Приказ дневник ру

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 января 2005 г. N 84 «О порядке осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача)»

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 января 2005 г. N 84
«О порядке осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача)»

В соответствии с подпунктами 5.2.11. и 5.2.23. пункта 5 Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 321 (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 28, ст. 2898) и в целях дальнейшего совершенствования организации первичной медико-санитарной помощи населению приказываю:

1.1. Порядок осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача) (приложение 1);

1.2. Учетную форму N 030/у ВОП «Паспорт врачебного участка общей (семейной) врачебной практики» (приложение 2);

1.3. Инструкцию по заполнению учетной формы N 039/у-ВОП «Дневник работы врача общей практики (семейного врача) (приложение 3);

1.4. Инструкцию по заполнению учетной формы N 039-1/у-ВОП «Карта учета работы медицинской сестры врача общей практики (семейной сестры) (приложение 4);

1.5. Отчетную форму N 1-ВОП «Сведения о деятельности врача (отделения, центра) общей (семейной) практики» (приложение 5).

2. Департаменту фармацевтической деятельности, обеспечения благополучия человека, науки, образования (Н.Н. Володин):

2.1. Разработать квалификационные требования медицинского персонала общей врачебной (семейной) практики в срок до 1 декабря 2005 года;

2.2. Пересмотреть программы переподготовки и повышения квалификации специалистов, осуществляющих деятельность в медицинских организациях, оказывающих первичную медико-санитарную помощь по принципу общей врачебной практики (семейной медицины) в срок до 1 октября 2005 года.

3. Департаменту развития медицинской помощи и курортного дела (Р.А. Хальфин):

3.1. Разработать инструкцию по заполнению отчетной формы N 1-ВОП «Сведения о деятельности врача (отделения, центра) общей (семейной) практики (семейного врача)» в срок до 1 апреля 2005 года;

3.2. Инструкцию по заполнению учетной формы N 030/у ВОП «Паспорт врачебного участка общей (семейной) врачебной практики» в срок до 1 апреля 2005 года.

4. Рекомендовать руководителям органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации предусмотреть стимулирующие выплаты при формировании фонда оплаты труда медицинских работников, работающих в медицинских организациях, оказывающих первичную медико-санитарную помощь по принципу общей врачебной практики (семейной медицины).

5. Признать утратившим силу приложение N 1 к приказу Минздрава России от 20.11.2002 N 350 «О совершенствовании амбулаторно-поликлинической помощи населению Российской Федерации» (в государственной регистрации не нуждается, письмо Минюста России от 02.12.2002 N 07/11269-ЮД).

6. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра В.И. Стародубова.

Зарегистрировано в Минюсте РФ 21 февраля 2005 г.

Устанавливаются общие правила осуществления деятельности врачей общей практики (семейных врачей), под которыми понимаются врачи, прошедшие специальную многопрофильную подготовку по оказанию первичной медико-санитарной помощи членам семьи независимо от их пола и возраста. На должность семейного врача назначаются специалисты, имеющие высшее медицинское образование, по специальности «Лечебное дело» или «Педиатрия», окончившие клиническую ординатуру по специальности «Общая врачебная практика (семейная медицина)», или врачи — терапевты участковые и врачи — педиатры участковые прошедшие профессиональную переподготовку по специальности «Общая врачебная практика (семейная медицина)» и получившие сертификат специалиста по этой специальности. Семейные врачи оказывают первичную медико-санитарную помощь контингенту, сформированному на основе свободного выбора врача пациентами.

Утверждены учетная форма N 030/у ВОП «Паспорт врачебного участка общей (семейной) врачебной практики», инструкции по заполнению учетных форм N 039/у-ВОП «Дневник работы врача общей практики (семейного врача)», N 039-1/у-ВОП «Карта учета работы медицинской сестры врача общей практики (семейной сестры)» и отчетная форма N 1-ВОП «Сведения о деятельности врача (отделения, центра) общей (семейной) практики».

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 января 2005 г. N 84 «О порядке осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача)»

Регистрационный N 6346

Настоящий приказ вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования

Текст приказа опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 28 февраля 2005 г., N 9, в «Российской газете» от 16 марта 2005 г. N 51, в журнале «Здравоохранение», 2005 г., N 7

base.garant.ru

«Слеза ребенка» и «последнее прибежище негодяя»: цитаты и их интерпретации

Среди паролей, в которых «отразился век и современный человек», присутствуют и литературные цитаты и аллюзии. Иногда меткие и глубокомысленные, вроде заимствованной у знаменитого «сатирического старца» о «суровости российских законов, смягчаемой необязательностью их исполнения». Иногда диковинные: давно уже по журнальным и газетным статьям скачет неутомимая унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. Неискушенные читатели, встречая ее, по подсказке газетных эрудитов воображают экзекуцию, самой вдовой добровольно исполненную, переоценивая сюрреалистическую гротесковость гоголевского воображения, в то время как у Н.В. Гоголя это только нелепая и забавная оговорка персонажа – городничего, и, к разочарованию впечатлительных читателей, никакой сцены самобичевания в «Ревизоре» нет.

В те незабвенные годы одним из дежурных шаблонов стало усвоение Ф.М. Достоевскому мысли, что одна только слезинка ребенка перевешивает гармонию и совершенство, возможное в дольнем мире и в мире горнем. Этой цитате придавался густо пацифистский и анархический акцент, и употреблялась она для пресечения хотя бы и самых робких поползновений государства на самозащиту. Иными словами, вслед за упоминанием о слезах раздавался адресованный власти грозный журналистский приказ: «Руки вверх!» Угрожали именем Достоевского, у которого сказано ведь: «От высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка». Так как же можно после этого, – восклицали, закатываясь в благородной истерике, профессиональные гуманисты, – пытаться удержать страну от распада ценой слез, тем более детских! И эта своеобразная логика всем почти представлялась тогда обескураживающе очевидной.

Цитата взята из «Братьев Карамазовых». Но приписывать содержащуюся в этих словах идею Достоевскому все равно что в стихах А.С. Пушкина

«О, если б из могилы
Прийти я мог, сторожевою тенью
Сидеть на сундуке и от живых
Сокровища мои хранить. »

– видеть выражение заветной мечты поэта или ссылаться на А.С. Грибоедова, который будто бы устами Фамусова наставлял высокопоставленных чиновников: «Как станешь представлять к награде ли, к местечку, нельзя не порадеть родному человечку»; все равно что обнаруживать у Н.А. Некрасова ностальгию по временам, когда «ни в ком противоречия, кого хочу – помилую, кого хочу – казню. Закон – мое желание! Кулак – моя полиция! Удар искросыпительный, удар зубодробительный, удар скуловорот…»

Правда, Г. Флобер однажды уподобил госпожу Бовари самому себе. Но стоит ли это сравнение понимать до конца буквально? Не всякие же шалости мадам Бовари позволял себе романист, хотя бы уже из-за разницы полов. Здраво рассуждая, несмотря даже на оригинальное признание Флобера, невозможно отождествлять сочинителя с придуманными им персонажами, и хотя слова, влагаемые в их уста, в любом случае выведены рукой писателя, из этого еще не следует, что он непременно разделяет содержащиеся в них идеи. Иначе говоря, насколько неосторожно было бы приписывать Грибоедову мысли, заключенные в афоризмах вымышленного им Фамусова, настолько же дико полагать, что все, что сказал Иван Карамазов или его отец Федор Павлович Карамазов, – это задушевные убеждения самого Достоевского.

При трезвом взгляде на вещи Иван Карамазов не только не рупор, но скорее – антагонист своего демиурга, автора знаменитого романа. Ф.М. Достоевский был, как это известно всему миру, человеком религиозным и сознательно православным, а Иван Карамазов даже и не атеист тривиального пошиба, но скорее богоборец и сатанист. В том самом диалоге с Алешей, когда он пытался смутить брата упоминанием о детских слезах, он с недвусмысленной ясностью выразил свои собственные убеждения: «Слишком дорого оценили гармонию, не по карману нашему вовсе столько платить за вход. А потому свой билет на вход спешу возвратить обратно… Не Бога я не принимаю, Алеша, я только билет Ему почтительнейше возвращаю» (Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Ч. 2. Кн. 5. Гл. 4: Бунт). В разговоре с отцом на его вопрошание: «В последний раз и решительно: есть Бог или нет? Я в последний раз!» – Иван отвечает: «“И в последний раз нет”. – “Кто же смеется над людьми, Иван?” – “Черт, должно быть”, – усмехнулся Иван Федорович». Затем он отнимает у отца и эту его последнюю надежду на существование иного мира: «А черт есть?» – спрашивает тот. – «Нет, и черта нет» (Там же. Ч. 1. Кн. 3. Гл. 8: За коньячком). Хотя в этом разговоре Иван отверг существование черта, но мысль именно об этом субъекте не оставляет его. Именно с ним Иван при начале своей болезни вступает в увлекательную беседу, по ходу которой он, правда, испытывал раздражение на собеседника, но главным образом оттого, что в осознании сложившейся ситуации он раздваивался между умозрительным неверием в его бытие и очевидностью его присутствия как визави, так и в собственной своей душе. Когда Иван, рассказав брату свою «Легенду о великом инквизиторе», проговорил: «Мне мерещится… что потому католики так и ненавидят масонов, что видят в них конкурентов, раздробление единства идеи, тогда как должно быть едино стадо и един пастырь», Алешу, который пытался разгадать тайну Ивана, осенила догадка: «Ты, может быть, сам масон!». Иван не удостоил брата комментариями на это его предположение.

В своих взглядах Достоевский, однако, не совпадал и с современными ему консервативными кругами, в которых недооценивали опасное состояние российского общества, недооценивали тяжесть постигшей его болезни и откуда поэтому исходили предложения слишком простых решений трудных проблем. Иными словами, Достоевскому не свойственна была ни благодушная невозмутимость одних российских консерваторов, ни ворчливый и поверхностный ретроградный критицизм других. Раны пережитых им в молодости искушений не зарубцевались в его душе до конца, и потому он лучше своих более благополучных современников из монархического лагеря понимал пружины, которые формировали образ мыслей его былых единомышленников, ставших идейными оппонентами: Герцена, Бакунина, Белинского, которого он особенно чтил и любил в молодости, в пору своих революционных и утопических увлечений. К ним Достоевский испытывал сердечный интерес, и он хорошо понимал их, хотя и разошелся с ними самым радикальным образом. Из этого круга заимствованы его самые трагические персонажи – и Ставрогин, и Иван Карамазов, – столь разительно отличающиеся от легковесных и легкомысленных героев, вроде Степана Трофимовича Верховенского, сиречь популярного в свое время либерального историка Грановского, послужившего ему прототипом. По отношению к либералам Достоевский не находил более уместной интонации, чем ирония.

Вернемся к словам о детских слезах и их своеобразной интерпретации. Предлагаемая подмена смыслов особенно опасна потому, что фальсификации при этом подвергается не только образ мыслей Достоевского, но и само христианское учение. Эксплуатирующие эту тему публицисты представляют пассаж Ивана Карамазова о слезах ребенка чуть ли не как квинтэссенцию Евангелия, утверждают, что в этой идее сконцентрировано учение Христа. Господь, однако, не проповедовал ни пацифизма, ни анархии. Если бы пацифистская и анархическая интерпретация Евангелия была адекватной, учение Христа не могли бы принять ни святой Константин, ни другие христианские правители, либо, приняв его, они бы отложили порфиру и скипетр, сошли с трона и оставили власть. Но ничего подобного в реальной истории не происходило. Крестившись, святые Владимир, Мириан, Тиридат остались правителями своих народов, ибо Сам Господь господствующих и Царь царствующих не уничижал земных царей; не уничижал Он и меч, который вынуждены применять в этом мире как помазанные, так и не принявшие помазания свыше, но не без воли Божией облеченные властью правители.

Господь сказал о мече и мире: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10: 34). Меч, упомянутый Спасителем, имеет, конечно, не буквальное, но метафорическое значение, но сказано это, точно, не для угождения пацифистскому слуху. Относительно употребления меча, а значит – о войне и правосудии учил апостол Павел: «Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13: 4). Когда Иван Карамазов, рассказав Алеше о том, как барин затравил собаками крестьянского мальчика, спросил «Ну. что же его? Расстрелять?», он услышал в ответ: «Расстрелять». Иван вообразил, что, сказав это, Алеша в душевном порыве отрекается от своих заветных христианских убеждений: «Браво. Ай да схимник! Так вот какой у тебя бесенок в сердечке сидит»; да и сам Алеша по неопытности затем поправляется: «Я сказал нелепость, но…», – но в действительности это была его вполне оправданная и с христианской точки зрения вполне адекватная реакция на эту хотя бы и вымышленную дикую историю. Иными словами, толстовство и церковное христианство различаются радикально.

Но Л.Н. Толстой, по крайней мере, был искренним и последовательным, а не однобоко жульничающим пацифистом. Не то нынешние миролюбцы и гуманисты. Детские слезы, к которым они апеллируют, – это выборочные слезы, это, конечно же, не слезы сербского ребенка из Косова или из Белграда. Американским бомбам, падавшим на Белград, наши отечественные миролюбцы аплодировали, поскольку то была беспримерно «гуманная операция».

В наши дни слезы ребенка стали актуальной темой. Вдруг оказалось, что дети плачут не только в Нигерии, но и в блистательных Соединенных Штатах. Правда, если в одних публикациях речь идет о слезах замученных детей, то в других – взрослые плачут о детях, которым не повезло родиться в России и во второй раз не повезло из-за новых российских законов, пресекающих экспорт живого товара, так что они уже не сподобятся стать американскими приемышами. Вывоз детей в Америку имеет, конечно, разные последствия. Не всех их мучают и убивают. Но многие ли из этих детей, выброшенные из своей страны, получат православное воспитание? Способны ли об этом позаботиться их усыновители, когда они, например, принадлежат к столь многочисленным в Соединенных Штатах сектам иеговистов, или мормонов, или хотя бы даже к не столь экзотичным адвентистам седьмого дня?

Что называется, лучше не скажешь. В разглагольствованиях Смердякова предвосхищены все идеалы и все высшие ценности современных российских публицистов и политиков известного образа мыслей, известного направления, известной ориентации – лакейской ориентации, включая даже и их столь еще недавние сетования по поводу упущенных возможностей в виде баварского пива, именно все ценности, включая и пацифизм специального назначения – то есть предназначенный не для Наполеона, а исключительно для Александра I. Отчего же не расхватан на цитаты Смердяков? Полагаю, только из-за снобизма цитирующей публики – ей, вероятно, не нравится его фамилия.

www.pravoslavie.ru

Почему не был взят Ленинград?

Мне, как военному переводчику, довелось в начале 90-х годов участвовать во встречах российских и немецких ветеранов. С собой бывшие немецкие солдаты привозили истории дивизий, воспоминания, дневники, которые оседали в моей библиотеке. Постепенно их набралось немало. Вот тогда и появились сомнения: а всё ли однозначно в вопросе, почему устоял Ленинград? Почему немецкое наступление, начавшееся летом 1941 года, закончилось 24 сентября на подступах к Ленинграду, превратившись в 900-дневную блокаду?

В поисках ответов на эти вопросы я кое-что перевёл из немецких источников и показал ведущим петербургским историкам. Кто-то выразил заинтересованность в новых материалах, кто-то стал резко защищать принятую в советские годы точку зрения. А она была такой: «Мы не позволили врагу штурмом захватить Ленинград». В доказательство мне приводили дневники начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Франца Гальдера. Действительно, в них неоднократно повторялась мысль о необходимости захвата Ленинграда. Гальдеру при всём желании никто не смог бы возразить. Его хроника Второй мировой войны считается ценнейшим источником. Я уже не знал, что делать. Сомнения не оставляли меня, а ответа на них не было. На помощь пришёл мудрый питерский историк, доктор исторических наук Валентин Михайлович Ковальчук. Он порекомендовал мне, как специалисту немецкого языка, ознакомиться с гальдеровскими дневниками в оригинале.

После этого всё встало на свои места.

Оказалось, что термин «захват» был в советское время искусственно вставлен в русскую редакцию дневника Гальдера. На самом деле тот ни разу это слово не употребляет, притом делает это сознательно. Напротив, Гальдер, видя постоянно возраставшее сопротивление советских войск, стал внушать Гитлеру мысль о блокировании Ленинграда.

Это ему удалось, и 5 сентября Ленинград был объявлен второстепенным театром военных действий. Предстояло окружить его тесным кольцом и ждать, когда советские власти вывесят белый флаг.

Оказывается, в своих сомнениях я был не одинок. На международной конференции «Блокада Ленинграда: спорное и бесспорное» в сентябре 2007 года в Санкт-Петербурге писатель Даниил Гранин озадачил присутствовавших необычным заявлением. Он сказал: «Мне непонятно, почему немцы не вошли в город осенью 1941 года, когда, казалось бы, всё было готово для этого? Во второй декаде сентября город был совершенно открыт для вторжения немцев. 17 сентября, будучи солдатом-ополченцем, я был послан в город, прошёл от передовой у Шушар рядом с Пушкиным почти до центра Ленинграда, не встречая никаких кордонов и патрулей. Проснувшись на следующий день, был в полной уверенности, что немцы уже вошли в город».

На той же конференции я постарался ответить на вопрос писателя. Мой ответ звучал так: «Не было приказа брать Ленинград. Был другой приказ: «Блокировать город и ждать капитуляции». Однако не убедил я тогда Гранина и других участников конференции. Больно уж просто все это выглядело. Правда, мы договорились вместе продолжить изучение этой темы. Выступали, писали статьи, появились и книги. У Гранина в новой редакции вышла «Блокадная книга». С большим интересом читатели восприняли его новые повести и романы: «Заговор», «Всё было не совсем так», «Мой лейтенант». У меня тоже появилось несколько работ. Вышла книга «Ленинградский “блицкриг”», где я привожу полный дневник Лееба и даю корректный перевод текста дневника Гальдера, касающийся действий немецких войск под Ленинградом. Затем появились другие мои книги: «Блокадный пасьянс» и «Уходящие в вечность».

К исследованиям подключились и другие люди, в том числе и с немецкой стороны. Например, сын командующего группой армий «Север» фельдмаршала фон Лееба прислал в 2007 году Гранину письмо, где приводит слова своего отца о том, что ему непонятно, почему не последовало приказа захватить Ленинград, который почти нечем было оборонять.

Георгию Жукову, возглавлявшему Ленинградский фронт, тоже было непонятно, почему немцы прекратили свое наступление. Он не поверил своему начальнику разведки полковнику Евстигнееву, доложившему, что танковые дивизии отходят от Ленинграда. Недоверие Жукова можно объяснить. Как военный стратег он прекрасно отдавал себе отчёт, что огромная ударная группировка противника, сконцентрированная под Ленинградом, просто обязана была штурмовать город. И лишь убедившись, что танковые и моторизованные соединения действительно отошли от Ленинграда, Жуков признал, что штурма не будет.

Подвел итог такого рода размышлениям адъютант фельдмаршала фон Лееба барон фон Грисенбек. Уже после войны он записал в своем дневнике: «Захвату города, который охранялся лишь слабыми силами, препятствовал приказ свыше, согласно которому были отведены семь дивизий с целью их дальнейшей переброски на Москву. Предостережение Лееба, высказанное им в личной беседе с Гитлером, что таким образом не будут взяты ни Москва, ни Санкт-Петербург, подтвердились».

Как же всё происходило в начальный период войны под Ленинградом? Вначале несколько слов о группе армий «Север». Это была огромная группировка войск, численностью свыше 500 тысяч человек. В её состав входили 18-я и 16-я армия, а также 4-я танковая группа. Поддержку им оказывал 1-й воздушный флот в составе 1-го и 8-го авиакорпусов.

В первый же день войны 22 июня 1941 года командующий группой армий «Север», наступавшей на Ленинград, фельдмаршал Риттер фон Лееб столкнулся с тем, чего не было до этого в покорённой немцами Европе. Два определения Лееба: «сопротивление противника» и «плохие дороги» – будут сопровождать его дневниковые записи вплоть до самой отставки.

Это оказалось серьёзным русским контраргументом против немецких войск. Видя растущее сопротивление Красной армии на Восточном фронте, начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер решил пожертвовать одним из трех направлений наступления на Советский Союз. 2 июля он выразился совершенно недвусмысленно о предстоящей блокадной судьбе города на Неве: «4-я танковая группа должна оцепить Ленинград». Гальдер решил ограничиться окружением Ленинграда в надежде на то, что город, в конце концов, сдастся сам. Тем самым, по его мнению, можно было бы сохранить силы и средства для действий на центральном и южном направлениях. Там уже серьёзно ощущалось снижение темпа наступления. Эти мысли он начал внушать Гитлеру. По существу, это был отход от плана «Барбаросса».

10 июля считается официальной датой начала битвы за Ленинград. В этот день немецкие войска нанесли удары на лужском, новгородском и старорусском направлениях. Финны перешли в наступление на Карельском перешейке и в Восточной Карелии. Непосредственно на Ленинград начали надвигаться немецкая 4-я танковая группа вместе с 18-й армией с юга и финская Юго-Восточная армия с севера. Темп наступления немецких войск неуклонно снижался, чем глубже они вторгались на русскую территорию. У финнов, напротив, успех следовал за успехом: они отвоёвывали свою землю.

Лееб пишет 12 июля: «Большие потери. Если наступление и дальше так пойдёт, то войска вскоре будут измотаны. Фюрер уже больше не придаёт особого значения Петербургу». Этому имелось объяснение. Менее чем через месяц после начала войны импульсивный Гитлер изменил мнение относительно Ленинграда. Город на Неве перестал быть для него объектом, имеющим первостепенное значение. Главенствующая роль в этом судьбоносном решении принадлежит Гальдеру, которому удалось переспорить командование вермахта и окончательно убедить Гитлера отказаться от захвата Ленинграда. Основной причиной этого было всё более возраставшее сопротивление советских войск.

Леебу приходилось вновь и вновь подчиняться приказам из Берлина, которые расходились с его планами по захвату Ленинграда. 2 августа состоялось совещание в штабе командования сухопутных войск. Там была в очередной уже раз озвучена главная цель группы армий «Север»: блокирование Ленинграда. 18 августа в ставке Гитлера это было объявлено официально. Гитлер распорядился начать с Киева, который пожелал не захватывать, а ждать, когда тот выбросит белый флаг. После этого превратить город в пепел и развалины. Такая же судьба ожидала и Ленинград. Однако требование Гитлера не было подкреплено реальными техническими возможностями по уничтожению мегаполисов. Кроме того, большинство немецких военачальников не поддерживали подобных замыслов. Для них уничтожение захваченных городов попросту не имело смысла. Ведь, помимо расхода огромного количества боеприпасов войсками, которые в это время уже блокировали данный город, после его падения нужно было размещаться в тёплых квартирах. А это можно было сделать только в самом городе. С приближением зимы такие мысли всё чаще одолевали немецкий генералитет. Представители высшей военной власти отчётливо сознавали, что идея блицкрига потерпела крах. Поэтому немецкие генералы обоснованно надеялись на то, что Гитлер разрешит всё-таки овладевать крупными городами. С Киевом так и произошло в сентябре после того, как советское командование оставило город. Разрушать город гитлеровцы не стали.

По мере приближения к Ленинграду силы группы армий «Север» все больше истощались.

В дневнике Лееба появилась примечательная фраза о том, что «войска уже не те, что были в начале войны». Она говорит о физической и моральной усталости немецких солдат за два месяца непрерывных боёв. В России война оказалась совсем не такой, как на Западе.

Изменилась даже роль немецких пропагандистских рот. Первоначальной их задачей было отслеживать победоносный путь гитлеровских войск. Теперь для них, как пишет Лееб, наступил этап «вдохновения». Речь шла о «мучительной борьбе с противником». Если темп наступления немцев в первые дни войны действительно соответствовал планам, то на завершающем этапе похода на Ленинград он снизился до двух километров за день, а затем и вовсе до нескольких сотен метров. Немцы буквально прогрызали оборону на подходе к городу-крепости.

Тем не менее командующий группой армий «Север» не оставлял надежды на окружение Ленинграда не только с южного, но и с северо-восточного направления для последующего соединения с финнами на Карельском перешейке. После полного блокирования города, его было бы легче захватить. Для этого он планировал задействовать переданные ему соединения 3-й танковой группы: 39-й моторизованный и 28-й армейский корпуса. Он намеревался оснастить их мостовым имуществом с целью наведения переправы после преодоления Невы на штурмовых лодках. При этом его всё больше беспокоило положение с резервами. Он называл его катастрофическим.

Захват Шлиссельбурга 8 сентября, который считается официальным днём начала блокады Ленинграда, радости у Лееба не вызвал. Именно в этот день он делает примечательную запись в своем дневнике о том, что на данном участке группы армий «Север» придётся вести «войну несчастного человека». Лееб был удручён тем, что рушились его планы: финны остановились на Карельском перешейке и восточнее Ладожского озера, ленинградский фронт был объявлен «второстепенным направлением», сопротивление противника повсеместно нарастало.

С 9 сентября начался самый тяжёлый этап боёв за Ленинград. Несмотря на приказ Гитлера не брать город, командование группы армий «Север» всё делало для того, чтобы создать благоприятную ситуацию для изменения этого решения. Но приказ на уход семи немецких дивизий был уже объявлен. Без них взять город не представлялось возможным. Настроение у немецких солдат в этот период было не самым радужным. С психологической точки зрения это изменение планов означало их поражение. Они уходили, так и не завершив задуманного. 14 сентября немецкая 6-я танковая дивизия стояла передовыми танковыми батальонами у Пулковских высот вблизи Пушкина и ждала приказа ворваться в Ленинград. В дивизионной истории в этот день появилась запись: «Имеется твёрдое чувство, что сопротивление противника на внешнем кольце укреплений сломлено. Продолжение наступления привело бы, по крайней мере, в зоне ответственности дивизии, к тому, что её части ворвались бы в город. Но кажется, что по указу сверху приказано прекратить наступление. Решение, которого не понимает ни один человек». На следующий день 6-я танковая дивизия повернула на Москву.

Финны к тому времени были остановлены на старой финско-советской границе. Финское командование опасалось, что по мере приближения немцев к Ленинграду с юга, городское население будет стремиться вырваться из окружения через финский фронт. Поэтому Маннергейм заявил прибывшему в Миккели начальнику немецкой военной разведки адмиралу Канарису, что «крайне желательно, чтобы немецкие войска как можно скорее продвинулись к Ленинграду также и с северной стороны». И добавил: «Надеюсь всё ещё, что немцы форсируют в назначенное время Неву и вклинятся между нами и русскими». По существу, Маннергейм призывал к полной блокаде Ленинграда немецкими войсками, отводя себе роль не оккупанта, а освободителя финской территории. Дальше вопрос для финнов переходил из военной плоскости в политическую. Осложнять отношения с англичанами и американцами, союзниками России по антигитлеровской коалиции, они не хотели, стремясь создать в их глазах статус страны, отвоевавшей свои исконные земли.

С 24 сентября 1941 года под Ленинградом начался новый этап боевых действий. С этого момента ослабленные и измотанные войска группы армий «Север» перешли под Ленинградом к позиционной обороне. Парадоксальная ситуация, когда 18-я немецкая армия, как осаждающая сторона даже не пыталась ворваться в город, а лишь отбивала атаки осаждённых, продолжалась два с половиной года, закончившись 27 января 1944 года снятием немецкой блокады Ленинграда.

С Даниилом Александровичем Граниным мы сошлись, в конце концов, во мнении, что сентябрьская эпопея 1941 года не завершилась взятием Ленинграда из-за стратегической ошибки Гитлера, упустившего благоприятный момент. Но он был обречен на эту ошибку, так как не ожидал столь ожесточенного сопротивления в России.

Здесь будет к месту вспомнить Пушкина:

Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима, иль русский бог?

член Союза писателей Санкт-Петербурга

www.stoletie.ru

Смотрите еще:

  • Приказ минобрнауки россии 1089 О внесении изменений в федеральный компонент государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, утвержденный приказом Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1089 В соответствии с пунктом 1 […]
  • Федерального закона от 28 марта 1998 г n 53-фз Воинская обязанность Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 1 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2005 г. Статья 1 . Воинская обязанность См. комментарии к статье 1 настоящего Федерального закона 1. Воинская обязанность […]
  • Закон о многодетных семьях города москвы Закон г. Москвы от 23 ноября 2005 г. N 60 "О социальной поддержке семей с детьми в городе Москве" (с изменениями и дополнениями) Закон г. Москвы от 23 ноября 2005 г. N 60"О социальной поддержке семей с детьми в городе Москве" С изменениями и дополнениями от: 22 ноября 2006 г., 20 июня […]
  • Приказ принять по совместительству образец Приказ о приёме на работу совместителя: образец Обновление: 17 января 2017 г. ​Приказ о внутреннем совместительстве В части первой статьи 68 ТК РФ установлено, что приём на работу оформляется приказом руководителя. Это относится и к найму совместителя. Приказ о приёме по совместительству […]
  • Пособие по подготовке к егэ по обществознанию Рабочие программы по математике Пояснительная записка. Данная рабочая программа реализуется на основе следующих документов: 1. Программы общеобразовательных учреждений. Алгебра. 7-9 классы. / Сост. Бурмистрова Т.А. – М. «Просвещение», 2009 г. Авторская программа по алгебре Ю.Н. […]
  • Где самые дешевые страховки осаго Дешевая туристическая страховка Вы хотите узнать какая страховка самая дешевая? Почерпнуть данную информацию можно двумя способами: Выполнив расчет туристической страховки в режиме онлайн в калькуляторе; Прочитав аналитическое исследование, размещенное на данной странице. Расчеты […]