалые, гой, гуляйте, вы гуляйте весело”). Стрельцы проходят и удаляются. Шакловитый продолжает диктовать свой донос. Наконец дело сделано. Доносчик уходит. Сцену заполняет пришлый люд. Подъячий тем временем прячет кошель; он ощупью, под стойкой, считает деньги, поглядывая не без страха на пришлых людей. У тех недоумение вызывает появившийся за ночь на площади столб. На нем надписи, но они не могут по своей безграмотности их прочесть. Они обращаются к Подъячему, чтобы он прочитал. Он грубо отказывает им. Тогда они поднимают будку, в которой он отсиживается, и несут ее к столбу. Подъячий в страхе зовет на помощь и обещает прочитать надпись. оказывается, это памятный столб, который стрельцы поставили в знак своей недавней победы: на нем имена тех неугодных им бояр, которых они казнили.

    Тем временем слышатся звуки труб. Так стрельцы приветствую своего предводителя — князя Ивана Хованского. Входит князь Иван Хованский. «Поступь плавная, держится высокомерно; за ним стрелецкие полковники и гости московские» — так поясняет мизансцену композитор. Князь обращается к толпе: “Дети, дети мои! Москва и Русь (спаси Бог!) в погроме великом. ” Стрельцы славят Большого, как они величают Хованского.

    Из глубины сцены появляется князь Андрей Хованский и Эмма, девушка из Немецкой слободы. Андрей пытается обнять Эмму, но та сопротивляется. Эмма обвиняет его в том, что он убил ее отца, изгнал жениха и не сжалился даже над ее матерью. На защиту Эммы встает Марфа, раскольница, недавняя возлюбленная Андрея (“Так, так, княже! Остался ты верен мне!”). Андрей негодует и бросается на Марфу с ножом, но та тоже выхватывает из-под рясы нож и отражает его удар. За сценой хор (народ) поет славословие князю Хованскому-старшему (“Слава лебедю! Большому слава!”). Входит князь Иван Хованский. Он изумлен, видя Андрея, Марфу, а еще Эмму, которая ему самому приглянулась. И теперь отец и сын сходятся как соперники: отец приказывает стрельцам схватить Эмму, сын — встает на ее защиту. Отец гневно приказывает взять Эмму и отвести в свои палаты. Тогда Андрей заносит нож на Эмму: “Так мертвою имайте!” — кричит он. В этот момент входит Досифей, он останавливает руку Андрея. Эмма опускается на колени перед Досифеем, своим спасителем. Досифей приказывает Марфе отвести Эмму в ее дом. Когда они уходят, Досифей обращается к Хованским: “Приспело время”. Этот его скорбный монолог рисует облик сурового и гордого старца. Возглас Ивана Хованского: “Стрельцы. Живо! В Кремль!” — призывает стрельцов на защиту Москвы и веры православной. Досифей в мистическом порыве возносит молитву Господу.

    Кабинет князя Василия Голицына, канцлера и фаворита царевны Софьи. Обстановка, как поясняет композитор, в смешанном вкусе: московско-европейская. Поздний вечер. На письменном столе князя зажжены канделябры. Перед зрителем садик и красивая решетка на каменных столбах. Вечерняя заря. Князь читает любовное письмо от царевны Софьи. Его мучает тревога, одолевает страх перед будущим.

    Входит дворянин Варсонофьев, клеврет князя Голицына. Он сообщает князю, что к нему настойчиво просится «лютерский священник». Князь велит пригласить пастора. Пастор обращается к Голицыну с просьбой заступиться за Эмму. Князь отказывается: «Не могу входить я в дело частное Хованских». Тогда пастор переходит к другой теме: дозволить в Немецкой слободе возвести церковь («еще одну, только одну»). Эта просьба выводит князя из равновесия: «Рехнулись, что ли, вы, иль смелости набрались; Россию хотите кирками застроить. » Пастор уходит ни с чем.

    Снова входит Варсонофьев. На сей раз он сообщает о приходе “колдовки”. Это под видом гадалки пришла Марфа. Клеврет готовит все необходимое для гадания. Начинается центральная сцена этого действия — сцена гадания. Звучит знаменитая ария Марфы “Силы потайные”. Она предсказывает князю, что его ждет опала. Суеверный князь Голицын в смятении. Опасаясь, что гадалка проболтается о том, что нагадала ему, он велит слуге утопить Марфу, но Марфа все слышит и вовремя скрывается.

    Внезапно появляется князь Иван Хованский (“А мы без докладу, князь, вот так!”). Между Голицыным и Хованским завязывается спор о правах и достоинстве своих и бояр (“Мы теперь местов лишились, — бросает гневный упрек Голицыну Иван Хованский. — Ты же сам нас уладил, князь, с холопьем поровнял”). В разгар их перебранки является Досифей; он становится между ними; князья стоят неподвижно, отвернувшись друг от друга. Досифей прерывает их спор (терцет “Князья, смири ваш гнев”). Он уговаривает князей помириться. В глубине сцены торжественно проходят чернорясцы (раскольники) с книгами на головах (такова ремарка композитора), их сопровождает толпа народа. На них указывает Досифей как на деятельную силу (“Вы, бояре, только на словах горазды, а вот кто делает”). Раскольники поют: “Посрамихом, посрамихом”. Их хор звучит словно фанатический гимн. Голицын гневно восклицает: “Раскол!” Хованский же — отважно: “Любо! Нами да стариной паки Русь возвеселится!”

    Неожиданно вбегает Марфа и, едва переводя дыхание, бросается к князю Голицыну с мольбой миловать ее. К ней со словами утешения обращается Досифей. Она узнает его и тогда рассказывает, как слуга Голицына пытался задушить ее (по приказу князя), и как она едва сумела вырваться — благо петровцы подоспели. Упоминание о войске Петра и о том, что оно, оказывается, уже совсем близко, повергает князей в шок. Входит Шакловитый. Обращаясь к князьям, он говорит, что царевна (Софья) велела сообщить им, что их заговор раскрыт: в Измайловском селе донос прибит, что Хованские на царство покусились. На вопрос Досифея, что сказал царь Петр, Шакловитый ответил: “Обозвал “хованщиной” и велел сыскать”. За сценой слышны голоса петровцев.

    Замоскворечье. Стрелецкая слобода, против Белгорода, за кремлевской стеной на Москве-реке. Вдали, перед зрителем, крепкая деревянная стена, сложенная из громадных брусьев. За рекой видна часть Белгорода. Время к полудню.

    Действие начинается хором раскольников — как и во втором действии (они поют тот же свой фанатичный гимн). Их пение слышится сначала издалека (за сценой), затем они появляются на сцене, проходят по направлению к воротам и снова удаляются за сцену. Это шествие, как и в первый раз, являет собой демонстрацию духовной силы старообрядцев.

    Сцена пустеет; из толпы незаметно выделяется Марфа. Она садится на завалинку у дома, занятого Хованским. Марфа предается воспоминаниям о своей несчастной любви; она тяжело переживает измену Андрея Хованского (звучит ее прекрасная лирическая песня “Исходила младешенька”). Из дома, где теперь живет Хованский, выходит Досифей. Марфа встает ему навстречу и склоняется перед ним. Досифей утешает ее (дуэт “Ах ты, моя касатка, потерпи маленько”). В мистическом настроении Марфа “видит”, как горят на костре раскольники. Досифей вразумляет ее: “Гореть. Страшное дело. Не время, не время, голубка”. Он уводит ее, утешая при этом.

    С противоположной стороны сцены появляется Шакловитый. Он оплакивает участь Руси (“Спит стрелецкое гнездо”). Проснувшиеся пьяные стрельцы предаются буйному бесшабашному веселью. На сцену вбегают стрелецкие жены и набрасываются на мужей (“Ах окаянные пропойцы, ах колобродники отпетые!”).

    За сценой слышится крик перепуганного Подьячего; он как бы зовет на помощь. Вот он появляется, запыхавшийся. “Беда, беда. — кричит он. — Рейтеры (наемные петровские всадники. —А.М.) близко; к вам мчатся, все рушат!” Стрельцы ошеломлены. Они зовут Хованского (хор “Батя, батя, выйди к нам!”). Князь Иван Хованский показывается под навесом терема. Стрельцы просят его вести их в бой против рейтеров и солдат петровских полков. Но Хованский заявляет им: “Страшен царь Петр! Идите в домы ваши, спокойно ждите судьбы решенье!” Сам же уходит.

    Картина 1. Богато обставленная трапезная палата в хоромах князя Ивана Хованского в его имении. Князь Хованский за обеденным столом. Крестьянки за рукоделием. Девушки развлекают его песнями — протяжной хороводной (“Возле речки, на лужочке”), бойкой плясовой (“Гайдучок”) и величальной (“Плывет, плывет лебедушка”). Но третья песня будет последней в этой картине, а прежде. Входит клеврет князя Голицына. Он предупреждает князя, что ему грозит опасность. Князь разгневан и удивлен: кто может грозить ему в его имении? Он требует, чтобы ему подали меду, и приказывает девушкам-персидкам плясать для него (исполняется балетный номер в восточном стиле).

    Входит Шакловитый. Он говорит Хованскому, что его призывает на тайный совет Софья. Князь сначала упирается — он обижен на царевну: “Теперь небось другие ей советники послужат”, — говорит он, имея в виду, конечно князя Голицына. Но в конце концов приказывает подать ему одежды. Крестьянки снова величают его. И когда князь выходит из палаты, наемник Шакловитого убивает его в дверях. Он падает мертвым со страшным криком; крестьянки с визгом разбегаются. Шакловитый хохочет.

    Картина 2. Москва. Площадь перед собором Василия Блаженного. Пришлый люд московский толпится, рассматривая наружный вид собора. Входят рейтеры, вооруженные мечами и копьями; они выстраиваются рядами, спиною к собору и оттесняя толпу к другой стороне. Показываются рейтеры на конях, за ними, как пишет Мусоргский, колымага, сопровождаемая также рейтерами. Из слов Досифея становится ясно, что это везут в ссылку князя Голицына. Входит Марфа. Она сообщает Досифею, что рейтерам велено окружить раскольников в их святом скиту и без пощады убить. Досифей приказывает Марфе взять князя Андрея Хованского; старец наказывает Марфе любить князя, как она любила. Марфа готова “приять от Господа в огне и пламени венец славы вечные!”

    Входит Андрей Хованский; он очень взволнован. Он в гневе на Марфу и теперь ищет Эмму. Марфа говорит ему, что рейтеры увезли ее далеко и что скоро она на родине обнимет своего жениха (которого он — Андрей — изгнал). Андрей негодует; он угрожает Марфе собрать стрельцов и казнить ее, изменницу, как он ее называет. Эти угрозы свидетельствуют о том, что Андрей не знает, что случилось, и Марфа рассказывает ему об убийстве его отца и что его самого по всей Москве ищут. Андрей не верит ей и трубит в рог, созывая стрельцов.

    За сценой раздается звон большого соборного колокола. Выходят стрельцы; они сами несут орудия своей казни — плахи и секиры. За ними следуют их жены. Андрей видит это. Теперь у него открылись глаза на все, что случилось. “Спаси меня”, — молит он Марфу, и она поспешно его уводит. Идет подготовка к казни стрельцов. Они опускаются перед плахами на колени. В этот момент за сценой слышны грубы “потешных” (петровских) полков. Хор стрельцов и их жен молит о казни их гонителей и о своем спасении. На сцену входят петровские трубачи, за ним Стрешнев в качестве герольда. И в тот момент, когда у стрельцов уже не остается никакой надежды, он объявляет им, что “цари и государи Иван и Петр вам милость шлют: идите в домы ваши и Господа молите за их государское здоровье”. Стрельцы молча встают. К Кремлю направляется Преображенский полк Петра.

    Сосновый бор. Скит. Лунная ночь. Оркестровое вступление изображает, по словам композитора, “шум леса в лунную ночь, то усиливающийся, то утихающий, как прибой волн” (из письма Мусоргского к В.В.Стасову от 6 августа 1873 года). Входит задумчивый Досифей; его движения медленны. Он скорбит, сознавая обреченность раскольников и свою ответственность за их судьбу. И вот он призывает сгореть всем на костре за веру свою, только не сдаться врагам. Черноризцы и черноризки выходят из скита и идут к бору; они поют: “Враг человеков, князь мира сего восста!” Приходит Марфа, затем князь Андрей Хованский. После того как Марфа его спасла от петровцев, они помирились. Но сейчас смерть их неизбежна, и Марфа просит Андрея готовиться к ней. Звучат трубы. Андрей стонет — ему тяжко. Марфа решительна — ее не страшит сожжение. Раскольники, преисполненные веры, экстатично поют: “Господи славы, гряди во славу Твою”. Марфа свечою зажигает костер. И когда, пробившись сквозь лесную чащу, на поляну врываются гвардейцы Петра, они видят раскольничьи скиты, объятые пламенем. В костре сгорает и Андрей, которого увлекла с собой в огонь Марфа. В огне умирает со своей паствой и Досифей. Выходят пришлые люди. Они смотрят на костер и скорбят о Руси: “Ох ты, родная матушка Русь. Кто же теперь тебя, родимую утешит, успокоит. ”

    Что-то роковое тяготело над Модестом Мусоргским, быть может, самым гениальным русским композитором: ни одна его опера не была им закончена. «Саламбо» так и осталась незавершенной, «Женитьба» была досочинена и оркестрована М. М. Ипполитовым-Ивановым, «Борис Годунов» претерпел две авторские редакции и, тем не менее, должен был быть доработан Н. А. Римским-Корсаковым, а в наше время Д. Д. Шостаковичем; «Сорочинская ярмарка» закончена Ц. А. Кюи. Исключительная по своим художественным достоинствам «Хованщина» — не исключение в этом списке незавершенных творений: ее тоже закончил по авторским материалам (дописал последнее действие и оркестровал оперу) бесконечно заботливый и благородный Н. А. Римский-Корсаков.

    «Хованщина» — выдающееся творение не только музыкальное, но и литературное. Либретто этой оперы, в отличие от других опер Мусоргского, не имеет литературного первоисточника и целиком написано самим композитором, причем сделано это в литературном отношении не менее талантливо, чем музыка оперы. Мусоргский заинтересовался периодом стрелецкого восстания и церковного раскола еще в 1870 году, то есть когда работал над «Борисом Годуновым». Написать оперу об этой эпохе в русской истории композитору посоветовал В. В. Стасов, которому Мусоргский и посвятил оперу. Их переписка — бесценный источник сведений о ходе работы над этим шедевром. Композитор делился со Стасовым мельчайшими деталями сюжета, когда разрабатывал его. Вот лишь один пример их переписки: «Вступление к «Хованщине» почти готово, рассвет на восходе солнца красив, довел до того пункта, где донос диктуется, т.е. с маленькою сценкою Шакловитого. Выработка идет изрядная, шесть раз отмеришь и один раз отрежешь: нельзя иначе, таково что-то внутри сидящее подталкивает на строгость. Подчас рванешься, ан нет, стой: внутренний повар говорит, что суп кипит, но на стол подавать рано — жидок будет, может, придется еще какой корешок или соли подкинуть; ну, повар лучше меня свое дело знает: жду. Зато уж попади только суп на стол — зубы съем» (из письма Мусоргского от 2 августа 1873 года).

    На сценическую судьбу оперы всегда оказывали сильное влияние идеологические соображения. опера была отклонена дирекцией императорских театров, когда Н. А. Римский-Корсаков, завершив ее, впервые предложил к постановке в 1883 году. Показателен инцидент с нею, о котором рассказывается в мемуарах Марка Рейзена, выдающегося исполнителя партии Досифея. В 1928 году певец гастролировал в Свердловске (ныне Екатеринбург) и должен был петь Досифея в нескольких спектаклях. «Накануне третьего спектакля, все билеты на который были проданы, мне вдруг сообщили, — вспоминает певец, — что «Хованщину» отменили и спектакль будет заменен другим. В дирекции театра мне сообщили, что среди городских и окрестных жителей, оказывается, много староверов. И вот, спектакль, в котором воссоздается одна из страниц истории раскола и одна из центральных фигур которого глава раскольников, для них был источником не только музыкальных эмоций. Слух о «Хованщине» быстро распространился, и на следующий день толпы бородачей потянулись к кассе театра. Дирекция очутилась перед ситуацией, когда едва ли не весь зал оказался закуплен верующими. Вопрос об антирелигиозной пропаганде стоял в те годы остро, в тех глухих местах — в особенности, а тут — какая уж «анти». Почли за благо «Хованщину» на некоторое время из репертуара исключить». Да и в наше время каждая постановка «Хованщины» в России превращается в акт не только художественный, но и в определенной мере политический.

    Мусоргский не завершил свою последнюю оперу. Остался недописанным финал, не сделана инструментовка. Работу закончил Римский-Корсаков.

    Путь сочинения на сцену был сложным по цензурным соображениям. Церковь запрещала изображение на сцене религиозных распрей. После ряда спектаклей на частных и провинциальных сценах с весьма посредственным исполнением состоялась историческая премьера в Московской частной опере Мамонтова (1897, Шаляпин в партии Досифея), сыгравшая большую роль в сценической истории сочинения.

    В 1911 году «Хованщина» впервые была поставлена на императорской сцене в Петербурге (дирижер Коутс, режиссер Шаляпин, среди солистов Шаляпин, Ершов, Збруева и др.). В 1913 состоялась парижская премьера оперы силами дягилевской антрепризы в редакции Стравинского и Равеля (дирижер Купер, режиссер Санин).

    Сочинение пользуется огромной популярностью во всем мире. Новую редакцию осуществил в 1959 году Шостакович. Среди постановок последних лет спектакли Ковент Гардена (1963), Ла Скала (1967), Венской оперы (1989, дирижер Аббадо), Гамбургской оперы (1994, режиссер Купфер) и другие. В 1995 году была осуществлена новая постановка в Большом театре (дирижер Ростропович, режиссер Покровский).

    ЗАПИСЬ ОПЕРЫ В MP3

    Князь Иван Хованский, начальник стрельцов……А. Кривченя (бас)
    Князь Андрей Хованский, его сын…………………В. Пьявко (тенор)
    Князь Василий Голицын……………………………А. Масленников (тенор)
    Шакловитый, боярин………………………………В. Нечипайло (баритон)
    Досифей, глава раскольников………………………А. Огнивцев (бас)
    Марфа, раскольница…………………………………И. Архипова (меццо-сопрано)
    Эмма, девушка из Немецкой слободы……………Т. Сорокина (сопрано)
    Подъячий……………………………………………………Г. Ефимов (тенор)
    Варсонофьев, приближённый Голицына…………Ю. Королёв (бас)
    Сусанна, старая раскольница………………………Т. Тугаринова (сопрано)
    Кузька, стрелец………………………………………Ю. Григорьев (баритон)
    Стрешнев, как герольд Петра………………………А. Федосеев

    Хор и оркестр Государственного академического Большого театра. Хормейстер Александр Хазанов. Дирижёр Борис Хайкин.
    Запись 1949 года.

    Bitrate: 192 kbps | Общее время звучания: 2.40.09 | Размер: 209 МБ | Формат: mp3

    CD — Le Chant du Monde. Дирижер Хайкин, Иван Хованский (Кривченя), Андрей Хованский (Пьявко), Голицын (Масленников), Досифей (Огнивцев), Марфа (Архипова).

    Philips. Дирижер Гергиев, Иван Хованский (Минжилкиев), Андрей Хованский (Галузин), Голицын (Стеблянко), Досифей (Охотников), Марфа (Бородина).

    LD. Дирижер Аббадо, Иван Хованский (Гяуров), Андрей Хованский (Атлантов), Голицын (Марусин), Досифей (Бурчуладзе), Марфа (Шемчук).

    Иллюстрации:
    В. Суриков «Утро стрелецкой казни» 1881 г.
    К. Коровин «Сенные девушки князя Хованского». Эскиз костюмов для оперы Мусоргского «Хованщина»
    Фёдор Шаляпин в роли Досифея (1912)

    www.mussorgsky.ru

    Балет на музыку Александра Глазунова в трех актах, четырех картинах. Либретто Л. Пашковой. Балетмейстер М. Петипа, художники О. Аллегри, П. Ламбин, К. Иванов, дирижер Р. Дриго.

    Премьера состоялась 7 (19) января 1898 года в Мариинском театре.

    Действующие лица:

    • Раймонда, графиня де Дорис
    • Графиня Сибилла, тетка Раймонды
    • Призрак Белой дамы, покровительницы дома Дорис
    • Рыцарь Жан де Бриен, жених Раймонды
    • Король Андрей II Венгерский
    • Абдерахман, сарацинский (арабский) шейх
    • Бернар де Вантадур, провансальский трубадур
    • Беранже, аквитанский трубадур
    • Сенешаль, управляющий замком Дорис
    • Две подруги Раймонды
    • Венгерские рыцари, сарацинские рыцари, дамы, пажи, вассалы, рыцари, трубадуры, герольды, мавры, провансальцы, королевские солдаты и слуги.

    Действие происходит в Провансе в Средние века.

    История создания

    Весной 1896 года директор Петербургских императорских театров И. Всеволожский заказал Глазунову музыку к балету «Раймонда». Срок, отпущенный на эту работу, был крайне мал: балет уже стоял в репертуаре сезона 18978/98 года. Несмотря на то, что Глазунов в это время был погружен в замысел Шестой симфонии, он согласился. «Приемлемые заказы на произведения не только не связывали меня, но, наоборот, воодушевляли», — писал он. Танцевальная музыка также не была для него чем-то новым: к тому времени им были уже написаны мазурка и два концертных вальса для симфонического оркестра, получившие широкую известность.

    Сценарный план принадлежал Мариусу Петипа (1818—1910), ведущему русскому балетмейстеру 2-й половины XIX века, французу по происхождению, с 1847 года работавшему на петербургской сцене и поставившему более 60 балетов, многие из которых вошли в золотой фонд хореографического искусства. Либретто «Раймонды» взялась писать Л. Пашкова (1850—?; после 1917 года ее след затерялся), русско-французская писательница, издававшая романы на французском языке, регулярно сотрудничавшая с парижской газетой «Фигаро» и благодаря обширным связям получавшая заказы на балетные сценарии от дирекции императорских театров. Правда, по свидетельству современников, она одинаково неважно владела как русским, так и французским языком, и ее литературные опусы оставляли желать лучшего.

    Либретто «Раймонды» было основано на средневековой рыцарской легенде, но содержало в себе массу несуразностей. В частности, венгерский король Андрей, наголову разбитый сарацинами, здесь оказывался их победителем, а местом действия стал Прованс. Глазунов, продолжая сочинение симфонии и еще не получив сценария, начал обдумывать первые номера «Раймонды». Работал он с большим увлечением. Весной 1896 года был написан эскиз симфонии, летом набросана ее партитура. Балет же созревал исподволь. По ходу сочинения в либретто пришлось внести значительные изменения, чтобы связать концы с концами. Из дачного местечка Озерки под Петербургом Глазунов писал: «Десять номеров от начала балета я уже придумал и запишу за границею. » Из Ахена, куда он вскоре выехал, сообщал, что симфония окончена и вовсю идет работа над «Раймондой». Сочинение ее продолжалось и на курорте Висбаден, куда композитор поехал из Ахена. Там были написаны два первых акта «Раймонды». По возвращении в Петербург Глазунов закончил симфонию, передал партитуру для исполнения и приступил к завершению балета.

    Одновременность сочинения двух таких разных произведений наложила на них свой отпечаток: сценические образы «Раймонды» явно повлияли на образный строй симфонии, а балет оказался пронизан приемами симфонического развития. Глазунов, как в свое время Чайковский, пользовался советами Петипа, что впоследствии дало право балетмейстеру написать: «Талантливые композиторы находили во мне и достойного сотрудника и далекого от зависти искреннего поклонника». Глазунов же писал о том, что испытывал к Петипа почтение и благодарность за помощь. Ему приходилось строго соблюдать условия, предъявляемые Петипа к музыке, однако это не стесняло творческого вдохновения. «. В этих железных оковах разве не скрывалась лучшая школа для развития и воспитания чувства формы? Разве не нужно учиться свободе в оковах?» — задавал риторический вопрос композитор.

    «Принципы такого содружества закреплялись как эстетическая норма, открывая новые перспективы перед хореографией, — пишет известный историк балетного театра В. Красовская. — Ведущая роль музыкальной драматургии в балетном спектакле становилась совместным делом композитора и хореографа, они объединялись на путях симфонизации танцевального действия».

    Партитура «Раймонды» была закончена в 1897 году и тотчас передана Петипа. Для старого хореографа, чье творчество составило целую эпоху в истории русской балетной сцены, «Раймонда», по словам той же В. Красовской, «явилась лебединой песней. В этом балете последний раз пышно расцвела эстетика спектаклей XIX века, утверждая, но и исчерпывая свои законы». В хореографии с неистощимой фантазией воплотилось все богатство русского балетного стиля XIX века. С наибольшей полнотой отражены в ней слова критика о Петипа: «Хореографические партитуры его спектаклей включали все существующие и очень редкие формы классических танцев. Их комбинации и сочетания были всегда новы, оригинальны, образны. составные части его балетного спектакля поражали ясностью и четкостью формы, красотой, изяществом. кордебалет он умел показать и расположить каждый раз в новом ракурсе, запечатлеть в оригинальных рисунках».

    Премьера состоялась 7 (19) января 1898 года на сцене петербургского Мариинского театра. Спектакль стал новым триумфом знаменитого композитора. Глазунову преподнесли лавровый венок, был прочитан торжественный адрес от артистов балета. Через два года в Москве «Раймонду» поставил А. Горский, сохранив хореографию Петипа. В 1908 году он сделал новую редакцию балета. На протяжении XX века появились постановки «Раймонды», осуществленные другими балетмейстерами, которые, однако, опирались на первоначальный замысел Петипа.

    Праздник в замке графини де Дорис в день именин Раймонды. Трубадуры Бернар де Вантадур и Беранже фехтуют с юными пажами, гости играют на виолах и лютнях, кто-то танцует. Вошедшая со своей свитой графиня Сибилла упрекает молодежь в лености. Однако девушки и юноши вновь пускаются танцевать. Сибилла грозит молодым людям гневом Белой дамы, покровительницы семейства Дорис. Ее статуя стоит в нише на пьедестале. Белая дама не терпит безделья и строго взыскивает за непослушание. Она появляется, когда над домом Дорис нависает опасность. Но девушки не верят старинным сказкам и смеются над словами графини. Раздаются звуки рожка, Сенешаль сообщает о приезде гонца от жениха Раймонды Жана де Бриена: завтра он будет в замке. Вассалы и крестьяне приходят поздравить молодую госпожу с именинами. Сенешаль приглашает дам и кавалеров на танец. После его окончания Раймонда садится за арфу. Отшумел праздник, разошлись гости. Уставшая Раймонда погружается в сон на террасе, освещенной луной. Появляется Призрак Белой дамы и велит Раймонде следовать за ней. Раймонда подчиняется.

    Терраса, выходящая в сад при замке Дорис. Сюда, влекомая Белой дамой, приходит Раймонда. Сад заволакивает туман, а когда он рассеивается, Раймонда видит своего жениха. Она бросается к нему. Но перед девушкой оказывается шейх Абдерахман. Он объясняется ей в любви, Раймонда негодует. Абдерахман исчезает, но девушку окружают призраки и она теряет сознание. Наступает рассвет. Призраки рассеиваются. Появившиеся дамы и пажи спешат помочь Раймонде.

    Празднество наутро продолжается во внутреннем дворе замка. Съезжаются рыцари и трубадуры. Раймонда с нетерпением ожидает де Бриена, но вместо него является Абдерахман с большой свитой. Девушка требует удалить незваного гостя, однако графиня Сибилла не может нарушить правил гостеприимства. Абдерахман предлагает Раймонде руку и сердце. Своей свите он приказывает развлечь девушку и гостей. В разгар веселья Абдерахман пытается похитить Раймонду, но внезапно появляются де Бриен и венгерский король Андрей, под знаменем которого рыцарь храбро сражался. Де Бриен успевает освободить Раймонду, а король приказывает разрешить спор поединком. На замковой башне возникает Призрак Белой дамы и своим сиянием ослепляет сарацина. Де Бриен смертельно ранит его. Король соединяет руки влюбленных.

    В замковом саду шумит свадебный пир. В честь присутствующего на нем короля Андрея разворачивается красочное и пышное празднество.

    Музыка «Раймонды» принадлежит к числу выдающихся достижений русского музыкального искусства. Красота, яркая образность и мелодическая щедрость сочетаются в ней с действенностью, драматическим противопоставлением «европейских» и «восточных» интонаций; танцевальные эпизоды объединяются в стройные сюиты, а в симфонической партитуре широко используется система лейтмотивов.

    В I акте выделяется Большой вальс, удивительно пластичный, с выразительными мелодиями. Любовный дуэт II акта — Большое адажио с солирующей скрипкой, полное чувства и прекрасных мелодий. Испанский танец отличается экспрессией, увлекательной запоминающейся мелодией, зажигательным ритмом. Симфонический антракт перед последним актом сам композитор определил как «Торжество любви». В нем звучат многие темы Раймонды и де Бриена, возникает новая прекрасная мелодия. Центр акта представляет собой красочный дивертисмент. В Венгерском шествии слышны народные интонации (вербункош), они же проявляются и в следующих номерах — Большом венгерском танце, Чардаше, Танце детей, Классическом венгерском танце, и даже в Вариациях.

    Автор сценария Лидия Пашкова утверждала, что «сюжет заимствован из рыцарской легенды». Писательница и журналистка, она уже имела опыт сотрудничества с балетом — ей принадлежал сценарий «Золушки» (1893, балетмейстер Мариус Петипа). Считается, что в «доводке» сценария «Раймонды» принимали участие и будущий хореограф и директор Императорских театров Иван Всеволожский. Петипа написал для Глазунова подробный план-заказ балета, подобный тому, как он делал это для Чайковского. Так что, ответственность за сценарную драматургию «Раймонды» соавторам следует нести коллективно. А ее обвиняют в неэмоциональности, растянутости действия, даже скучности. Видимо, по замыслу восьмидесятилетнего Петипа именно его хореография, а не крутые повороты сюжета и пестрота массовых сцен, должна составлять главную ценность нового балета.

    Для Александра Глазунова «Раймонда» — первый опыт в балете. Уже здесь композитор предстал достойным продолжателем дела Чайковского, подлинного реформатора отечественной балетной музыки. Петипа требовал от Глазунова большей театральной рельефности и лаконизма, что в целом не было свойственно его музыке.

    Особенности музыкальной драматургии балета четко пояснил известный балетовед Юрий Слонимский: «Драматический конфликт „Раймонды» раскрывается не столько в прямом действии, сколько в сопоставлении танцевальных сюит и портретных зарисовок. При этом характеры не развиваются, а постепенно раскрываются с разных сторон путем конкретного сопоставления самостоятельных характеристик, относящихся к отдельным танцевальным ситуациям».

    В партитуре балета доминируют и привлекают образы всепобеждающей любви. Более всего это ощущается в трех удивительных по красоте антрактах, написанных сверх плана Петипа и служащих эмоциональной заставкой последующего действия. Эти антракты, да и вся музыка «Раймонды», едва ли ни самые известные из сочинений Глазунова, — образец его мастерства. Интонации и ритмы славянских, венгерских и восточных танцев создают необычное богатство партитуры балета, одной из вершин русской классической музыки.

    Музыкально-хореографическую логику балета определил Мариус Петипа. Конструктивным принципом спектакля стало сопоставление танцевальных сюит. В первой картине он несколько размыт: чередуются бытовой, характерный и классический танцы. Трехдольное движение провансальского танца разбивало соло героини («пиццикато») — изящная и лукавая реплика героини. Старинный бальный танец «романеска», исполнявшийся двумя парами друзей Раймонды, предшествовал ее мечтательному сольному выступлению («фантазия»). После редкой мелодической красоты музыкального антракта следует сюита второй картины («Видения»). Она уже чисто классическая (адажио Раймонды и Жана, фантастический вальс кордебалета, вариации и кода).

    Второй акт по построению «зеркален» первому. Сначала классическое па д’аксьон (адажио Раймонды, подруг и трубадуров, вариации и кода) рисует мирный портрет обитателей замка. Затем следует характерная сюита «пришельцев» (танец жонглеров, «мориска» арабских мальчиков, сарацинский, панадерос, вакханалия и кода) — страстный и тревожный мир Абдеррахмана. Будто любовное пламя, пожирающее душу шейха, материализовалось и выплеснулось на волю черно-красными языками к ногам Раймонды. В коде сюиты кажется, что порыв сарацина неудержим, а друзья и слуги Раймонды, как зачарованные, лишь наблюдают за «умыканием» хозяйки. Но подоспевшее войско рыцарей спасает положение. В поединке интересна демонстрация «семейной» помощи Белой Дамы. Кто знает, кто победил бы, если бы возникший призрак не отвлек внимание Абдеррахмана?

    Фабульное содержание закончилось, но хореографическая драматургия вступает в главную фазу — венгерский дивертисмент в честь Андрея II, патрона жениха. Сюита характерных танцев (детская «рапсодия», «палотас» и мазурка) перетекает в сюиту классическую — классическое венгерское гран па (антре, адажио, вариации и кода), образуя хореографическую структуру крупной формы с ясно выраженным национальным характером. Здесь разные лики танца не контрастируют друг с другом, а являют долгожданное согласие душевного мира героев балета.

    Успех премьеры был триумфальный, многие номера бисировали, «панадерос» повторили трижды. Заняты были лучшие силы. Итальянская прима-балерина Пьерина Леньяни, казалось, была создана для заглавной партии — немного драматизма, зато есть, где блеснуть виртуозной техникой танца. Ее кавалерами были молодой Сергей Легат (Жан де Бриен) и Павел Гердт (Абдеррахман) — великолепный классический премьер, пробующий себя на шестом десятке в характерных ролях. В классических партиях второго плана были заняты Ольга Преображенская, Николай Легат, Александр Горский, в характерных танцах — Мария Петипа, Альфред Бекефи, Феликс Кшесинский. Громаден был состав кордебалета Мариинского театра. Провансальский вальс танцевали 24 пары, в «видениях» участвовали 48 танцовщиц и 12 танцовщиков.

    Дальнейшая сценическая судьба «Раймонды» была своеобразной. Полные версии балета за пределами России были единичны и несамостоятельны. Осилить такое хореографическое изобилие оказалось под силу только петербургскому и московскому балетам.

    В 1922 году при возобновлении балета в Петрограде Федор Лопухов сочинил на музыку «пиццикато» новую вариацию Раймонды — ныне не отличимую от стиля Петипа. После возобновления Агриппиной Вагановой в 1931 году старый спектакль не удержался в репертуаре ленинградского театра, занятого активными поисками новых путей в балете.

    Одним из таких опытов стала «Раймонда» 1938 года, где сценарист Юрий Слонимский и балетмейстер Василий Вайнонен, вдохновленные историческими романами Вальтера Скотта, попытались придать спектаклю сквозное действие. Положительным героем в борьбе за любовь Раймонды стал благородный араб, а не коварный рыцарь-крестоносец Коломан. Опыт вышел малоудачным: новое содержание противоречило музыке, манера Вайнонена контрастировала с фрагментами хореографии Петипа.

    В 1948 году, к полувековому юбилею «Раймонды», Кировский балет вернулся к постановке Петипа, основательно обновив ее. Константин Сергеев упразднил Белую Даму, видения второй картины стали «сном Раймонды» с новым адажио. Мужские герои обрели красноречие: у Абдерахмана (так теперь именуют сарацина) появился монолог во втором акте, а у Жана — вариация в третьем. Новым стал и любимый зрителем «Панадерос». Эта редакция «Раймонды» существует в Петербурге уже более полувека. В 2006 году она легла в основу постановки Николая Боярчикова в Театре оперы и балета имени М. Мусоргского. Времена гонений на призраки и видения прошли, и Белая Дама «воскресла» на этой сцене.

    В Москве «Раймонда» впервые была реализована Александром Горским и Иваном Хлюстиным уже в 1900 году. После ряда ее обновлений в 1945 году появилась постановка Леонида Лавровского с использованием хореографии Петипа и Горского. В первом акте Жан на глазах зрителей прощался с невестой и уезжал. Абдерахман появлялся не в видениях, а наяву уже в конце первого акта. Были обновлены несколько танцев и сцен.

    В 1984 году, также используя фрагменты хореографии Петипа и Горского, Юрий Григорович совместно с выдающимся художником Симоном Вирсаладзе предложил свое понимание «Раймонды». Принципиальным стал «спор» двух соперников не как представителей культуры Запада и Востока, а как носителей любви идеальной (Жан де Бриен) и земной (Абдерахман). Во втором акте страстному «мачо» почти удается смутить чувственный покой Раймонды. Чтобы обрести прежнюю безмятежность жениху и невесте после поединка был подарен новый лирический дуэт на музыку знаменитого антракта.

    В заключение приведем посвященное «Раймонде» компетентное мнение Бориса Асафьева: «Основное впечатление от музыки Глазунова — ее ясность, светлая спокойная ясность. Но ясность не прозрачная, а густая непроницаемая, как глубокая синева неба над высокой снежной вершиной или как цвет воды горных альпийских лугов». «Раймонда», возможно, самый совершенный, но и самый герметичный из балетов классического наследия.

    А. Деген, И. Ступников

    Не испытывавший влечения к оперному жанру и неизменно отклонявший все получаемые им предложения о написании оперы на тот или иной сюжет Глазунов охотно сочинял музыку для балета. Три балетные партитуры — «Раймонда», «Барышня-служанка», «Времена года» и несколько хореографических сцен меньшего масштаба представляют значительную и характерную область творчества композитора, по мнению Асафьева, равноценную его симфонизму. Обратившись к сочинению балетной музыки уже в зрелом возрасте, Глазунов использовал в ней свой опыт композитора-симфониста, мастера яркого и красочного оркестрового письма. Уже в чисто инструментальных произведениях предшествующих лет проявилась свойственная ему способность претворять танцевальные формулы в живые, конкретные и эмоционально одухотворенные музыкальные образы. Разнохарактерные танцевальные жанры широко представлены в оркестровых сюитах и многочисленных вальсах Глазунова, в которых формировались основы его музыкально-хореографического мышления. Таковы, в частности, два больших концертных вальса (1893,1894) и Балетная сюита для оркестра (1894) из семи сценок в духе типичных для классического балета форм, что позволило композитору некоторые из них буквально или в несколько переработанном виде включить в свои балеты. Указывая на взаимооплодотворяющую роль двух начал в творчестве Глазунова — симфонически-обобщающего и моторно-пластического, Асафьев писал: «Много есть моментов и даже целых частей в симфониях Глазунова, когда тяжеловесную ткань их пронизывает нервный трепет стихии танца или оформляет мерный танцевальный ритм. И обратно: веяние симфонизма разбивает оковы традиционных балетных схем и наполняет их стихийно могучим воздействием подлинной природы музыки. В этом взаимообмене рождаются прекрасные формы музыкально пластических произведений».

    Вполне естественно и закономерно, что именно композитор, обладающий такими данными, был призван продолжить ту линию симфонизации балета, которая связана в русской музыке прежде всего с балетными партитурами Чайковского, а также с развернутыми красочными хореографическими сценами в операх Глинки, Бородина, Римского-Корсакова. Глазунов сознательно опирался на эти образцы, что особенно заметно в первом его балете «Раймонда» с наиболее развитой драматургической основой и разнообразием музыкально-хореографических форм. Вместе с тем в характере самого музыкального материала его балетов и в способах построения более или менее крупных отрезков музыкально-хореографического действия проявляются некоторые индивидуальные особенности творческого мышления композитора.

    Музыка «Раймонды» написана по предложению дирекции императорских театров на легендарно-исторический сюжет из времен крестовых походов. Основа сюжета очень проста: юная Раймонда, племянница провансальской графини, ждет возвращения из похода своего жениха рыцаря де Бриенна. Тем временем плененный красотой Раймонды сарацин Абдерахман пытается ее похитить, но подоспевший де Бриенн вступает с ним в поединок и убивает его. Драматургически слабое либретто, написанное светской писательницей Л. Пашковой и переработанное постановщиком балета Мариусом Петипа, содержит ряд натяжек и слабо мотивированных ходов, что отмечалось как авторами первых критических отзывов на постановку «Раймонды» в Мариинском театре, так и позднейшими исследователями. Особенность действия заключается в том, что основные события повторяются в нем как бы дважды: сначала в снах героини, затем наяву. На этой примитивной драматургической канве композитором и балетмейстером было создано произведение, увлекающее сочностью колорита, темпераментностью и разнообразием танцевальных ритмов, но полностью преодолеть слабость сценарной драматургии им не удалось.

    Основной принцип музыкально-хореографической композиции «Раймонды» Асафьев определяет как «сплетение сюит» различного рода: характерно-национальной, полухарактерной и классической. Создавая яркий увлекательный фон для драматического повествования, они способствуют рельефному выделению отдельных моментов действия, подготавливают и оттеняют его кульминационные точки, обрисовывают окружающий главных героев мир. Вместе с тем широкое развитие фоновых элементов при бедности драматургической основы приводит к замедлению хода сценических событий и преобладанию картинно-эпических элементов над драматически действенными. Этот тип развертывания действия можно уподобить ряду монументальных фресок, иллюстрирующих основные моменты в развитии сюжета.

    Следуя при сочинении музыки подробно разработанному балетмейстерскому плану, вплоть до указания числа тактов в отдельных сценах и танцевальных номерах, Глазунов внес в партитуру балета широту симфонического дыхания, богатство и роскошь оркестровых красок наряду со стройной логикой и законченностью целого. Одним из средств достижения этой цели служит разветвленная сеть лейтмотивов и реминисценций. Постоянными музыкальными характеристиками наделены не только Раймонда, де Бриенн и Абдерахман, но и некоторые второстепенные персонажи. Иногда темы или мотивы местного, ситуационного значения, возвращаясь далее в буквальном или измененном виде, выполняют такую же обобщающую функцию. Той же цели служит и закрепление за кем-либо из действующих лиц определенной группы оркестровых тембров. Так, девственно чистый и хрупкий облик Раймонды обрисован главным образом с помощью инструментов смычковой и деревянной духовой групп, тема доблестного воителя де Бриенна звучит большей частью у медных.

    В балете противопоставлены два мира: полный достоинства и рыцарского благородства мир идеализированного романского Средневековья, в котором обитает Раймонда, и варварский мир необузданных диких страстей, олицетворяемый Абдерахманом и его свитой. Вторжение этого чуждого начала в ровно и безмятежно протекавшую жизнь Раймонды становится источником драматургического конфликта. Обрисовке окружающего Раймонду мира посвящены большая часть первого и все последнее действие, Абдерахман и его окружение широко представлены во втором действии, центральном по своему драматургическому значению.

    Первое действие по длительности почти равно двум последующим. Игры и танцы придворных дам и кавалеров, торжественный выход вассалов и крестьян характеризуют окружающий Раймонду быт. Ритмы торжественного шествия, воинских упражнений фехтующих пажей чередуются с увлекательным пластичным движением большого вальса и несколько меланхоличной стилизованной Романеской. На этом фоне экспонируется образ Раймонды, сопровождаемой грациозно-задумчивым лейтмотивом (на этом мотиве основана и небольшая интродукция к первому действию, содержание которой охарактеризовано ремаркой: «Раймонда томится в ожидании жениха»).

    Мимическая сцена погружения Раймонды в волшебный сон служит переходом ко второй половине этого действия (Глазунов приписал в соответствующем месте предложенного ему плана-заказа: «Сновидения Раймонды»), которую подготавливает поэтичный оркестровый антракт с томной мечтательной темой, мягко и нежно интонируемой двумя кларнетами в терцию. Музыка приобретает таинственно мерцающую окраску, и на фоне приглушенной разреженной оркестровой звучности словно из тумана возникает образ де Бриенна, сопровождаемый торжественной ритмически размеренной хоральной темой (впервые эта тема проходит при чтении Раймондой письма, присланного де Бриенном).

    Введение волшебного элемента позволило авторам балета создать вслед за лирическим Adagio Раймонды классическую танцевальную сюиту. Она состоит из Фантастического вальса (звучащего по контрасту с предыдущим вальсом из этого действия легко и прозрачно, с оттенком скерцозности), трех вариаций и коды. Сюита подготавливает драматически переломный момент действия, когда Раймонда, устремляясь навстречу де Бриенну, видит перед собой не своего жениха, а Абдерахмана. Взрыв грозного tutti передает ее ужас и отчаяние. Отзвуки темы Абдерахмана еще слышатся некоторое время после того, как страшное видение исчезает и возобновляются игры и хороводы фантастических существ, но колорит музыки проясняется и при свете наступающего дня все кошмары рассеиваются.

    В центре второго действия большое Adagio, в котором Абдерахман признается в любви к прекрасной юной графине и тщетно старается прельстить ее обещанием роскошной жизни, полной радости и наслаждений. Впервые тема Абдерахмана появляется в полном виде с исполненным жгучей страсти ответным построением скрипок (в предыдущих сценах звучали только начальные обороты этой темы).

    Следуя канонам классического балета, постановщик дополняет Adagio группой вариаций, среди которых выделяется последняя, в духе игривой польки, исполняемая Раймондой.

    Пометка, сделанная рукой Глазунова в плане-заказе: «Раймонда издевается над Абдерахманом», объясняет драматургическое значение этой вариации.

    «Восточная сюита», занимающая почти половину всего действия, принадлежит к самым ярким страницам музыки балета. Как уже не раз отмечалось, она была создана не без влияния Глинки и Бородина, но Глазунов находит новые, оригинальные краски для обрисовки дикого и в то же время пленительно завораживающего Востока. Своеобразный экзотический эффект создается с помощью остинатных ритмов, ладовых и оркестрово-тембровых средств. Терпкой диатонике выхода сарацинов контрастирует игра ладовых красок в танце арабских мальчиков и изысканная хроматика Восточного танца. Особую характерность оркестровому звучанию придает обилие стучащих и звенящих тембров (в оркестр введены большой и малый барабаны, тарелки, тамбурин, ксилофон).

    Завершающая весь этот ряд танцев головокружительная Вакханалия, объединяя все группы танцующих в стремительном кружении, служит переходом к лаконичному, но драматически напряженному финалу действия. Появление де Бриенна, сопровождаемое мощным, торжествующим звучанием его темы у медных инструментов, пресекает попытку похищения Раймонды Абдерахманом, и ожесточенная схватка двух соперников решает исход борьбы за обладание юной графиней.

    Третье действие, обрамляемое торжественно ликующим оркестровым вступлением (Глазунов определяет его содержание словами «Торжество любви») и заключительным апофеозом, в драматургическом отношении не вносит ничего нового. Но хореографически и музыкально этот пышный великолепный дивертисмент изобилует яркими и интересными находками. Ряд сольных и групповых венгерских танцев образует красочную национально-характерную сюиту (драматургическим оправданием для введения в балет этой сюиты служит довольно условный внешний повод — присутствие на свадьбе короля Венгрии). Особенно интересны по музыке вариации для четырех солистов с ритмически подчеркнутыми окончаниями фраз, напоминающими прищелкивание каблуков, и соло Раймонды с изысканно-узорчатым мелодическим рисунком и своеобразием ладового строя (вариация написана в так называемом «цыганском» или «венгерском» ладу с двумя увеличенными секундами), в духе медленных напевов вербункоша.

    Неистощимость хореографической выдумки маститого Петипа в соединении с сочным полнокровием и симфоническим богатством музыки Глазунова доставили балету огромный успех на сцене Мариинского театра. Его появление было воспринято как событие равное по значению «Спящей красавице». «Глазунов, — как замечает Асафьев, — волею судьбы оказался наследником Чайковского в данном направлении и, к сожалению, кажется, завершителем, ибо нить развития классического балета как музыкально изыскуемой формы пока прекратилась».

    На фото: «Раймонда» в Мариинском театре / Н. Разина

    www.belcanto.ru

    Смотрите еще:

    • Доплаты к пенсии на несовершеннолетних детей Доплаты к пенсиям за иждивенцев в 2018 году В обязанности любого государства входит обязательная социальная защита нетрудоспособных граждан и инвалидов. Определение фиксированной государственной помощи населению осуществляется по заявлению лица, достигшего пенсионного возраста, опекуна, […]
    • Статья за клевету ук рф 2018 практика Статья за клевету на человека и оговор Если человек знает, что его сведения неправдивы и тем не менее распространяет ложную информацию о другом человеке, для того чтобы опорочить его в глазах окружающих, унизить его достоинство и подорвать репутацию, то такое деяние квалифицируется как […]
    • Как перейти в раздел реестра Компьютер неожиданно перезагрузился, или возникла непредвиденная ошибка В некоторых случаях во время чистой установке системы, выполнении обновления предыдущей версии Windows или при установке очередного билда (версии) Windows 10 может появиться ошибка «Компьютер неожиданно […]
    • Подача заявления на получение патента Заявление на получение патента Патентная система налогообложения (ПСН) — является одной из самых популярных и удобных. Для перехода на нее необходимо заполнить и подать в ИФНС заявление на патент на 2018 год по форме 26.5-1. В нашем сегодняшнем материале мы расскажем о преимуществах ПСН, […]
    • Правила 57 Правила провоза ручной клади в самолете Путешественник везет с собой различные вещи. Он распределяет их в чемоданах и сумках. Некоторые из них сдает в багажный отсек, а остальные берет с собой в салон. Что такое ручная кладь в самолете? Какие нормы установлены для ее транспортировки? Что […]
    • Сухой-лог суды Судебные приставы в Сухом Логе Расстояние от центра: 2.6 км. +1 ✉ Адрес Свердловская обл., Сухоложский р-н, Сухой Лог г., ул. Октябрьская, 6а +7 (34373) 3-27-23 +7 (34373) 3-59-55 ⌚ Часы работы пн-ср 08:00-17:00, перерыв 13:00-13:48; чт 08:00-19:00, перерыв 13:00-13:48; пт […]