Эж юрист 10

Самовольная постройка: легализация или снос? (А. Демкина, газета «эж-ЮРИСТ», N 10, март 2017 г.)

Самовольная постройка: легализация или снос?

к.ю.н., доцент, ведущий советник

аппарата Комитета Государственной Думы

по государственному строительству

и законодательству, г. Москва

С 1 сентября 2015 года ст. 222 ГК РФ изложена в новой редакции, которая не только уточняет правила легализации самовольной постройки, но и вводит возможность принятия решения о сносе самовольной постройки в административном порядке. Последнее вызывает споры в науке и массу жалоб на практике. Осенью 2016 года Конституционный Суд РФ высказал свою позицию по данному вопросу.

Право собственности под вопросом

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что закрепленные в ст. 35 Конституции РФ гарантии права собственности предоставляются лишь в отношении права, возникшего на законных основаниях (Постановление КС РФ от 11.03.1998 N 8-П; определения КС РФ от 25.03.2004 N 85-О, от 13.10.2009 N 1276-О-О, от 29.09.2011 N 1071-О-О, от 20.11.2014 N 2590-О, от 28.01.2016 N 141-О и др.).

Статья 222 ГК РФ устанавливает правила для регулирования отношений, когда строительство объекта осуществлено с определенными нарушениями. Последствием этого является то, что право собственности на такой объект не возникает, он подлежит сносу за счет лица, осуществившего строительство.

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 отмечено, что наличие государственной регистрации права собственности ответчика на спорный объект не препятствует удовлетворению иска о его сносе как самовольной постройки, так как сама по себе регистрация не влечет возникновения права собственности на объект недвижимости, если отсутствуют предусмотренные гражданским законодательством основания возникновения этого права. При этом арбитражные суды исходят из того, что судебный акт, удовлетворяющий иск о сносе самовольной постройки, устанавливает отсутствие права собственности на спорный объект и является основанием для внесения соответствующей записи в реестр.

Таким образом, сложившаяся судебная практика исходит из того, что даже в отношении объекта, на который получены правоустанавливающие документы, может быть принято решение о признании его самовольной постройкой, что влечет снос такого объекта.

Законодатель 3 июля 2015 года изложил ст. 222 ГК РФ в новой редакции, которая вступила в силу с 1 сентября 2015 года. И эта статья в новой редакции содержит ряд принципиальных положений, в частности вводится административный порядок сноса самовольных построек, которые могут повлиять на уже сложившуюся судебную практику в отношении самовольных построек.

Условия легализации самовольной постройки

Пункт 3 ст. 222 ГК РФ устанавливает условия, при наличии которых признается право собственности на самовольную постройку. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Как и прежде, право собственности может быть признано только за лицом, которое имеет определенные права на земельный участок: право собственности, пожизненное наследуемое владение, постоянное (бессрочное) пользование. К этому списку оснований судебная практика добавляет право аренды.

Этот подход поддержан и Конституционным Судом РФ. С учетом разъяснений, содержащихся в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (утвержден Президиумом ВС РФ 19.03.2014), согласно которым право собственности на самовольное строение может быть признано и в случае возведения его без необходимых разрешений на земельном участке, который предоставлен гражданину по договору аренды для строительства соответствующего объекта недвижимости, если строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и если сохранение этого строения не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, по мнению Конституционного Суда РФ, указанное положение направлено на защиту прав граждан, а также на обеспечение баланса публичных и частных интересов и тем самым на реализацию ст. 17 (ч. 3) и 55 (ч. 3) Конституции РФ (определения КС РФ от 27.09.2016 N 1748-О, от 29.01.2015 N 101-О и от 24.03.2015 N 658-О).

Исходя из сложившейся судебной практики, в п. 3 ст. 222 ГК РФ закреплены условия, при которых признается право собственности на самовольную постройку:

1. Лицо, осуществившее постройку, в отношении земельного участка должно иметь права, допускающие строительство на нем данного объекта. Это условие подтверждает отсутствие первого признака самовольной постройки, закрепленного в п. 1 ст. 222 ГК РФ, то есть строение должно быть возведено на предоставленном земельном участке и его разрешенное использование должно позволять возводить именно такой объект.

2. На день обращения в суд постройка должна соответствовать параметрам, установленным документацией по планировке территории, правилами землепользования и застройки или обязательными требованиями к параметрам постройки, содержащимися в иных документах. В этом условии новым является уточнение о том, что постройка должна соответствовать параметрам, установленным в иных документах, а не только правилами землепользования и застройки и т.п. Это правило уточнено, поскольку на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополь нет перечисленных документов. Кроме того, законодатель однозначно определяет, что на день обращения в суд постройка должна соответствовать параметрам, установленным документацией по планировке территории, правилами землепользования и застройки или обязательными требованиями к параметрам постройки, содержащимися в иных документах.

3. Признание права собственности на самовольную постройку не нарушит права и охраняемые законом интересы других лиц и не создаст угрозу жизни и здоровью граждан. Указанное условие и раньше прямо было закреплено в ст. 222 ГК РФ.

Порядок сноса самовольной постройки

Нововведением ст. 222 ГК РФ является административный порядок принятия решения о сносе самовольной постройки. Поскольку с точки зрения гражданского законодательства самовольная постройка — это результат правонарушения, постольку в виде санкции за его совершение предусмотрен снос такой постройки за счет правонарушителя, то есть лица, осуществившего возведение самовольной постройки.

Административный порядок принятия решения о сносе самовольных построек введен только в отношении самовольных построек, возведенных на отдельных категориях земель, а решение органа местного самоуправления о сносе самовольной постройки может быть обжаловано заинтересованным лицом в судебном порядке. В остальных случаях решение о сносе самовольной постройки может быть принято только в судебном порядке.

Кроме того, административный порядок сноса не распространяется на самовольные постройки, относящиеся в соответствии с федеральным законом к имуществу религиозного назначения, а также предназначенные для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующие с ним единый монастырский, храмовый или иной культовый комплекс.

Однако нельзя не отметить, что в судебной практике неоднократно высказывалась позиция о том, что решение о сносе самовольной постройки должно приниматься в судебном порядке, принятие такого решения в административном порядке противоречит ст. 35 Конституции РФ (никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда), а также общим началам гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Действительно, принимая решение о сносе постройки как самовольной, орган местного самоуправления решает тем самым вопрос о праве собственности.

Новый п. 4 ст. 222 ГК РФ был рассмотрен Конституционным Судом на вопрос соответствия Конституции РФ.

КС РФ отмечает, что исходя из действующего гражданско-правового регулирования, разрешение вопроса об отнесении постройки (здания, строения или другого сооружения) к категории самовольных порождает возможность наступления юридических последствий, различных по своему характеру и содержанию. В случае спора признание постройки самовольной и проверка правомерности ее сноса осуществляются судом в том числе в процедуре оспаривания решения о сносе самовольной постройки или в процедуре оспаривания действий по ее сносу*(1).

Отметим, что, если постройка уже снесена, а акт органа местного самоуправления был незаконным, восстановить положение, существовавшее до сноса, невозможно, речь можно вести только о компенсации убытков.

Действительно, правила п. 4 ст. 222 ГК РФ устанавливают срок для сноса, который определяется с учетом характера самовольной постройки (но не может составлять более чем 12 месяцев) и должен предоставлять заинтересованному лицу время для обращения в суд, последний, в свою очередь, согласно ч. 1 и 2 ст. 85 и ст. 223 КАС РФ, вправе приостановить действие оспариваемого решения в части, относящейся к административному истцу, или приостановить совершение в отношении административного истца оспариваемого действия.

Здесь нельзя не сказать, что п. 4 ст. 222 ГК РФ, по сути, регулирует две ситуации: когда лицо, осуществившее постройку, известно (ему направляется решение о сносе постройки, вероятно, что это лицо такое решение должно исполнить) и когда лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено.

В последнем случае в 7-дневный срок органы местного самоуправления обязаны обеспечить опубликование в установленном порядке сообщения о планируемом сносе самовольной постройки и размещение данной информации на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления и на информационном щите в границах земельного участка, на котором создана самовольная постройка, в случае если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено. Тогда снос самовольной постройки может быть организован органом местного самоуправления, принявшим соответствующее решение, не ранее чем по истечении двух месяцев после дня размещения сообщения о планируемом сносе такой постройки в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Приведенные положения п. 4 ст. 222 ГК РФ, по мнению Конституционного Суда РФ, создают дополнительные гарантии информирования лица, осуществившего самовольную постройку, позволяющие ему прибегнуть к средствам судебной защиты, а указание на двухмесячный срок дополнительно подтверждает волеизъявление федерального законодателя на то, что снос не должен следовать незамедлительно за принятием решения о нем, имея в виду возможность его оспаривания.

Заслуживает отдельного внимания уточнение КС РФ: «Принятие же органом местного самоуправления решения о сносе постройки по мотивам и доводам, которые были ранее отклонены судом, означает, по сути, преодоление требования об обязательной силе судебного решения. Такие решения органов местного самоуправления не могут быть признаны согласующимися с конституционным правом на судебную защиту, в качестве неотъемлемого элемента которого — как по буквальному смыслу закрепляющей его статьи 46 Конституции РФ, так и по смыслу, вытекающему из взаимосвязи этой статьи с другими положениями главы 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ, а также общепризнанными принципами и нормами международного права, — предполагается обязательность судебных решений.

Этим, однако, не исключается возможность принятия решений о сносе самовольных построек, основанных на новых фактических обстоятельствах, которые ранее не были предметом исследования в судах, например в случае, если после вынесения судебного постановления об отказе в удовлетворении искового требования о сносе самовольной постройки последняя была реконструирована и на ее основе создан новый объект, который не отвечает требованиям безопасности, или если судом в ходе рассмотрения дела не оценивалось наличие либо отсутствие перечисленных в пункте 4 статьи 222 ГК РФ специфических оснований для сноса самовольной постройки»*(2).

Таким образом, Конституционный Суд РФ отмечает, что если постройка была легализована в судебном порядке, то принять решение о ее сносе в административном порядке нельзя. Действительно, в тех случаях, когда в отношении строения имеется судебное решение о признании права собственности не него (самовольная постройка легализована) и свидетельство о регистрации прав на такое строение и органами местного самоуправления принято решение о его сносе, возникает спор о праве, который должен быть разрешен судом. При ином толковании получается, что решение органа местного самоуправления отменяет ранее вынесенное решение суда о статусе строения. Что нельзя признать верным.

Еще раз повторим, что, если на объект было зарегистрировано право собственности и все же принимается решение о сносе объекта в административном порядке, возникает вопрос о соотношении акта государственного органа о регистрации права и акта органа местного самоуправления о сносе самовольной постройки. Конституционный Суд РФ допускает возможность принимать органом местного самоуправления решение об организации сноса в административном порядке с учетом наличия возможности судебного контроля за законностью такого решения.

Однако, если такое решение было исполнено, восстановить права будет невозможно, останется лишь возможность компенсировать причиненные незаконным решением органа местного самоуправления убытки.

*(1) Определение КС РФ от 27.09.2016 N 1748-О.

Российское правовое издание. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Авторы газеты — практики в области правоприменения, специалисты ВАС РФ, Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Минюста РФ, Федеральной таможенной службы, ФСС, ФМС РФ, Минфина РФ, ФНС РФ и др. министерств и ведомств.

Телефон редакции: (499) 156-76-56

Газета «эж-ЮРИСТ» издается с 1998 года.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Что почитать? («ЭЖ-Юрист», № 10, 2018 г.)

Корпоративное право. Учебный курс 2 т.

Под редакцией Шиткиной И. С. М.: Статут, 2018

Несмотря на присутствующие в названии книги слова «учебный курс», двухтомник будет интересен судьям и адвокатам, а также практикующим юристам. Авторами курса являются известные ученые и практики, научные разработки которых сформировали современное представление о корпоративном праве. В курсе рассматриваются сущность корпорации и корпоративных правоотношений, виды коммерческих и некоммерческих корпораций, корпоративных объединений, их создание и прекращение (т. 1). Особое внимание уделяется анализу правового статуса хозяйственных обществ: проблемам формирования уставного капитала, отдельным вопросам корпоративного управления (т. 2). Освещаются тенденции развития законодательства, содержится обзор научных позиций.

Право интеллектуальной собственности в цифровую эпоху. Парадигма баланса и гибкости

Войниканис Е. А. М.: Юриспруденция, 2013

Книга является первым в российском и зарубежном праве исследованием, посвященным формированию новой парадигмы права интеллектуальной собственности под влиянием экономики информационного общества. Автором обосновывается тезис о свободном потоке информации как ценности, требующей правовой защиты, а также о двух базовых принципах новой парадигмы — балансе интересов множественных субъектов и гибкости методов регулирования. Вывод о потребности в системном преобразовании права интеллектуальной собственности опирается на результаты анализа обширного фактического материала и тенденций в международной практике.

Теория справедливости: право и экономика

Вайпан В. А. М.: Юстицинформ, 2017

В данном труде рассматриваются как теоретические, так и многие практические проблемы соотношения справедливости, права и рыночной экономики в философском и экономико-правовом ракурсе. Исследуются происхождение и содержание понятия «справедливость», многочисленные теории справедливости. Раскрываются «генетические», «нормативные» и «функциональные» требования юридического принципа социальной справедливости. Также анализируется опасная трансформация российской правовой, в том числе судебной, системы в субъективное усмотрение на основе принципов добросовестности и справедливости. Через призму социальной справедливости описываются промышленные революции, их влияние на характер рыночных экономик мира и развитие права.

www.eg-online.ru

Горячая линия

(347) 291 20 70

«ЭЖ-Юрист», 2013, N 10

Статья: Курить или не курить — не в этом вопрос!

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 10)

Примечание к документу

Информация о публикации

Стрельников В. Курить или не курить — не в этом вопрос! // ЭЖ-Юрист. 2013. N 10. С. 1, 3.

КУРИТЬ ИЛИ НЕ КУРИТЬ — НЕ В ЭТОМ ВОПРОС!

Владилен Стрельников, кандидат юридических наук, г. Саратов.

Отсутствие закрепленного в Законе четкого порядка финансового обеспечения станет причиной следующей основной проблемы. Если читать его нормы внимательно, то налицо идея создать еще один «самоокупаемый законодательный проект», который, по мнению отдельных государственных чиновников, способен даже принести стране прибыль.

В N 8 за 2013 год О. Пшеницын в статье «Табачок с Россией врозь» рассказал, как изменится ситуация для курильщиков и окружающих их граждан. А сейчас мы предлагаем разобраться, в чем же значимость Федерального закона N 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» и будет ли он работать.

Основные положения и принципы

Федеральный закон от 23.02.2013 N 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» (далее — Закон) вовлекает в круг регулирования всех жителей нашей страны, формально разделяя их на курящих и некурящих. Кроме этого, в нем отражены все без исключения органы власти, предприятия и организации всех форм собственности, а также индивидуальные предприниматели, а точнее их обязательное участие в мероприятиях по защите от негативного воздействия табачного дыма. Разработчики этого нормативного акта, на наш взгляд, продемонстрировали весьма высокий уровень владения юридической техникой.

В статье 2 Закона разъяснены важнейшие понятия, с помощью которых возможна исчерпывающая юридическая фиксация факта курения табака. К ним относятся следующие:

— курение табака — использование табачных изделий в целях вдыхания дыма, возникающего от их тления;

— окружающий табачный дым — табачный дым, содержащийся в атмосферном воздухе места, в котором осуществляется или осуществлялось ранее курение табака, в том числе табачный дым, выдыхаемый лицом, осуществляющим курение табака;

— последствия потребления табака — причинение вреда жизни или здоровью человека, вреда среде его обитания вследствие потребления табака и воздействия окружающего табачного дыма, а также связанные с этим медицинские, демографические, социально-экономические последствия;

— потребление табака — курение табака, сосание, жевание, нюханье табачных изделий.

Также отметим фундаментальную проработку принципов охраны здоровья граждан от воздействия табачного дыма, обозначенную в ст. 4 Закона. Согласно Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41), а также на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии (ст. 42).

Вместе с тем в ч. 1 ст. 34 Конституции гарантируется свобода предпринимательской деятельности. Данные положения Основного Закона в антитабачном Законе получили не имеющую аналогов в российской правовой системе интерпретацию — в п. 5 ст. 4 Закона гарантирован приоритет охраны здоровья граждан перед интересами табачных организаций.

Важно отметить, что в числе указанных принципов обозначена необходимость взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и юридических лиц, не связанных с табачными организациями, по вопросам защиты от табачного дыма (п. 7 ст. 4 Закона).

Весомым новшеством является закрепление открытости и независимости оценки эффективности реализации мероприятий, направленных на предотвращение воздействия окружающего табачного дыма и сокращение потребления табака (п. 8 ст. 4 Закона), а также принцип обязательности возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, имуществу гражданина, в том числе имуществу индивидуального предпринимателя, или юридического лица вследствие нарушения законодательства в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака (п. 10 ст. 4 Закона).

Законодатель осознает необходимость постепенного введения всех норм Закона и в целях подготовки общества к жизни без табака вводит 4 этапа:

1) основная часть Закона вводится в действие с 1 июня 2013 года;

2) статья 13 Закона, определяющая ценовые и налоговые меры, направленные на сокращение спроса на табачные изделия, начинает действовать с 1 января 2014 года;

3) запрет курения табака в поездах дальнего следования, на судах, находящихся в дальнем плавании, при оказании услуг по перевозкам пассажиров; в помещениях, предназначенных для предоставления жилищных услуг, гостиничных услуг, услуг по временному размещению и (или) обеспечению временного проживания; в помещениях, предназначенных для предоставления бытовых услуг, услуг торговли, общественного питания, помещениях рынков, в нестационарных торговых объектах; на пассажирских платформах, используемых исключительно для посадки в поезда, высадки из поездов пассажиров при их перевозках в пригородном сообщении вступает в силу с 1 июня 2014 года.

С этого момента начинает действовать запрет следующего содержания: при демонстрации аудиовизуальных произведений, включая теле- и видеофильмы, теле-, видео- и кинохроникальных программ, в которых осуществляется демонстрация табачных изделий и процесса потребления табака, вещатель или организатор демонстрации должен обеспечить трансляцию социальной рекламы о вреде потребления табака непосредственно перед началом или во время демонстрации такого произведения, такой программы. С указанного времени будет применен ряд ограничений при торговле табачной продукцией и табачными изделиями;

4) с 1 января 2017 года вводятся в действие такие формы предотвращения незаконной торговли табачной продукцией и табачными изделиями, как обеспечение учета производства табачных изделий, перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС или через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС табачной продукции и табачных изделий, осуществления оптовой и розничной торговли табачной продукцией и табачными изделиями, а также отслеживание оборота производственного оборудования, движения и распределения табачной продукции и табачных изделий.

Обратите внимание, что после введения в действие Закона действующий ныне Федеральный закон от 10.07.2001 N 87-ФЗ «Об ограничении курения табака» утрачивает свое действие (ст. 24 Закона).

Нет предела совершенству

Наряду с достоинствами антитабачного Закона в нем имеется ряд недостатков, которые, на наш взгляд, будут являться существенным тормозом к противодействию курению табака.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 12 Закона запрещено курение в местах на открытом воздухе на расстоянии менее чем 15 м от входов в помещения железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских портов, речных портов, станций метрополитенов, а также на станциях метрополитенов, в помещениях железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских портов, речных портов.

Возникает вопрос: как должен курильщик определить расстояние от входа, чтобы курить в безопасной зоне? Носить 15-метровую рулетку и самостоятельно производить замер? Статьи 6 — 10 Закона не содержат указаний на мероприятия, которые должны осуществлять органы государственной власти и местного самоуправления, а также собственники предприятий и организаций применительно к установлению зоны для курения на открытом воздухе.

Возможно, они должны обозначить такие зоны на асфальте с помощью бросающихся в глаза линий с надписью: «Здесь курить запрещено!». Но, как известно, в холодное время года большая часть Российской Федерации покрывается снегом, который скроет эти линии и надпись. Значит, необходимо будет постоянно очищать указанные обозначения. Но на кого эта обязанность будет возложена и кто должен будет финансировать эти мероприятия, из норм Закона не ясно. Также можно ставить столбики с соответствующими указателями и предупреждениями, но они будут мешать пешеходам. При этом может возникнуть ситуация, когда 15-метровая зона закончится на автомобильной дороге.

Однако Правила дорожного движения Российской Федерации не предусматривают нанесения на проезжую часть иных, не отраженных в приложении 2 обозначений, тем более установку каких-либо конструкций. Таким образом, если точно следовать букве закона, то вероятна весьма неоднозначная ситуация с исполнением этой нормы.

Как правило, входы на транспортные объекты — вокзалы, станции метро и прочие, указанные в п. 4 ч. 1 ст. 12 Закона, — это многолюдные места. Даже если курильщики будут соблюдать подобный запрет, то проходящие мимо них потоки людей, среди которых есть некурящие, неизбежно вдохнут табачный дым, исходящий от лиц с сигаретами. Как же тогда замысел законодателя по ограждению от вредного воздействия табака будет воплощен в жизнь?

Закон содержит многочисленные организационные средства его реализации. В нем подробно описываются конкретные действия органов власти, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые они обязаны осуществлять в рамках широкомасштабной антитабачной кампании. Однако ни слова не говорится о том, на какие средства будет организовано его исполнение. Финансовая основа, которая важна для успеха воплощения в жизнь любого государственного начинания, в Законе полностью отсутствует. Финансовый механизм антитабачного Закона в принципе понятен.

По аналогии исполнения Федеральных законов от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности», от 12.02.1998 N 28-ФЗ «О гражданской обороне», от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» можно предположить, что основная нагрузка ляжет на федеральный бюджет, из которого в рамках проводимых федеральных программ будут выделяться необходимые дотации регионам и местным органам власти. Негосударственные предприятия и организации, индивидуальные предприниматели должны будут самостоятельно и за счет собственных средств бороться с курением.

«Побочные эффекты» нам также хорошо известны: коррупция при реализации антитабачных мероприятий, неправильное истолкование и применение Закона муниципальными образованиями, совершенствование маркетинговой стратегии табачных компаний по продвижению табачной продукции, предполагающее законное вовлечение новых курильщиков, прогнозируемое необоснованное в отдельных случаях давление на продавцов сигарет и иные негативные моменты.

Отсутствие закрепленного в Законе четкого порядка финансового обеспечения станет причиной следующей основной проблемы. Если читать его нормы внимательно, то налицо идея создать еще один «самоокупаемый законодательный проект», который, по мнению отдельных государственных чиновников, способен даже принести стране прибыль. Его суть заключается в поэтапном повышении акцизов на табачную продукцию. После полного введения в действие анализируемого нормативного акта стоимость одной пачки сигарет будет составлять около 5 евро в рублевом эквиваленте. Акцизные сборы будут перечисляться в федеральный бюджет, а часть из них будет направлена на реализацию программ по борьбе с курением. Таким образом, курильщики, покупая сигареты, будут оплачивать защиту иных граждан от табачного дыма, а также пополнять федеральный бюджет.

На первый взгляд подобный механизм выглядит логично и справедливо. Но ни для кого не является секретом, что уровень жизни в России невысок и в невыгодную сторону отличается от западных стран и США. Последствия законодательного введения такого механизма также очевидны: появление на рынке дешевой некачественной и еще более вредной для здоровья табачной продукции, от потребления которой возрастут заболеваемость и смертность населения с низкими доходами, которое не избавилось от этой вредной табачной зависимости.

Как мы уже отмечали, скорее всего, коммерческие структуры должны будут самостоятельно организовывать исполнение антитабачного Закона за счет собственной прибыли от основной деятельности. Однако, к сожалению, малый и средний бизнес в настоящее время переживает не лучшие времена. Чем же обернется исполнение Закона для предприятий и организаций?

Но вопрос нужно ставить иначе: как отразится борьба с курением на работниках этих предприятий и организаций? Ответ на него очевиден: возможная дискриминация курильщиков по отношению к некурящим, наложение на них незаконных штрафных санкций, необоснованное привлечение к дисциплинарной ответственности, «добровольно-принудительное» взимание различных «поборов на организацию здорового пребывания в помещениях компаний» и неоплачиваемое трудовое участие в проводимых руководством мероприятиях по предотвращению пагубного воздействия табачного дыма.

Примечательно, что ст. 21 Закона подчеркивает повсеместный государственный контроль в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака, который осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потребительского рынка, контролю и надзору в сфере здравоохранения, специальные функции по борьбе с контрабандой, контролю и надзору за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе.

Указанные органы, исходя из полномочий, закрепленных в нормативных актах, регламентирующих их деятельность, должны надзирать за производством и распространением табачной продукции и недопущением ее рекламы. Но из смысла этой нормы трудно понять, кто же должен ловить курильщиков за руку, а точнее за прикуренную сигарету в неположенном месте. Закон недвусмысленно намекает об ужесточении административной ответственности за подобное правонарушение и видит КоАП РФ как наиболее эффективное средство борьбы с табачным дымом.

Кто будет штрафовать?

Очевидна идея законодателя возложить привлечение к административной ответственности курильщиков на органы внутренних дел. Однако и здесь не все так просто, как кажется. Государство и общество потребуют исполнения Закона не только от юридических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью в данной сфере, но и от простых граждан, имеющих эту вредную привычку. Вся тяжесть этого требования ляжет на плечи российской полиции. Сегодня это ведомство, пережившее этапы кадровых сокращений, к решению таких задач явно не готово, также к этому не готово и общество.

Повсеместное исполнение этого нормативного акта потребует значительной активизации работников полиции по поиску и наказанию курильщиков. Кадровые и иные ресурсы государственного органа, обеспечивающего законность и правопорядок в стране, ограничены. Может получиться, что полицейских, задействованных в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений, вместо этого обяжут ловить и штрафовать курильщиков. Да и вопрос о том, кто же будет штрафовать полицейских, инспекторов Роспотребнадзора и таможни, которые курят на рабочем месте либо в процессе исполнения своих должностных обязанностей по борьбе с курением, также остается открытым.

В заключение отметим следующее. Мы признаем важность борьбы с табачным дымом для всего общества и государства. Здоровье и жизнь российских граждан являются высшей ценностью. Полностью поддерживая законодательную инициативу, направленную на введение жестких мер в данной сфере, укажем, что без надлежащих корректировок рассмотренный антитабачный Закон, равно как и его предшественник — декларативный Федеральный закон от 10.07.2001 N 87-ФЗ «Об ограничении курения табака», может остаться без фактического исполнения.

Информация предоставлена компанией «КонсультантПлюс»

Предоставленные документы включены в Системы КонсультантПлюс

respectrb.ru

Смотрите еще:

  • 430 статья ук рк Принятие должностным лицом для себя или для близких материальных ценностей либо приобретение выгод имущественного характера, . . а также осужденного или посягательство на их здоровье или жизнь; Статья 430. . Кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V ЗРК. . состоит из […]
  • Прошедший турнир по боям без правил На детских боях без правил (ММА) в Грозном 10-летний сын Кадырова нокаутировал соперника за 14 секунд (ВИДЕО) Детские бои ММА на турнире в Грозном 5 октября были приурочены ко дню рождения президента Чечни Рамзана Кадырова. В боях без правил приняли участие и несовершеннолетние сыновья […]
  • 23 приказ минприроды Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 23 мая 2016 г. № 306 "Об утверждении Порядка ведения Красной книги Российской Федерации" Во исполнение пункта 3 постановления Правительства Российской Федерации от 11.11.2015 № 1219 «Об утверждении Положения о Министерстве природных […]
  • Как считают дорожный налог Треть белорусов не платят дорожный налог. Как депутаты предлагают изменить систему В то время как примерно треть автовладельцев в Беларуси игнорируют техосмотр с обязательной уплатой «дорожного налога» и считают его несправедливым, белорусские депутаты работают над изменениями в системе […]
  • Правила транспортировки материала в лабораторию Бруцеллез. Санитарные нормы и правила 3.1.7.2613-10 Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 26.04.2010 N 39 Об утверждении СП 3.1.7.2613-10 Текст документа по состоянию на июль 2011 года В соответствии с Федеральным законом от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О […]
  • Комментарии к ст 2801 ук рф Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях — СанПиН 2.1.2.2645-10 Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10.06.2010 г. №64 «Об утверждении СанПиН 2.1.2.2645-10» В соответствии с Федеральным […]