Подмена тезиса в споре

Глава 19. Софизмы: отступления от тезиса

(69:) 1. Совершенно оставить во время спора в стороне прежнюю задачу спора, неудачный тезис или довод и перейти к другим, называется «сделать диверсию». Диверсия делается различным образом. Наиболее грубый способ состоит в том, что спорщик прямо, «сразу» оставляет довод или тезис и хватается за другой. Это случается чрезвычайно часто. В одном митинговом споре, напр., рабочий доказывал, что не рабочие мешали «займу свободы», а буржуазия. Скоро он увидел, однако, что тезис его слаб и что противник его побивает в споре, и он делает «диверсию»: «вообще войну затеяли капиталисты». Противник не сумел использовать своего положения и поддался на уловку, стал сейчас же доказывать, что войну затеяли не капиталисты. Диверсия удалась. Часто диверсия состоит в «переходе на личную почву». Напр., юный идеалист доказывает человеку “опыта”, что такой-то поступок малодушен и бесчестен. Тот сперва стал спорить «чин-чином», но, видя, что дело его плохо, сделал диверсию: «Очень вы еще молоды и неопытны. Поживете, узнаете жизнь и сами со мною согласитесь». Юноша стал доказывать, что молодость не при чем, что «он знает жизнь». Диверсия удалась. Или другой случай. Спорят, прав ли министр, опубликовав такие-то документы. Один из спорщиков видит, что дело его плохо, и предпринимает диверсию: «вы как-то пристрастно относитесь к этому человеку. Вот недавно вы еще утверждали, что мера, принятая им в таком-то случае, вполне целесообразна. А оказалось, что как раз она привела к противоположным результатам». Противник начинает доказывать, что мера оказалась благодетельной. Диверсия удалась. Бывает и так, что для диверсии нарочно подыскивают и выдвигают какой-нибудь парадокс, или же такое мнение, на которое противник заведомо не преминет «накинуться». Это своего рода «приманка для диверсии» – Иногда диверсия производится очень тонко и незаметно, с постепенными переходами и т.д.

2. Если спор идет не из-за тезиса, а из-за доказательства, то диверсия состоит в том, что защитник тезиса бросает доказывать свой тезис, а начинает опровергать (с. 70:) наш или требует, чтобы мы доказалинаш тезис. Вот пример. Один юный спорщик затеял спор с не менее юной девицей, при чем она старалась всячески защищать какой-то трудный тезис; спор был из-за доказательства. После многих трудов юная спорщица, видя, что дело у неё не двигается вперед, обратилась к противнику с претензией. «Да что это я все доказываю свое мнение, а вы только критикуете. Критиковать легко. Докажите-ка вы свое мнение? Почему вы так в нем убеждены?” Юный спорщик, мало разбирающийся в технике спора, устыдился; как это, в самом деле – она все доказывает и трудится, а я только критикую! Диверсия удалась. Он стал доказывать свой тезис и «потерял нападение».

Небесполезно, в заключение, заметить, что всякая диверсия, если мы «уходим» от прежнего тезиса, обращает сосредоточенный спор в бесформенный. При диверсии от довода или от доказательства спор, конечно, может остаться и сосредоточенным.

3. От диверсии надо отличать другой род софизмов, связанных с отступлением от тезиса или довода – изменение тезиса или довода (*). Мы не отказываемся от них, наоборот, делаем вид, что все время их держимся, но на самом деле мы их изменили. У нас уже другой тезис или довод, хотя бы и похожий на прежний. Это называется часто подменой тезиса или довода.

К числу разных видов такой подмены относится прежде всего расширение или сужение тезиса (или довода). Напр., вначале спорщик поставил тезис: «все люди эгоисты», но увидев, что нельзя его доказать и возражения противника сильны, начинает утверждать, что тезис был просто «люди эгоисты». «Вольно ж вам было его так понимать широко. Нет правила без исключения. Я имел в виду, конечно, не всех, а большинство». Если же наоборот, противник выставил тезис «люди эгоисты», софист старается истолковать его в более выгодном для себя смысле: в том смысле, что «все люди эгоисты», так как в таком виде тезис легче опровергнуть. Вообще свой тезис софист обыкновенно старается, если дело плохо, сузить: тогда его легче защищать. Тезис же противника он стремится расширить, потому что тогда его легче опровергнуть. Нередко он прибегает к разным уловкам, чтобы заставить самого противника сгоряча расширить свой тезис. Это бывает иногда нетрудно, вызвав в горячей голове «дух противоречия».

Еще примеры другого вида расширения и сужения тезиса. Тезис: «А. хорошо знаком с русской литературой». Нападающий расширяет его: «А. знаток литературы (вообще)», защитник же суживает: «А. знаком хорошо с современной русской литературой».

4. Родственно с расширением и сужением тезиса усиление и смягчение его. Они приводят к «искажению» тезиса и встречаются, пожалуй, еще чаще. Тезис был дан, напр., такой: «Министры наши бездарны». Противник «искажает»‘ его, усиливая: “вы утверждаете, что министры наши идиоты”. Защитник же тезиса, если дело плохо, старается «смягчить» тезис: «нет я говорил; что министры наши не на высоте своего призвания». Или другой пример. Тезис: «источник этих денег очень подозрителен». Противник усиливает тезис: «вы утверждаете, что деньги эти краденые». Защитник, если находит нужным, смягчает тезис: «Я говорил только, что источник этих денег неизвестен». Усиление тезиса обыкновенно выгодно для нападающего и производится нередко в высшей степени (с. 71:) бесцеремонно и нагло. Смягчение тезиса обыкновенно производится защитником его, так как помогает защите. И тут часто не особенно церемонятся.

5. Одна из самых частых подмен тезиса (и довода) состоит в том, что мысль, которая приводится с известной оговоркой, с известными условиями, при которых она истинна, подменивается тою же мыслью, но уже высказанною “вообще”, без всяких условий и оговорок. Эта уловка чаще всего встречается при опровержениях и имеет больше всего успеха при малоразвитых в умственном отношении слушателях. Малоразвитый ум склонен понимать все «просто»; он не умеет отмечать «тонкие различия» в мыслях, он прямо их не любит, иногда не терпит и не понимает. Они для него слишком трудны. Поэтому тонкие разичения кажутся такому человеку или «хитростями», «хитросплетениями», «софизмами» или же (если он несколько образован) «ненужной схоластикой». Отсюда отчасти вытекает трудность спора о сложных вопросах, требующих точного и тонкого анализа и различений, с неразвитым противником или, особенно, при неразвитых слушателях. Но к таким вопросам относится, напр., большая часть политических, государственных и общественных и т.д. вопросов. На этой почве софист, при прочих условиях равных, имеет огромное преимущество. Честный спорщик приведет довод правильный, с нужными оговорками, выраженный вполне точно. Но неразвитый слушатель обыкновенно не улавливает, не запоминает этих оговорок и условий, и совершенно не оценивает их важности. Пользуясь этим, софист умышленно опускает оговорки и условия в доводе или тезисе противника и опровергает тезис или довод так, как будто мысль была выражена без них, а «вообще». Сюда часто на помощь присоединяется усиление тезиса, ораторские приемы: «негодование» и т.д., почти неразлучные с типом «митингового софиста». Все это действует на неразвитого слушателя очень сильно, и надо много хладнокровия, находчивости и остроумия, чтобы отбить такое нападение, если публика вообще сочувствует взглядам софиста. Вот пример: Х. утверждает, что «внастоящее время, при данном уровне развития большинства народа, знаменитая «четырехвостка» (прямое, тайное, всеобщее, равное голосование) при выборе в Государственную Думу вредна для государства». Противник опускает все эти оговорки и начинает доказывать антитезис, что прямое, тайное и т.д. голосование (вообще) полезно, потому-то и потому-то. Или я доказываю, что «смертная казнь при некоторых обстоятельствах и условиях необходима». Противник опровергает меня перед слушателями так, как будто я утверждал, что смертная казнь вообще необходима и называет меня «ярым защитником смертной казни», бросая при этом на меня громы негодования и возмущения. Неразвитые и сочувствующие софисту слушатели тоже начинают возмущаться – «что и требовалось доказать». Часто надо немало хладнокровия, знания «слушателей» и находчивости, чтобы отразить подобное нападение.

Обратная уловка – когда то, что утверждалось без оговорки, без условий, потом утверждается с оговоркой и условием. Чаще встречается она у защищающей стороны. Напр., сперва человек утверждал, что «не должно идти на войну» вообще, ни при каких условиях. Прижатый к стене, он подменивает это утверждение; «конечно, я не имел в виду случаев, когда враг нападает без всякого повода и разоряет страну». Потом он может ввести и еще какую-нибудь оговорку.

(72:) 6. Этим уловкам – особенно последней – чрезвычайно способствует неполнота и неточность обычной речи. Мы очень часто высказываем мысль с только подразумевающимися оговорками. Оговорки эти «сами собою разумеются» потому, что, если высказывать их, речь становится каким-то нагромождением оговорок – необычайно тяжелой и «неудобоваримой». Примером может служить деловой язык контрактов и т.п. документов, выработанный юридической и т.д. практикой в защиту от «деловых софистов на карманной почве».

Таким образом, оговорки подразумеваются на каждом шагу и это ведет к возможности бесчисленных ошибок и софизмов. А. говорит: «мышьяк яд». При этом подразумевается оговорка «если принять его больше известного количества». Б. опускает эту оговорку и говорит: «Доктор прописал мне мышьяк, значит он меня отравляет». У Шекспира в «Венецианском Купце» Шейлок заключает условие с купцом Антонио: если Антонио просрочит вексель, то он, Шейлок, имеет право вырезать у него «фунт мяса, как можно ближе к сердцу». Сделка оформлена вполне законно». Вексель просрочен и Шейлок требует условленной неустойки. Мудрый судья (Порция) спасает Антонио так. «По этой расписке», говорит она,

«Ты имеешь право взять
Лишь мяса фунт, в ней именно фунт мяса
Написано; но права не дает
Она тебе ни на одну кровинку.
Итак бери, что следует тебе –
Фунт мяса, но, вырезывая мясо,
Коль каплю крови христианской ты
Прольешь – твои имущества и земли
Возьмет страна республики себе.
Таков закон Венеции.»

Юристы в прошлом столетии спорили, насколько решение Порции правильно с юридической точки зрения.

Мнения были разные. Но с точки зрения логики решение это – несомненный софизм. Когда кто говорит о том, что надо вырезать кусок мяса из живого тела, тот неминуемо подразумевает, что при этом прольется кровь; и кто соглашается на вырезку такого мяса, тот соглашается на само собою подразумевающееся неизбежное условие этой вырезки – пролитие крови. Так что Порция сознательно подменила условие договора, воспользовавшись тем, что оно было выражено обычно, без исчерпывающей точности и полноты.

7. Положительно бесчисленны разные другие формы подмены тезиса и доводов.

Перечислим кратко наиболее общие и важные их роды.

Одно и то же слово может обозначать разные мысли. Поэтому часто легко, сохраняя одни и те же слова тезиса (или довода), сперва придавать им один смысл, потом другой. Одна из обычнейших ошибок, один из обычнейших софизмов. Мы часто даже не замечаем, сколько разных значений имеет одно и то же слово. Поэтому легко «окрутить» нас софисту, который отлично различает все их. Возьмем слово «народ». Редко кто старался разобраться в его значениях, а их много: а) народ означает то же, что малоупотребительное слово «народность». («Народы Европы»; «изучение народов»; «народоведение»); б) народ – все граждане одного и того же государства, объединенные подданством ему. Так говорят о «русском народе» в противоположность «австрийскому», об «английском народе» и т.д. «Весь русский народ признал революцию» и т.д.; (с. 73:) в) народ – низшие классы населения, противополагаемые интеллигенции, “правящим классам” и т.д. Отсюда термины: «идти в народ», «народники». «Он вышел из народа» и т.д.; г) народ – вообще значит собрание людей, без различия классов, национальности и т.п., вернее, группа людей, находящихся в одном месте. «На улице много народу».

«У приказных ворот
Собирался народ
Густо» и т.д.

Само собою ясно, как легко «играть» таким словом в софизмах. — Когда кучка “народа” — рабочих, крестьян и т.д. соберется на улицах и заявляет “волю народа”, тут бессознательная подмена мысли; когда же оратор, опытный софист и демагог, говорит этой толпе: “вы — народ, народная воля — обязательно должна быть исполнена”, то он, подменивая смысл слова, часто подменивает сознательно довод или тезис. — А таких “многозначных слов” как “народ”, очень много.

8. Очень часто пользуются свойствами так называемых синонимов, слов и выражений, различных по звукам, но обозначающих разные оттенки одного и того же понятия. Если эти различия в оттенках не существенны для данного вопроса, то синонимы можно употреблять один вместо другого безразлично. Если же они существенны, то получается более или менее важное изменение тезиса. Особенно в этом отношении важна разница, если она сопровождается различием и в оценке, оттенком похвалы или порицания. Напр., далеко не все равно сказать. «А. благочестив» и «А. ханжа». «Ревность к вере» и «фанатизм». «Протест» и «возмущение». «Левый» по убеждениям и «революционер» и т.д. Если я высказал тезис: «ревность в вере — обязанность каждого религиозного человека”, а противник мой изменил его: “вот вы утверждаете, что каждый религиозный человек должен быть фанатиком”, то он исказил мой тезис. Он внес в него оттенок, благоприятный для опровержения. Вложил признаки, которые делают тезис незащитимым. Конечно, сказать, что фанатизм — обязанность каждого христианина – нелепо. Или, скажем, я утверждаю, «священники должны получить такие-то и такие-то преимущества». Мой противник излагает этот тезис так: «Х. думает, что попы должны обладать какими-то имуществами». Название «поп» в устах образованного человека имеет некоторый пренебрежительный оттенок и, внося его в тезис, противник тем самым вносит понижение устойчивости тезиса. Вообще эта уловка – вероятно самая употребительная. Люди прибегают к ней как бы инстинктивно, стараясь обозначить понятие названием, наиболее благоприятным для себя, наиболее неблагоприятным для противника. И чем грубее ум, тем грубее и примитивнее выходят и подобные софизмы.

9. Огромное значение имеет «перевод вопроса на точку зрения пользы или вреда». Надо доказать, что мысль истинна или ложна; доказывают, что она полезна для нас или вредна. Надо доказать, что поступок нравственен или безнравственен; доказывают, что он выгоден или невыгоден для нас и т.д. Напр., надо доказать, что «Бог существует»; доказывают, что вера в Его бытие приносит утешение и счастие. Надо доказать, что «социализация средств производства осуществима в настоящее время»; доказывают, что она была бы выгодна для слушателей. Часто нет убедительнее доводов для среднего человека, чем те выводы, которые затрагивают насущные интересы его. Даже самые простые доводы чисто “карманного свойства” (argumenta ad bursam), имеют волшебное действие. Один довод, действующий на волю, живо и ярко рисующий выгоду или невыгоду чего-нибудь, иногда сильнее сотни доводов, действующих на разум. Если же мы имеем дело со слушателями невежественными, темными, не умеющими тщательно вникать в вопрос и обсуждать его, то на них ловкий довод «от выгоды», живо и (74:) понятно рисующий, какую ближайшую пользу или вред человек может получить от мероприятия и т.д. и т.д., действует часто совершенно гипнотизирующее. Они «зачарованы» предвкушением будущей выгоды. Они не желают слушать доводы против. От рассуждений о неосуществимости того или иного, о вредных последствиях, которые могут наступить потом, они отмахиваются, как дети. Само собою ясно, какая в этом благодарная почва для софистов; как пышно растет на ней всякая демагогия. Это отлично знает и каждый «мошенник слова». Поэтому данная уловка – любимое орудие подобных мошенников.

Вот пример простого «карманного довода» (с примесью «палочного»).

– Или, например, Ирландия! – начал Иван Петрович с новым одушевлением, помолчав: – пишут, страна бедная, есть нечего, картофель один, и тот часто не годится для пищи.
– Ну-с, так что же?
– Ирландия в подданстве у Англии, а Англия страна богатая: таких помещиков, как там, нигде нет. Отчего теперича у них не взять хоть половину хлеба, скота, да и не отдать туда, в Ирландию?
– Что это брат, ты проповедуешь: бунт? – вдруг сказал Нил Андреич.
– Какой бунт, ваше превосходительство. Я только из любопытства.
– Ну, если в Вятке или Перми голод, а у тебя возьмут половину хлеба даром, да туда?
– Как это можно! Мы совсем другое дело.
– Ну, как услышат тебя мужики? – напирал Нил Андреевич – а? тогда что?
– Ну, не дай Боже! – сказал помещик.
– Сохрани Боже! – сказала и Татьяна Марковна и т.д.
(Гончаров. Обрыв).

Это довод — к карману помещика; Слышали мы аналогичные доводы и к карману мужиков. Несказанно убедительны эти доводы для тех, для кого предназначены. Здесь не лишнее привести остроумную заметку об этой уловке из Шопенгауэра. «Там, где применима эта уловка, остальных можно и не применять. Действуйте не на разум, с помощью доводов, а на волю, с помощью мотивов; тогда и противник и слушатели, если у них такие же интересы, как у него, сейчас же согласятся с вашим мнением, хотя бы оно было заимствовано из дома сумасшедших. Ведь лот воли весит по большей части тяжелее, чем центнер рассуждении и убеждения». «Когда мы сумеем осязательно доказать противнику, что мнение его, если бы оно приобрело значение, нанесет существенный вред его интересам — он так же поспешно отшвырнет это мнение, как раскаленное железо, которое нечаянно схватил в руку».

evolkov.net

Подмена тезиса в споре

11 ноя 2015, 00:11

Этот метод заключается в том, что вместо обсуждаемого тезиса манипулятор хитро подсовывает другой тезис и дальнейшая дискуссия развивается вокруг него. А одержав победу в дискуссии вокруг подменённого тезиса, манипулятор выставляет свою победу как победу в дискуссии на исходную тему.

В математике есть такой приём — замена переменных. Например, иногда удобно вместо переменной x рассматривать переменную y= tg x Далее задача решается для новой переменной, а потом делается обратная замена и решение выдаётся относительно старой переменной.

В этом методе происходит примерно то же самое, только замена делается неправомерная. И то, насколько удачно эта неправомерность замаскирована и определяет успех манипуляции.

Классический спор славянофилов и западников. Обсуждается тезис «демократия — дерьмо». Одна из спорящих сторон (понятно какая ) плавно переходит к обсуждению катастрофических последствий установления демократии в России. Убедив в том, что демократы ничего хорошего стране не принесли, эта сторона делает заключение о том, что демократия — вообще порочная система, и демократический путь развития для России неприемлем.

В чём здесь манипуляция? Всё просто — то что происходило в России в 90-х годах выдаётся за демократию. Но эта «замена переменных» абсолютно неправомерна. Те, кто знаком с философской и политологической концепцией демократии и с историей постсоветской России легко поймут почему. А вот те, кто в одной из этих компонент не очень разбирается, легко на такую манипуляцию ведутся, и аргументы принимают.

Нужно в ходе дискуссии постоянно отслеживать предмет спора. В случае уклонения от исходного тезиса, надо возвращать дискуссию обратно. Надо научить распознавать неправомерные подмены тезиса и доказывать их неправомерность. Уличение противника в попытке подмены тезиса даст вам высокий шанс в победе в дискуссии, обескуражит противника или, по крайней мере, даст вам много очков «зрительских симпатий» и спишет их у противника.

selfcontinuum.com

подмена тезиса

Словарь по логике. — М.: Туманит, изд. центр ВЛАДОС . А.А.Ивин, А.Л.Никифоров . 1997 .

Смотреть что такое «подмена тезиса» в других словарях:

полная подмена тезиса — См. статью подмена тезиса … Учебный словарь стилистических терминов

частичная подмена тезиса — См. статью подмена тезиса … Учебный словарь стилистических терминов

подмена, -ы тезиса — Логическая ошибка1,2. Полная п. т. проявляется в том, что, выдвинув определенное положение, пропонент (выступающий) в итоге фактически доказывает нечто другое, близкое или сходное с тезисом положение и тем самым подменяет основную идею другой … Учебный словарь стилистических терминов

ошибки логические — ОШИБКИ ЛОГИЧЕСКИЕ подразделяются на О., относящиеся к умозаключениям, вопросам и т.д., а также к применению таких логико методологических приемов, как определение, деление, аргументация и др. О. в умозаключениях. В процессе… … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Демагогия — … Википедия

Демагог (в Древней Греции) — Демагогия (др. греч. δημαγωγός, буквально «вести народ») набор ораторских и полемических приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону. Чаще всего применяется для достижения политических целей, в… … Википедия

Демагог (Древняя Греция) — Демагогия (др. греч. δημαγωγός, буквально «вести народ») набор ораторских и полемических приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону. Чаще всего применяется для достижения политических целей, в… … Википедия

Демагог — Демагогия (др. греч. δημαγωγός, буквально «вести народ») набор ораторских и полемических приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону. Чаще всего применяется для достижения политических целей, в… … Википедия

ЛОГИЧЕСКИЕ ОШИБКИ — нарушения к. л. законов или правил логики. Если ошибка допущена неумышленно, она называется паралогизмом; если же правила логики нарушают умышленно с целью доказать недоказуемое или ввести кого то в заблуждение, то это софизм. Л.о. следует… … Философская энциклопедия

Логическая ошибка — В логике, философии и пр. науках, изучающих познание логическая уловка (англ. logical fallacy) заведомо ошибочный способ обоснования тезиса, который в силу учёта психологических особенностей собеседника обладает убеждающим воздействием.… … Википедия

dic.academic.ru

Ignoratio elenchi (подмена тезиса)

Ignoratio elenchi

(подмена тезиса)

Igпoratio eleпchi — один из старейших известных нам софизмов, впервые его описал еще Аристотель. Когда кто-либо считает, что доказывает одно, а в итоге доказывает вместо этого нечто другое, говорят, что он совершил ошибку igпoratio eleпchi. Его доводы не просто не относятся к делу — они приводят к совершенно другому заключению.

Возражая против предложения позволить школьникам раньше заканчивать занятия, я хочу еще раз показать, насколько важно школьное образование.

(Доказать ценность образования — еще не значит доказать, что школьникам нельзя позволять раньше заканчивать учебу. Возможно, чтобы увидеть разницу, необходимо было учиться, а не просто ходить в школу.)

Тезис, который при этом оказывается подтвержденным, никак не относится к тезису, изначально доказываемому спорящим, благодаря чему данный софизм иногда называется подменой тезиса. Его ошибочность состоит в предположении, что одно утверждение равняется другому, когда в действительности они относятся к совершенно разным вещам. Доводы, поддерживающие изначальное заключение, убираются из рассуждения, и вместо них предлагаются доводы в пользу чего-либо другого, не относящегося к делу.

Как мог мой клиент заказать это убийство? Я ведь только что без тени сомнения доказал, что его в это время вообще не было в стране.

(Отлично сработано! Однако значит ли это, что он не заказал его перед своим отъездом или не договорился позже по телефону?)

Igпoratio eleпchi действует очень коварно. Сила данного софизма кроется в том, что вывод оказывается действительно доказанным, хотя это и не тот вывод, который предполагался. Если позволить себе сосредоточить все внимание на доказательствах, в итоге можно обнаружить, что их весомость отвлекла вас от нерелевантности заключения.

Являются ли азартные игры достойным занятием? О, поверьте мне, это работа не легче любой другой, а то и потяжелее! На тренировку ежедневно уходят часы, и прибавьте сюда время, которое тратится на саму игру.

(Ну хорошо, это тяжелая работа. Итак, является ли она достойным занятием?)

Краткое, но, как правило, успешное появление igпoratio eleпchi можно наблюдать всякий раз, когда человек, будучи обвиненным в том, что он действительно сделал, с готовностыо начинает отрицать нечто другое. Эта ошибка занимает центральное место во всех случаях, когда пересекаются журналистские и политические круги, здесь ее использование приобрело почти ритуальное значение. Происходит ли дело в студии, под светом мощных прожекторов, на улице, под стаккато фотовспышек, разыгрываемая сцена не меняется: заинтересованные представители прессы торжественно обвиняют великого человека в чем-то одном, а он с неменьшей торжественностью доказывает, что не совершал другого.

Правда ли, господин министр, что в реальном исчислении вы допустили снижение материального состояния бедноты?

Что мы действительно сделали, так это увеличили на 3,7 % пособие для женщин с одним ребенком, получающих помощь от государства, и на 3,9 % пособие для вдов с двумя детьми, и оба эти результата значительно превышают все, чего нашим противникам удалось добиться за единственный год их пребывания в должности.

В более расслабленной атмосфере студийного интервью великий человек зачастую позволяет себе, окончательно отбросив всякий стыд, предварять свой ignoratio eleпchi шествием герольдов и трубачей:

Ну, Джон, на самом деле ведь это все неважно, не правда ли? Что действительно имеет значение, так это то, что мы сделали…

(Вы можете быть уверены: то, что вы услышите дальше, действительно не имеет значения.)

Как легко понять, этот софизм удобно применять для защиты на ближней дистанции. Ваша аудитория будет настолько впечатлена всеми теми вещами, которых вы гарантированно не совершали, что ее внимание может совершенно отвлечься от того, что вы сделали. Чем более трудоемкими и детализированными будут ваши доказательства, тем меньше шансов, что кто-нибудь вспомнит о том, в чем, собственно, состояло обвинение.

Вы также можете прибегать к данному софизму в целях нападения, доказывая с его помощью все что угодно, кроме того, что имеет отношение к делу. Можно рассказать множество интересных вещей об атомной энергии, охоте на животных и рафинированном сахаре, которые абсолютно никак не касаются основного предмета дискуссии на тему: следует ли запрещать другим делать то, что вы не одобряете.

Публичные пробежки должны быть запрещены. Существуют исследавания, доказывающие, что это только увеличивает опасность для здоравья граждлан, вместо того чтобы уменьшать ее.

(Даже если это правда, может ли это служить доводом в пользу запрещения публичных пробежек? Похоже на то, что вредоносному воздействию в данном случае подверглось не здоровье совершающих пробежки, а совесть оратора.)

psy.wikireading.ru

Чучело — это логическая ошибка, заключающаяся в намеренном искажении [1] позиции оппонента, часто используемая в спорах при простодушной публике для того, чтобы создать впечатление что аргументы оппонента могут быть повержены гораздо легче, чем на самом деле.

Название аргумента происходит от обычая тренироваться в боевых искусствах против чучел. Проблема лишь в том, что чучела не дают сдачи, не носят брони, не истекают кровью и вообще мало похожи на то, с чем вам пришлось бы столкнуться в бою. Следовательно, спорящие с чучелом — это всего лишь люди, спорящие с вымышленным оппонентом, который существует лишь у них в голове.

Содержание

Строим чучело [ править ]

Чучела печально известны лёгкостью их построения и нуждаются лишь в расширении аргумента оппонента за границы их первоначального значения до тех пор, пока их позиция не будет казаться смехотворной — по сути, это обратное доведение до абсурда. Как только оппонент принял (или не смог опровергнуть) такую постановку, можно просто атаковать доводы чучела вместо реальных утверждений оппонента и объявлять все последующие попытки исправить положение признанием поражения.

Иногда это так просто, что это можно сделать даже не думая. В частности, любой человек высказавший своё мнение или прокомментировавший чей то поступок, тут же может услышать, что он лезет в чужую жизнь и указывает другим как им жить, навязывая своё мнение. В тех случаях, когда это не делается намеренно ради демагогии и софистики, подобное когнитивное искажение возникает из-за того, что психика излишне возбуждаемых людей использует рационализацию как психологическую защиту и тем самым позволяет откинуть неудобную точку зрения под видом «справедливого ответа на чужое агрессивное поведение».

Примеры чучел [ править ]

Чучела эволюции [ править ]

Чучела религий [ править ]

Чучела религий также легко создавать. Определение любого умеренно религиозного человека как бездумное, овцеподобное существо, которое слепо соглашается со всем, что говорит священник или пастор, может служить примером (даже если так и есть в некоторых случаях). К такому сверхобобщению прибегают некоторые антитеисты.

В других случаях чучела строятся приверженцами одних религиозных течений по отношению к другим. Христиане, пытаясь всяческим образом возвысить свою религию, иногда представляют приверженцев других религий как «низконравственных» (при этом, аналогичная атака обычно производится и на атеистов, см. ниже). Последние, реагируя на обвинения, иногда также отвечают «взаимностью», ссылаясь на собственные представления о нравственности.

Чучела атеизма [ править ]

Атеизм — это отсутствие веры в каких-либо богов [2] . Тем не менее, это не мешает многим христианам приписывать всем атеистам «веру в отсутствие богов». Выполнена, казалось бы, пустячная перестановка слов, однако разница здесь существенна: атеизм начинают рассматривать как веру, хотя он таковой вовсе не является.

Также от христиан можно услышать тезис в жанре «если Бога нет, значит можно всё». Данный тип рассуждений скорее даёт ответ на вопрос о том, что делал бы верующий, если бы он узнал, что его бога определённо нет. Имеется множество социальных механизмов, приводящих к выгодности сотрудничества и альтруистического поведения, и «боязнь бога», пожалуй, не наилучший из них (детальнее см. в статьях CB411, CB412). Альтруистическое поведение во многих случаях само по себе влечёт долгосрочные дружеские отношения с окружающими, значение которых в условиях социализации трудно переоценить.

Чучела политики [ править ]

В политической сфере самым простым способом создать чучело является применение стереотипов. Допуская, что политик согласен со всеми идеологиями, ассоциируемыми с его основными политическими позициями, его гораздо легче отмести в сторону. Примером может служить объединение идеологий, например, заявляя, что либерализм, социализм и коммунизм являются одинаковыми идеологиями (такая риторика сверхпопулярна в США). Как вариация, любые правые движения могут быть обвинены в поддержке нацизма или фашизма, особенно в контексте популярного Аргумента к Гитлеру. Это настолько распространено как на Западе, так и на Востоке, что в ряде мест поддержка правых идеологий может рассматриваться как открытое признание себя национал-социалистом или как минимум крайним консерватором.

Чучела скептицизма [ править ]

Очень легко создать чучела объяснений ву и таких течений как нетрадиционная медицина. Классическим примером может послужить гомеопатия — нетрадиционная медицина, где активные компоненты разбавляются до той степени, что их следов в самом лекарстве более нет. Конечно, абсурдно полагать, что это может работать, однако это также является чучелом, т.к. гомеопатия включает процедуру встряхивания микстуры особым образом. Таким образом, гомеопатические лекарства это не «просто растворы», а растворы, которые были чуток взболтаны.

Спорно, является ли это настоящим чучелом, так как бремя доказательства того, что встряхивание как-либо изменяет микстуру (например, вживляя память воде) все равно лежит на гомеопатах. Таким образом, учитывая приведённые доказательства, гомеопатические микстуры всего лишь растворы. Скептицизм, однако, требует честного рассмотрения всех фактов и игнорирование встряхивания, даже если это всего лишь спасательный люк, всё равно в основе неверно.

ru.rationalwiki.org

Смотрите еще:

  • Федеральный закон 255 от 291206 немыслимое течение воскресенье, 19 мая 2013 г. 930916054 облагается ли выходное пособие взносами по травматизму юрий морозов сайт пособие для слабоумных гдз пособие для занятий по русскому языку в старших классах греков крючков 2007 год пособие по случаю рождения пособие для родителей […]
  • Приказ 358 мнс МЧС России Приказ МЧС России от 26.06.2012 N 358 (ред. от 21.04.2014) Об утверждении административного регламента Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий исполнения государственной функции по […]
  • Статья 59 уголовного кодекса Статья 59 УК РФ. Смертная казнь (действующая редакция) Комментарий к ст. 59 УК РФ 1. Смертная казнь - исключительная мера наказания; может быть назначена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. 2. Вступив в Совет Европы, Российская Федерация приняла обязательство […]
  • Установление общих правил Постановление Правительства РФ от 2 сентября 2015 г. N 926 "Об утверждении Общих правил определения требований к закупаемым заказчиками отдельным видам товаров, работ, услуг (в том числе предельных цен товаров, работ, услуг)" (с изменениями и дополнениями) Постановление Правительства РФ […]
  • Приказ фмс 288 с изменениями Приказ Федеральной миграционной службы от 11 сентября 2012 г. N 288 "Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в […]
  • Свод правил в строительстве дорог СВОД ПРАВИЛ «ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ С НИЗКОЙ ИНТЕНСИВНОСТЬЮ ДВИЖЕНИЯ» Транскрипт 1 РОСДОРНИИ СВОД ПРАВИЛ «ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ С НИЗКОЙ ИНТЕНСИВНОСТЬЮ ДВИЖЕНИЯ» как «локомотив» увеличения сети дорог местного значения Докладчик: […]