Раскольников право имеющий

В чем смысл фразы «Тварь я дрожащая или права имею?»

В романе «Преступление и наказание» все подчинено раскрытию и осмыслению глубокой нравственной идеи. Ни один вопрос не заслуживает однозначного ответа. В своей исповеди главный герой в сердцах восклицает: «Тварь я дрожащая или права имею?», словно ища ответа у самого себя, у своей собеседницы, у всевышних сил. Может ли человек посягнуть на жизнь другого, ради победы над мировым злом и во имя всеобщего счастья? Ответ кажется очевидным. Но почему-то даже сегодня, спустя полтора столетия с момента выхода гениального произведения, вопрос не теряет актуальности.

Мотив преступления

Однажды бедный студент задумывает убить старуху-процентщицу. В округе об этой женщине идет недобрая слава, будто она «кровопийца», и из-за ее чудовищной алчности погибают люди тихие, несчастные, но беззлобные.

Родиону Раскольникову нужны деньги не для удовлетворения низменных корыстных желаний. С помощью них он сможет окончить университет, помочь матери и сестре, выбраться из долговой ямы. Затем он непременно будет бороться всю свою жизнь против несправедливости и страдания людей. Процентщица – всего лишь «бесполезная вошь». Ее смерь – невелика потеря. Свершить над ней суд – это шаг, который преодолеть необходимо. Только с помощью этого преступления Раскольников обретет силу и перестанет быть несчастным существом, вынужденным влачить жалкое существование. «Тварь я дрожащая или право имею?» Достоевский вложил в эти слова терзания человеческой души над извечным вопросом о том, все ли средства пригодны в достижении благой цели.

Пройдет лишь две недели с момента преступления, и Раскольников признается в своем злодеянии Соне Мармеладовой. На вопрос «Тварь я дрожащая или права имею?» тогда еще у него не будет ответа. Он так и не смог осуществить свой безнравственный план, несмотря на высокую цель и благие намерения. Осмыслить свой страшный поступок ему поможет Соня, но покаяние придет много позже, на каторге.

В день встречи с Соней его страшно тревожит предстоящий разговор, так как он уже чувствует, что душа его распалась на две части. Он совершил убийство, но воспользоваться деньгами, вырученными в результате этого злодеяния, не в силах. Его никто не ставил судьей и не давал право решать, кому жить, а кому умирать. Но отправляться с признанием к следователю, он полагает, не имеет смысла. Там его не поймут, а лишь смеяться будут: ограбил, а деньги не взял.

Тем временем приставу следственных дел имя преступника было известно. Единственной уликой стала статья, которую Раскольников написал незадолго до описанных событий. Эта статья не имела бы никакого веса в суде. Но что-то в ней указывало на то, что убийца рано или поздно сам признается во всем.

Статья Раскольникова

С этого сочинения все начинается. В нем Раскольников пытался доказать существование «высших людей» и их право на преступления. Сильные личности двигают миром, другие – лишь материал в руках сильнейших. Всех людей в своей статье Раскольников делит на два вида: низший и высший. Люди второго вида по своей природе разрушители. Но они разрушают настоящее во имя будущего. И если сильному человеку необходимо переступить через труп или кровь, то разрешение на этот поступок, он дает себе сам, единолично. Такой человек имеет право на все.

Раскольников, несомненно, относит себя ко второму миру. Но здесь у него возникает вполне логичная необходимость доказать самому себе эту причастность. Он задается следующим вопросом: «Тварь я дрожащая или право имею?» Откуда взялась эта уверенность в том, что ему позволено преступать закон, если он этого ранее не совершал? Таким образом, убийство старухи – это не только способ выбраться из нищеты, но и подтвердить самому себе право на преступление, а тем самым причастность к сильным людям, тем, которым все дозволено.

Следователь и преступник: психологический поединок

Статью Раскольникова Порфирий Петрович назвал нелепой и фантастичной. Но искренность ее автора не оставила следователя равнодушным.

У него нет улик, но то, как совершено преступление, говорит о пылкости и неуравновешенности убийцы. Преступником не руководит исключительно жажда наживы, что видно опытному следователю уже на первом этапе расследования. Стиль, в котором совершено ограбление, указывает на то, что автор его способен сделать первый шаг, но на этом и остановиться. Его мотивы – мечты, мало имеющие общего с реальностью (совершает убийство, а двери не затворяет; прячет деньги, но возвращается на место преступления). Как будто хочет себе что-то доказать, словно спрашивает себя: «Тварь я дрожащая или право имею?» Автор утопической статьи тоже размышляет о правах. И он уверен в том, что умным и сильным личностям позволительно все. Порфирий Петрович понимает, что автор статьи и убийца процентщицы – одно лицо. Правда, теоретические рассуждения оказались неприменимыми на практике. Создатель теории не учел существование других ценностей – добродетели, любви, самопожертвования.

Лизавета — случайная жертва

Раскольников сам дал себе право на убийство. Согласно его теории, без жертв невозможно изменить мир в лучшую сторону. Уничтожение бесполезного человека никакого вреда не принесет другим. А со смертью Алены Ивановны ее должники лишь спокойно вздохнули. Но студент Раскольников обладает холодным сердцем только на бумаге. Убить старуху, которая наживалась на ростовщичестве, «пила кровь» несчастных, – дело непростое, честолюбивый Родион Романович уверен в своей правоте, а стало быть, муки совести ему не страшны. Однако как быть с безответной и кроткой Лизаветой, которая так не вовремя появляется в квартире старухи? Ее убийство не планировал Раскольников. «Тварь я дрожащая или право имею?» – дилемма, которую он решить не в силах еще и потому, что жертвой становится тихое безвинное существо.

Свидригайлов

Раскольникова и Свидригайлова литературные критики называют духовными двойниками. Их объединяет преступление. Они оба, по их же собственной оценке, являются «право имеющими». Их судьбы схожи. Но если бедный студент, идя на преступление, задается вопросом «Тварь я дрожащая или право имею?», смысл которого имеет глубокий подтекст и связан с непрерывным терзанием совести, то Свидригайлов совершает злодеяния без каких-либо угрызений совести. Он живет дальше, убийство воспринимает весьма хладнокровно. Преступление для него – средство, с помощью которого он может жить так, как хочет. В его душе нет места добрым помыслам и борьбе против несправедливости. В ней вообще ничего нет. И именно от собственной душевной пустоты он погибает.

Смерть Свидригайлова находит отклик в душе главного героя романа. После нее он осознает свою гибель и понимает, что в злополучный день он покончил не со старухой-процентщицей, а с собственной душой.

Сонечка Мармеладова

С помощью этого образа Достоевский выражает мнение, противоположное теории Раскольникова. Софья Мармеладова – олицетворение надежды и любви. Для нее все люди равны. И главное убеждение этого персонажа заключается в том, что счастья добиться путем преступления невозможно.

Раскольников и Мармеладова живут в разных мирах. Им руководит идея душевного бунта, ею – христианское смирение. Благодаря состраданию и сочувствию она уберегает свою душу и остается чистым и искренним человеком, несмотря на моральную и нравственную грязь, которая ее окружает. Признаваясь Соне в убийстве, Раскольников, путаясь, приводит причины, побудившие его на преступление. Среди них и нежелание видеть страдания матери и сестры, и обостренное чувство справедливости, и желание получить образование и выбиться в люди. «Тварь я дрожащая или права имею?» – задает он вопрос, ставший теперь риторическим, потому как благодаря Соне понимает, что он не лучше и не хуже других. Каждому судьбой предписан свой путь, и ничего от человека не зависит. Только от Бога.

Лавры маленького корсиканца

Раскольников хочет понять, кто же он, задаваясь вопросом «Тварь я дрожащая или права имею?». Терзаясь в поиске истины, он выдвигает чудовищную идею. Кумиром его стал Наполеон. И не случайно. Это человек являлся культовой фигурой XIX века. В создании своей жестокой философии Родион Романович беспрестанно оглядывается на Бонапарта, который был нарушителем моральных норм и общественного порядка. Наполеон жертвовал всем ради удовлетворения жажды власти, распоряжался сотнями человеческих жизней. И делал он это хладнокровно, спокойно, равнодушно.

Поделив однажды людей на две категории, герой романа обеспокоен тем, к какой из них относится он сам. Наполеон создавал историю. Он видел ясно свою цель, и гибель невинных людей не волновала его. Раскольников не мечтал стать великим полководцем. Ему хотелось видеть счастливыми мать, сестру и всех обездоленных и несчастных, которые окружали его. Для этого, как он полагал, достаточно убить одного никчемного человека, «бесполезную вошь».

Семья Мармеладовых проживала в нечеловеческих условиях на средства дочери, которая вынуждена была продавать себя. Раскольников пожертвовал им все свои деньги. Но использовать украденные так и не смог.

Раскольниковы в мировой истории

«Тварь я дрожащая или право имею?» – цитата, которая при близком рассмотрении ассоциируется с самыми страшными лозунгами в истории человечества. Деление людей на «дрожащих тварей» и «право имеющих» напоминает теорию высшей расы, созданную немецкими нацистами. Раскольникова нередко связывают с теорией о «сверхчеловеке» Фридриха Ницше. Такое созвучие неслучайно.

Будучи на каторге, Достоевский не раз встречал подобных молодых агрессивных мечтателей. Их удручало социальное неравенство. Этот дух недовольства витал в воздухе вплоть до начала следующего века. Ницше создал теорию, которую ждали. Стать сильными и изменить мир желали многие. И в этом не было ничего преступного. Если бы не террор и насилие, без которого не происходило ни одно политическое и социальное преобразование.

Достоевский в своем романе стремился донести до читателей, что зло не может принести пользы никому, и прежде всего тому, кто его совершил. Знаменитый вопрос Раскольникова остается открытым лишь для тех, кто не разделяет философскую и нравственную позицию писателя.

fb.ru

Смысл теории Раскольникова

Федор Михайлович Достоевский — величайший мастер психологического романа не только в русской, но и в мировой литературе. В его социально-философском, психологическом романе “Преступление и наказание” приводятся различные философские теории, сопоставляются идеалы, жизненные ценности.
Родион Романович Раскольников — главный герой романа. Он “бывший студент”, вынужденный оставить учебу из-за нехватки денег, живущий в беднейшем квартале Петербурга в каморке, больше похожей на шкаф. Но он человек умный, личность, способная оценивать окружающую его действительность. Именно в такой обстановке, где вынужден обитать герой, и могла зародиться его бесчеловечная теория.
Раскольников опубликовал в журнале статью, в которой размышлял о том, что все люди делятся на “право имеющих”, кто может переступить некий морально-нравственный рубеж, и “тварей дрожащих”, которые должны подчиняться сильнейшему. Обыкновенные люди — лишь существа, предназначенные для воспроизводства себе подобных. “Необыкновенные” -это те люди, которые управляют миром, достигают высот в науке, технике, религии. Они не только могут, а обязаны уничтожать все и вся на своем пути к достижению цели, необходимой всему человечеству. К таким, по мнению Раскольникова, принадлежат и Магомет, и Ньютон, и Наполеон. Сам главный герой, находясь во власти наполеоновского комплекса, пытается выяснить, кто же он: “тварь дрожащая” или “право имеющий”. Чтобы проверить свою теорию, Раскольников решается на преступление -убить старуху-процентщицу, чтобы облегчить жизнь многим другим людям: своей матери, сестре, Мармеладовым, Лизавете, сестре процентщицы. Взятые у старухи деньги он собирается направить на помощь обездоленным. “Одна смерть и сто жизней взамен”,- рассуждает он, сравнивая свои планы с арифметикой. При воплощении теории в жизнь все оказывается гораздо сложнее. Убив старуху, он убивает и Лизавету. Ему не нужны лишние свидетели. Но человеческая натура подвела его. Раскольников в спешке забирает лишь безделушки. А про деньги забывает. Даже то, что он взял, Раскольников прячет, боясь обыска. Ничего из взятого он не употребляет на себя, чтобы облегчить свое материальное положение. Кажется, что все идет благополучно, в преступлении обвиняют другого человека. Но совесть мучает Раскольникова, он становится мнительным, раздражительным, шарахается от каждого выкрика. Смерть старухи не только не приносит ни ему счастья, ни его близким, а отрезает его от мира людей. Согласно своей идее он должен был ненавидеть всех, кого он любил. Теория Раскольникова отделяет его от людей. Для преступника муки совести становятся тяжелее всякого юридического наказания. Нечеловеческая идея-страсть, приобретя ужасные формы, медленно убивает и самого героя.
Крушение теории Раскольникова, его духовное возрождение происходит по многим причинам, но главная — его встреча с Соней Мармеладовой. После убийства старухи вся его сущность, все его добрые чувства^ такие как сострадание, доброта, забота о ближнем, великодушие, — протестуют против расчетов его ума. Гордый, надменный, отрезанный от мира людей, Раскольников идет к тому, кому он может доверить свою тайну, В конце концов он открывается Соне, блуднице, совершившей также преступление, только преступление над самой собой. Соня духовно много выше Раскольникова. Она является носительницей авторских христианских идей всепрощения и смирения. Именно она убеждает Раскольникова пойти с повинной. Теория героя терпит крах. Он уже не может следовать ей. Окончательный крах идеи происходит в снах героя, которые опровергают саму идею деления людей на два разряда. В последнем сне он видит трихины, которые, подобно людям из его теории, уничтожают сами себя.
Преступник сам идет в полицейский участок и сознается в содеянном. Его отправляют на каторгу. “Вечная” Сонечка следует за ним. На каторге происходит нравственное возрождение героя. Он отказывается от своей теории, приходит к христианским ценностям, миропониманию, читает Евангелие. Он понимает, что счастье не может быть построено на преступлении.
В своем романе Достоевский хотел показать не банальную историю убийства, а истоки и причины его. Он создал картину переживаний и мучений преступника. Автор, в отличие от Толстого, который показывает своих героев в развитии, в постоянном поиске смысла жизни, стремится найти источник зарождения антигуманной, бесчеловечной теории, показать все ее пагубное воздействие на человека.

303786 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

В чем противоречия теории Раскольникова? (по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)
Как в романе развенчивается теория Раскольникова? (По роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)
Теория Родиона Раскольникова (по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)
Теория Раскольникова и её последствия (по роману Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»)

/ Сочинения / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / Смысл теории Раскольникова

Смотрите также по произведению «Преступление и наказание»:

www.litra.ru

WWWREFERATS.NET

Теория Родиона Раскольникова: “тварь дрожащая” и “право имеющий”

Ф. М. Достоевский — величайший русский писатель, непревзойденный художник-реалист, анатом человеческой души, страстный поборник идей гуманизма и справедливости. «Гениальность Достоевского, — писал М. Горький, — неоспорима, по силе изобразительности его талант равен, может быть, только Шекспиру».

Произведения Достоевского отличаются пристальным интересом к интеллектуальной и психической жизни героев, раскрытием сложного и противоречивого сознания человека.
Роман «Преступление и наказание» — это произведение, посвященное истории того, как продолжительно и трудно шла через страдания и ошибки мятущаяся человеческая личность к постижению истины.

Для Достоевского, человека сильно религиозного, смысл жизни содержится в постижении христианских идеалов любви к ближнему. Рассматривая с этой точки зрения преступление Раскольникова, он выделяет в нем, в первую очередь, факт преступления законов нравственных, а не юридических. Родион Раскольников — человек, по христианским понятиям, являющийся сильно грешным. Имеется в виду не грешок убийства, а гордыня, нелюбовь к людям, мысль о том, что все — «твари дрожащие», а он, может быть, «право имеющий».

«Право имеющий» применять других как материал для достижения своих целей. Здесь полностью логично вспомянуть строки А. С. Пушкина, напоминающие суть теории бывшего студента Родиона Раскольникова:

Мы все глядим в Наполеоны:

Двуногих тварей миллионы

Для нас орудие одно.

Грех убийства, по Достоевскому, вторичен. Преступление Раскольникова — это игнорирование христианских заповедей, а человек, который в своей гордыне сумел их преступить, по религиозным понятиям, способен на все. Итак, по автору, Раскольников совершает первое, главное преступление — перед Богом, второе — убийство — перед людьми, причем второе является следствием первого.

На страницах романа автор подробно исследует теорию Раскольникова, которая привела его в злободневный тупик. Теория эта стара, как мир. Взаимосвязь между поставленной задачей и средствами, которые могут быть употреблены для достижения этой цели, исследовались давнехонько. Иезуиты придумали для себя лозунг: «Цель оправдывает средства». Собственно говоря, это высказывание является квинтэссенцией теории Раскольникова. Не обладая необходимыми материальными возможностями, он решает убить старуху Алену Ивановну, ограбить ее и получить средства для достижения своих целей. При этом, однако, он постоянно мучается одним вопросом: имеет ли он право на преступление юридических законов? Согласно его теории, он имеет право перешагнуть через иные препятствия, если ис полнение его идеи («спасительной, может быть, для человечества») того потребует.

Итак, «обыкновенный» или «необыкновенный» человек Раскольников? Этот вопрос его тревожит более старухиных финансов.

Достоевский, разумеется, не согласен с философией Раскольникова, и автор заставляет его самого в ней разувериться. Писатель следует той же логике, с помощью которой он привел Раскольникова к убийству. Можно высказать, что сюжет имеет зеркальный характер: сначала преступление христианских заповедей, потом убийство; сначала признание в убийстве, потом постижение идеала любви к ближнему, истинное раскаяние, очищение, воскрешение к новой жизни.

Как же Раскольников смог постичь ошибочность собственной теории и возродиться к новой жизни? Так же, как сам Достоевский обрел свою истину: через страдание. Необходимость, неизбежность страдания на пути постижения смысла жизни, обретения счастья — краеугольный булыжник философии Достоевского. Он не любуется страданием, не носится с ним,» по выражению Разумихина, как курица с яйцом. Достоевский, веря в искупительную очищающую силу страдания, раз за разом, в каждом произведении, совместно со своими героями переживает его, достигая тем самым изумительной достоверности в раскрытии природы человеческой души.

Проводником философии Достоевского в романе «Преступление и наказание» является Соня Мармеладова, вся жизнь которой — самопожертвование. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она возвышает Раскольникова до себя, помогает ему превозмочь самого себя и воскреснуть.

Философские вопросы, над разрешением которых мучился Родион Раскольников, занимали умы многих мыслителей, например Наполеона, Шопенгауэра. Ницше создал теорию «белокурых бестий», «сверхчеловека», которому все позволено. Позднее она послужила основой для создания фашистской идеологии, которая, став господствующей идеологией Третьего рейха, принесла неисчислимые бедствия всему человечеству.

Поэтому гуманистическая позиция Достоевского, хотя и скованная рамками религиозных воззрений автора, имела и имеет большое общественное роль.

Достоевский показал внутренний сердечный конфликт героя: рационалистическое отношение к жизни («теория о сверхчеловеке») вступает в противоречие с нравственным чувством, с духовным «я». А для того чтобы остаться человеком среди людей, надобно, чтобы победило духовное «я» человека.

www.wwwreferats.net

Теория Родиона Раскольникова: «тварь дрожащая» и «право имеющий»

Ф. М. Достоевский — величайший русский писатель, непревзойденный художник-реалист, анатом человеческой души, страстный поборник идей гуманизма и справедливости. “Гениальность Достоевского, — писал М. Горький, — неоспорима, по силе изобразительности его талант равен, может быть, только Шекспиру”.
Произведения Достоевского отличаются пристальным интересом к интеллектуальной и психической жизни героев, раскрытием сложного и противоречивого сознания человека.
Роман “Преступление и наказание” — это произведение, посвященное истории того, как долго и трудно шла через страдания и ошибки мятущаяся человеческая душа к постижению истины.
Для Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл жизни заключается в постижении христианских идеалов любви к ближнему. Рассматривая с этой точки зрения преступление Раскольникова, он выделяет в нем, в первую очередь, факт преступления законов нравственных, а не юридических. Родион Раскольников — человек, по христианским понятиям, являющийся глубоко грешным. Имеется в виду не грех убийства, а гордыня, нелюбовь к людям, мысль о том, что все — “твари дрожащие”, а он, возможно, “право имеющий”.
“Право имеющий” использовать других как материал для достижения своих целей. Здесь вполне логично вспомнить строки А. С. Пушкина, напоминающие суть теории бывшего студента Родиона Раскольникова:

Мы все глядим в Наполеоны:
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно.

Грех убийства, по Достоевскому, вторичен. Преступление Раскольникова — это игнорирование христианских заповедей, а человек, который в своей гордыне сумел их преступить, по религиозным понятиям, способен на все. Итак, по автору, Раскольников совершает первое, главное преступление — перед Богом, второе — убийство — перед людьми, причем второе является следствием первого.
На страницах романа автор подробно исследует теорию Раскольникова, которая привела его в жизненный тупик. Теория эта стара, как мир. Взаимосвязь между целью и средствами, которые могут быть употреблены для достижения этой цели, исследовались давно. Иезуиты придумали для себя лозунг: “Цель оправдывает средства”. Собственно говоря, это высказывание является квинтэссенцией теории Раскольникова. Не обладая необходимыми материальными возможностями, он решает убить старуху Алену Ивановну, ограбить ее и получить средства для достижения своих целей. При этом, однако, он постоянно мучается одним вопросом: имеет ли он право на преступление юридических законов? Согласно его теории, он имеет право перешагнуть через иные препятствия, если ис полнение его идеи (“спасительной, может быть, для человечества”) того потребует.
Итак, “обыкновенный” или “необыкновенный” человек Раскольников? Этот вопрос его волнует более старухиных денег.
Достоевский, разумеется, не согласен с философией Раскольникова, и автор заставляет его самого в ней разувериться. Писатель следует той же логике, с помощью которой он привел Раскольникова к убийству. Можно сказать, что сюжет имеет зеркальный характер: сначала преступление христианских заповедей, потом убийство; сначала признание в убийстве, затем постижение идеала любви к ближнему, истинное раскаяние, очищение, воскрешение к новой жизни.
Как же Раскольников смог постичь ошибочность собственной теории и возродиться к новой жизни? Так же, как сам Достоевский обрел свою истину: через страдание. Необходимость, неизбежность страдания на пути постижения смысла жизни, обретения счастья — краеугольный камень философии Достоевского. Он не любуется страданием, не носится с ним, по выражению Разумихина, как курица с яйцом. Достоевский, веря в искупительную очищающую силу страдания, раз за разом, в каждом произведении, вместе со своими героями переживает его, достигая тем самым изумительной достоверности в раскрытии природы человеческой души.
Проводником философии Достоевского в романе “Преступление и наказание” является Соня Мармеладова, вся жизнь которой — самопожертвование. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она возвышает Раскольникова до себя, помогает ему превозмочь самого себя и воскреснуть.
Философские вопросы, над разрешением которых мучился Родион Раскольников, занимали умы многих мыслителей, например Наполеона, Шопенгауэра. Ницше создал теорию “белокурых бестий”, “сверхчеловека”, которому все позволено. Позднее она послужила основой для создания фашистской идеологии, которая, став господствующей идеологией Третьего рейха, принесла неисчислимые бедствия всему человечеству.
Поэтому гуманистическая позиция Достоевского, хотя и скованная рамками религиозных воззрений автора, имела и имеет огромное общественное значение.
Достоевский показал внутренний духовный конфликт героя: рационалистическое отношение к жизни (“теория о сверхчеловеке”) вступает в противоречие с нравственным чувством, с духовным “я”. А для того чтобы остаться человеком среди людей, необходимо, чтобы победило духовное “я” человека.

52987 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

В чем противоречия теории Раскольникова? (по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)
Как в романе развенчивается теория Раскольникова? (По роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)
«Презирать суд людей не трудно, презирать суд собственный – невозможно. » (по роману Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»)
Теория Родиона Раскольникова (по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)

Тварь ли я дрожащая или право имею?

Тварь ли я дрожащая или право имею? — цитата из романа «Преступление и наказание» (1866 г.) русского писателя Достоевского Фёдора Михайловича (1821 — 1881). Этим вопросом задается главный герой романа Родион Раскольников, рассуждающий о себе, после убийства старухи процентщицы.

По мнению Раскольникова, все люди делятся на две категории: на низших и на высших людей. Низшие люди живут в послушании и любят быть послушными. Высшие люди реализуют великие цели и идеи. Если такому человеку требуется для реализации своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, может дать себе разрешение перешагнуть через кровь.

Раскольников относил себя к высшим людям. Поэтому, задавая себе вопрос «Тварь ли я дрожащая или право имею?» он искал уверенности в себе, что он высший класс людей (которые имеют право), а не низший (тварь дрожащая).

Свидригайлов рассказал Авдотье Романовне Раскольниковой, о теории ее брата, Родиона Раскольникова (ч. 6 гл. 5):

«Тут была тоже одна собственная теорийка, — так себе теория, — по которой люди разделяются, видите ли, на материал и на особенных людей, то есть на таких людей, для которых, по их высокому положению, закон не писан, а напротив, которые сами сочиняют законы остальным людям, материялу-то, сору-то. Ничего, так себе теорийка; une theorie comme une autre*. Наполеон его ужасно увлек, то есть, собственно, увлекло его то, что очень многие гениальные люди на единичное зло не смотрели, а шагали через, не задумываясь. Он, кажется, вообразил себе, что и он гениальный человек, — то есть был в том некоторое время уверен. Он очень страдал и теперь страдает от мысли, что теорию-то сочинить он умел, а перешагнуть-то, не задумываясь, и не в состоянии, стало быть человек не гениальный. Ну, а уж это для молодого человека с самолюбием и унизительно, в наш век-то особенно.

* теория, как всякая другая (франц.).»

Ссылки на слова «Тварь ли я дрожащая или право имею?» в романе «Преступление и наказание»

Взглады Раскольникова на деление людей на низших и на высших изложены в обсуждении статьи Родина Раскольникова в (часть 3 гл. 5) между самим Раскольниковым и следователем по делу об убийстве старухи — Порфирием Петровичем:

«- Да-с, и настаиваете, что акт исполнения преступления сопровождается всегда болезнию. Очень, очень оригинально, но. меня, собственно, не эта часть вашей статейки заинтересовала, а некоторая мысль, пропущенная в конце статьи, но которую вы, к сожалению, проводите только намеком, неясно. Одним словом, если припомните, проводится некоторый намек на то, что существуют на свете будто бы некоторые такие лица, которые могут. то есть не то что могут, а полное право имеют совершать всякие бесчинства и преступления, и что для них будто бы и закон не писан.

Раскольников усмехнулся усиленному и умышленному искажению своей идеи.

— Как? Что такое? Право на преступление? Но ведь не потому, что «заела среда»? — с каким-то даже испугом осведомился Разумихин.

— Нет, нет, не совсем потому, — ответил Порфирий. — Всё дело в том, что в ихней статье все люди как-то разделяются на «обыкновенных» и «необыкновенных». Обыкновенные должны жить в послушании и не имеют права переступать закона, потому что они, видите ли, обыкновенные. А необыкновенные имеют право делать всякие преступления и всячески преступать закон, собственно потому, что они необыкновенные. Так у вас, кажется, если только не ошибаюсь?

— Да как же это? Быть не может, чтобы так! — в недоумении бормотал Разумихин.

Раскольников усмехнулся опять. Он разом понял, в чем дело и на что его хотят натолкнуть; он помнил свою статью. Он решился принять вызов.

— Это не совсем так у меня, — начал он просто и скромно. — Впрочем, признаюсь, вы почти верно ее изложили, даже, если хотите, и совершенно верно. (Ему точно приятно было согласиться, что совершенно верно). Разница единственно в том, что я вовсе не настаиваю, чтобы необыкновенные люди непременно должны и обязаны были творить всегда всякие бесчинства, как вы говорите. Мне кажется даже, что такую статью и в печать бы не пропустили. Я просто-запросто намекнул, что «необыкновенный» человек имеет право. то есть не официальное право, а сам имеет право разрешить своей совести перешагнуть. через иные препятствия, и единственно в том только случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной, может быть, для всего человечества) того потребует. Вы изволите говорить, что статья моя неясна; я готов ее вам разъяснить, по возможности. Я, может быть, не ошибусь, предполагая, что вам, кажется, того и хочется; извольте-с. По-моему, если бы Кеплеровы и Ньютоновы открытия вследствие каких-нибудь комбинаций никоим образом не могли бы стать известными людям иначе как с пожертвованием жизни одного, десяти, ста и так далее человек, мешавших бы этому открытию или ставших бы на пути как препятствие, то Ньютон имел бы право, и даже был бы обязан. устранить этих десять или сто человек, чтобы сделать известными свои открытия всему человечеству. Из этого, впрочем, вовсе не следует, чтобы Ньютон имел право убивать кого вздумается, встречных и поперечных, или воровать каждый день на базаре. Далее, помнится мне, я развиваю в моей статье, что все. ну, например, хоть законодатели и установители человечества, начиная с древнейших, продолжая Ликургами, Солонами, Магометами, Наполеонами и так далее, все до единого были преступники, уже тем одним, что, давая новый закон, тем самым нарушали древний, свято чтимый обществом и от отцов перешедший, и, уж конечно, не останавливались и перед кровью, если только кровь (иногда совсем невинная и доблестно пролитая за древний закон) могла им помочь. Замечательно даже, что большая часть этих благодетелей и установителей человечества были особенно страшные кровопроливцы. Одним словом, я вывожу, что и все, не то что великие, но и чуть-чуть из колеи выходящие люди, то есть чуть-чуть даже способные сказать что-нибудь новенькое, должны, по природе своей, быть непременно преступниками, — более или менее, разумеется. Иначе трудно им выйти из колеи, а оставаться в колее они, конечно, не могут согласиться, опять-таки по природе своей, а по-моему, так даже и обязаны не соглашаться. Одним словом, вы видите, что до сих пор тут нет ничего особенно нового. Это тысячу раз было напечатано и прочитано. Что же касается до моего деления людей на обыкновенных и необыкновенных, то я согласен, что оно несколько произвольно, но ведь я же на точных цифрах и не настаиваю. Я только в главную мысль мою верю. Она именно состоит в том, что люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда: на низший (обыкновенных), то есть, так сказать, на материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей, то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово. Подразделения тут, разумеется, бесконечные, но отличительные черты обоих разрядов довольно резкие: первый разряд, то есть материал, говоря вообще, люди по натуре своей консервативные, чинные, живут в послушании и любят быть послушными. По-моему, они и обязаны быть послушными, потому что это их назначение, и тут решительно нет ничего для них унизительного. Второй разряд, все преступают закон, разрушители или склонны к тому, судя по способностям. Преступления этих людей, разумеется, относительны и многоразличны; большею частию они требуют, в весьма разнообразных заявлениях, разрушения настоящего во имя лучшего. Но если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь, — смотря, впрочем, по идее и по размерам ее, — это заметьте. В этом только смысле я и говорю в моей статье об их праве на преступление. (Вы припомните, у нас ведь с юридического вопроса началось). Впрочем, тревожиться много нечего: масса никогда почти не признает за ними этого права, казнит их и вешает (более или менее) и тем, совершенно справедливо, исполняет консервативное свое назначение, с тем, однако ж, что в следующих поколениях эта же масса ставит казненных на пьедестал и им поклоняется (более или менее). Первый разряд всегда — господин настоящего, второй разряд — господин будущего. Первые сохраняют мир и приумножают его численно; вторые двигают мир и ведут его к цели. И те, и другие имеют совершенно одинаковое право существовать. Одним словом, у меня все равносильное право имеют, и — vive la guerre éternelle,* — до Нового Иерусалима, разумеется!»

* Да здравствует вековечная война (франц.)

Родион Раскольников, признался Соне Мармеладовой в убийстве старухи процентщицы и Елизаветы и пояснил, почему он это сделал (ч. 5 гл. 4):

— Штука в том: я задал себе один раз такой вопрос: что если бы, например, на моем месте случился Наполеон и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан, а была бы вместо всех этих красивых и монументальных вещей просто-запросто одна какая-нибудь смешная старушонка, легистраторша, которую еще вдобавок надо убить, чтоб из сундука у ней деньги стащить (для карьеры-то, понимаешь?), ну, так решился ли бы он на это, если бы другого выхода не было? Не покоробился ли бы оттого, что это уж слишком не монументально и. и грешно? Ну, так я тебе говорю, что на этом «вопросе» я промучился ужасно долго, так что ужасно стыдно мне стало, когда я наконец догадался (вдруг как-то), что не только его не покоробило бы, но даже и в голову бы ему не пришло, что это не монументально. и даже не понял бы он совсем: чего тут коробиться? И уж если бы только не было ему другой дороги, то задушил бы так, что и пикнуть бы не дал, без всякой задумчивости. Ну и я. вышел из задумчивости. задушил. по примеру авторитета. И это точь-в-точь так и было! Тебе смешно? Да, Соня, тут всего смешнее то, что, может, именно оно так и было.

Часть пятая, IV

«- Молчи, Соня, я совсем не смеюсь, я ведь и сам знаю, что меня черт тащил. Молчи, Соня, молчи! — повторил он мрачно и настойчиво. — Я всё знаю. Всё это я уже передумал и перешептал себе, когда лежал тогда в темноте. Всё это я сам с собой переспорил, до последней малейшей черты, и всё знаю, всё! И так надоела, так надоела мне тогда вся эта болтовня! Я всё хотел забыть и вновь начать, Соня, и перестать болтать! И неужели ты думаешь, что я как дурак пошел, очертя голову? Я пошел как умник, и это-то меня и сгубило! И неужель ты думаешь, что я не знал, например, хоть того, что если уж начал я себя спрашивать и допрашивать: имею ль я право власть иметь? — то, стало быть, не имею права власть иметь. Или что если задаю вопрос: вошь ли человек? — то, стало быть, уж не вошь человек для меня, а вошь для того, кому этого и в голову не заходит и кто прямо без вопросов идет. Уж если я столько дней промучился: пошел ли бы Наполеон или нет? — так ведь уж ясно чувствовал, что я не Наполеон. Всю, всю муку всей этой болтовни я выдержал, Соня, и всю ее с плеч стряхнуть пожелал: я захотел, Соня, убить без казуистики, убить для себя, для себя одного! Я лгать не хотел в этом даже себе! Не для того, чтобы матери помочь, я убил — вздор! Не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор! Я просто убил; для себя убил, для себя одного: а там стал ли бы я чьим-нибудь благодетелем или всю жизнь, как паук, ловил бы всех в паутину и из всех живые соки высасывал, мне, в ту минуту, всё равно должно было быть. И не деньги, главное, нужны мне были, Соня, когда я убил; не столько деньги нужны были, как другое. Я это всё теперь знаю. Пойми меня: может быть, тою же дорогой идя, я уже никогда более не повторил бы убийства. Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею. «

Еще упоминание в романе «Преступление и наказание» фразы «тварь дрожащая»

Часть 3, VI

«Старушонка вздор! — думал он горячо и порывисто, — старуха, пожалуй что, и ошибка, не в ней и дело! Старуха была только болезнь. я переступить поскорее хотел. я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался. Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается. Принцип? За что давеча дурачок Разумихин социалистов бранил? Трудолюбивый народ и торговый; «общим счастием» занимаются. Нет, мне жизнь однажды дается, и никогда ее больше не будет: я не хочу дожидаться «всеобщего счастья». Я и сам хочу жить, а то лучше уж и не жить. Что ж? Я только не захотел проходить мимо голодной матери, зажимая в кармане свой рубль, в ожидании «всеобщего счастия». «Несу, дескать, кирпичик на всеобщее счастие и оттого ощущаю спокойствие сердца». Ха-ха! Зачем же вы меня-то пропустили? Я ведь всего однажды живу, я ведь тоже хочу. Эх, эстетическая я вошь, и больше ничего, — прибавил он вдруг рассмеявшись, как помешанный. — Да, я действительно вошь, — продолжал он, с злорадством прицепившись к мысли, роясь в ней, играя и потешаясь ею, — и уж по тому одному, что, во-первых, теперь рассуждаю про то, что я вошь; потому, во-вторых, что целый месяц всеблагое провидение беспокоил, призывая в свидетели, что не для своей, дескать, плоти и похоти предпринимаю, а имею в виду великолепную и приятную цель, — ха-ха! Потому, в-третьих, что возможную справедливость положил наблюдать в исполнении, вес и меру, и арифметику: из всех вшей выбрал самую наибесполезнейшую и, убив ее, положил взять у ней ровно столько, сколько мне надо для первого шага, и ни больше ни меньше (а остальное, стало быть, так и пошло бы на монастырь, по духовному завещанию — ха-ха!). Потому, потому я окончательно вошь, — прибавил он, скрежеща зубами, — потому что сам-то я, может быть, еще сквернее и гаже, чем убитая вошь, и заранее предчувствовал, что скажу себе это уже после того, как убью! Да разве с этаким ужасом что-нибудь может сравниться! О, пошлость! О, подлость. О, как я понимаю «пророка», с саблей, на коне. Велит Аллах, и повинуйся «дрожащая» тварь! Прав, прав «пророк», когда ставит где-нибудь поперек улицы хор-р-рошую батарею и дует в правого и виноватого, не удостоивая даже и объясниться! Повинуйся, дрожащая тварь, и — не желай, потому — не твое это дело. О, ни за что, ни за что не прощу старушонке!»

Часть четвертая, IV

Родион Раскольников говорит Соне:

«Что делать? Сломать, что надо, раз навсегда, да и только: и страдание взять на себя! Что? Не понимаешь? После поймешь. Свободу и власть, а главное власть! Над всею дрожащею тварью и над всем муравейником. Вот цель! Помни это!»

Изображения

Раскольников в своей комнате. Художник Д. А. Шмаринов

dslov.ru

Смотрите еще:

  • Оформить пособие на кормление Пособие на питание В настоящее время на территории Российской Федерации действует социальная поддержка для беременных женщин, детей в возрасте до трёх лет и кормящих матерей. Данная помощь предоставляется в виде пособий, направленных на обеспечение полноценными продуктами питания […]
  • Как исчисляется рабочий стаж Пенсия и трудовой стаж Понятие трудового стажа Трудовой стаж — это продолжительность трудовой или общественной деятельности, которая исчисляется в установленном порядке. Согласно трудовому кодексу РФ установление и исчисление трудового стажа необходимо для получения гарантий и […]
  • Закон об оружии хранение боеприпасов Закон об оружии хранение боеприпасов (с изменениями на 7 марта 2018 года) Федеральным законом от 13 июля 2015 года N 230-ФЗ (Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 13.07.2015, N 0001201507130062) (о порядке вступления в силу см. статью 16 Федерального закона от […]
  • Правила звукоизоляции квартиры Нормы и правила монтажа электропроводки в квартире Электропроводка в жилых помещениях должна соответствовать нормам, действующим в РФ. Зная правила монтажа электропроводки, вы сможете выполнить эту работу без нарушений требований электробезопасности, чем обезопасите свою жизнь и защитите […]
  • Ювенальный закон юстиции Ювенальная юстиция в России. Закон о ювенальной юстиции Фактически ювенальная юстиция должна была стать очень положительной системой, при помощи которой обеспечивалось бы спасение детей из неблагополучных семей, велась бы борьба с действиями родителей по отношению к собственным малышам и […]
  • Оформить корзинку лентами Идеи оформления фотозоны для праздничных событий и тематических фотосессий Фотозона — это основной элемент фотосъемки. Неважно для какого мероприятия или стиля она обустраивается. Главное, правильно и оригинально подобрать место и атрибуты для проведения фотосъемки. Существует множество […]