Функции прокурора в судебном разбирательстве

Процессуальный статус прокурора в судебном разбирательстве

В стадии судебного разбирательства наиболее полно реализуется принцип состязательности, и прокурор является одним из активных представителей стороны обвинения. Именно на него закон возлагает обязанность поддерживать государственное обвинение, т.е. доказывать суду виновность подсудимого. Это основная задача участвующего в судебном разбирательстве прокурора. Иные задачи, которые реализует прокурор, участвуя в судебном рассмотрении уголовных дел, следующие:

— обеспечение верховенства закона при осуществлении уголовного судопроизводства;

— вынесение законного и обоснованного приговора, постановления, определения по каждому уголовному делу;

— своевременное исполнение приговоров, определений, постановлений, выносимых судом, в соответствии с требованиями закона.

Правовую основу участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел составляют: Закон «О прокуратуре РФ» (ст. 35-39); УПК РФ (2001 г.); Приказ Генеральной Прокуратуры РФ № 28 от 03.06.2002 г. «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» и др.

Прокурор имеет право участвовать в рассмотрении судами уголовных дел по делам публичного и частно-публичного обвинения:

— выступать в качестве государственного обвинителя в суде;

— подать гражданский иск в защиту материальных интересов физических или юридических лиц в уголовном судопроизводстве;

— вступить в дело частного обвинения, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства;

— внести апелляционное (кассационное) представление в вышестоящий суд на не вступившее в законную силу незаконное или необоснованное определение, постановление, приговор;

— внести надзорное представление в вышестоящий суд на вступившее в законную силу определение, постановление, приговор.

Уголовные дела по первой инстанции могут быть рассмотрены мировым судьей, районным судом, судом субъекта РФ и Верховным Судом РФ.

Поддержание государственного обвинения в суде первой инстанции — часть возложенной на прокуратуру функции уголовного преследования как деятельности, связанной с изобличением лица, совершившего преступление, привлечением его к ответственности, направлением дела в суд и обоснованием обвинения перед судом. Участие государственного обвинителя в уголовном процессе — необходимое условие реализации конституционного принципа состязательности судебного разбирательства — создает наилучшие возможности полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, усиливает гарантии прав и законных интересов участников разбирательства. Реализация этих задач осуществляется в рамках уголовного преследования, одного из направлений деятельности прокуратуры (ст.1 Закона «О прокуратуре РФ»).

Часть 4 ст. 37 УПК РФ говорит, о том, что поддерживает государственное обвинение прокурор, а в ст. 246 УПК РФ речь идет уже о государственном обвинителе, в связи с чем, возникает ряд вопросов, кто из представителей прокуратуры может выступать в качестве государственного обвинителя, с какого времени эта процессуальная фигура появляется в процессе, каковы взаимоотношения государственного обвинителя с иными должностными лицами прокуратуры, ранее принимавшими по данному уголовному делу, решения.

Исходя из п. 1.5, 1.6 приказа Генерального прокурора №28 от 3 июня 2002 года государственные обвинителя назначаются руководством соответствующей прокуратуры. Очевидно, это решение должно оформляться внутренним приказом руководителя прокуратуры. П.6 ст.5 УПК РФ определяет, что государственный обвинитель это поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры. В ст. 37, в п.6, однако, сказано, что полномочия прокурора осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами. Кого имел в виду законодатель под «приравненными прокурорами», закон не расшифровывает, в силу чего в науке возникли разногласия относительно правового статуса помощника прокурора в суде, так как именно данные должностные лица, фактически выполняли эту обязанность. Так, по мнению ряда ученых, помощник прокурора вообще не вправе принимать участие в уголовном судопроизводстве.

Другие полагают, что помощник прокурора обладает и должен обладать всеми полномочиями прокурора, и должен входить в категорию «приравненных прокуроров».

Мы придерживаемся второй точки зрения, так как, во-первых, именно такое решение данной проблемы присутствует в ведомственном приказе Генерального прокурора (приказ №28 от 3 июня 2002 года), во-вторых, так складывается практика, и реальные возможности прокуратуры, что только многочисленный штат помощников прокурора может реально обеспечить участие прокуроров в судебных заседаниях при рассмотрении уголовных дел. В свое время в аппарате Генеральной прокуратуры и прокуратур субъектов были созданы отделы государственных обвинителей, и каждый из прокуроров был помощником соответствующего прокурора. В силу ст. 54 Закона «О прокуратуре РФ» прокурор может передавать часть своих полномочий, в том числе и при поддержании государственного обвинения в судах при рассмотрении уголовных дел, в силу чего может именоваться «прокурором». Однако для устранения разночтения правовых норм, в уголовно-процессуальный закон следует внести дополнения в частности в п.6 ст. 37 изложить в следующей редакции:

«Полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, помощниками, старшими помощниками, приравненными прокурорами и вышестоящими прокурорами».

Государственный обвинитель, исходя из необходимости решения определенных задач, появляется только в стадии судебного разбирательства. Законодатель, в отличие от защитника, который обязан представить ордер, ни чем не определяет момент появления государственного обвинителя. Это, на наш взгляд, не совсем правильно, поскольку, во-первых, позволяет свободный доступ к материалам уголовного дела любого сотрудника прокуратуры, что явно не свидетельствует о повышенной ответственности лица, которому поручили ведение данного дела, и позволяет его замещать по любым причинам, в том числе и надуманным. Во-вторых, не прослеживается истинность решения прокурора в части выбора государственного обвинителя именно по определенному уголовному делу. В третьих, снижается ответственность представителя прокуратуры за результат его деятельности в качестве государственного обвинителя. Все это позволяет нам говорить о необходимости выработки механизма, позволяющего устранить все эти недочеты. Как нам видится, прокурор, направленный в суд для поддержания государственного обвинения по конкретному уголовному делу обязан представлять копию приказа руководителя соответствующей прокуратуры о назначении этого лица государственным обвинителем. Момент представления указанного приказа и будет являться моментом появления государственного обвинителя в процессе. Для реализации обозначенной задачи, поддержания государственного обвинения, законодатель наделил прокурора определенными полномочиями, указанными в ч.4 ст. 37 УПК РФ и в ст. 246 УПК РФ.

1. В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, т.е. то утверждение сформированное на стадии предварительного расследования следователем либо дознавателем и утвержденное прокурором, руководителем соответствующей прокуратуры либо его заместителем.

Именно поддерживает, это означает, что обвинение подсудимого исходит, по общему правилу, не от прокурора, он лишь «поддерживает» обвинение, сформированное органами предварительного следствия (как отмечалось, прокурор может поддерживать в суде от имени государства не только государственное, но также частное обвинение, идущее от потерпевшего, и, кроме того, предъявленный гражданским истцом по уголовному делу гражданский иск — ч. 6 ст. 246 УПК).

Поддержание государственного обвинения в суде возложено на прокурора еще и в силу того, что не он раскрывал преступление и давал ему уголовно-правовую квалификацию, не он предъявлял обвинение и выносил постановление о применении меры пресечения, не он составлял обвинительное заключение. Все это осуществляют, как правило, не прокуроры, а следователи в рамках предварительного следствия. Не составляют исключение и следователи прокуратуры, где прокурор, руководитель данного государственного органа, ежедневно наблюдает за ходом расследования уголовного дела, и согласует предстоящие решения по делу со следователем. Давно сложилась практика, когда государственное обвинение поддерживают те прокуроры, которые сами не осуществляли ни функцию уголовного преследования на досудебном этапе уголовного судопроизводства, ни надзор за процессуальной деятельностью следственных органов.

Практика поддержания обвинения сотрудниками прокуратуры отражает правовую концепцию, суть которой состоит в том, чтобы обеспечить необходимый уровень объективности прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дела. В науке присутствует точка зрения, что прокуроры не могут выступать государственными обвинителями, они фактически являются исследователями, поскольку непосредственно при утверждении обвинительного заключения либо обвинительного акта оценить доказательства по данному уголовному делу не могут. Данное концептуальное положение, однако, реализуется в УПК РФ далеко не последовательно. Так, участие прокурора в производстве предварительного расследования, как и прежде, не является препятствием для дальнейшего его участия в деле, в том числе в качестве государственного обвинителя (ч. 2 ст. 66). Кроме того, руководитель органа прокуратуры утверждает обвинительное заключение, что делает его самого или его помощника в суде далеко не свободным от выводов предварительного следствия. Широкая общественная критика прокуратуры объясняется, в частности, недостаточной степенью объективности прокуроров при осуществлении надзора за исполнением законов органами расследования, а также при поддержании государственного обвинения в суде.

Уголовно-процессуальный закон в ч.7,8 ст. 246 определяет право прокурора, при наличии указанных в законе оснований отказаться от поддержания обвинения, либо изменить его в сторону смягчения.

2. В рамках поддержания обвинения государственный обвинитель изобличает перед судом виновных в совершении преступлений. Изобличение виновных лиц осуществляется прокурором путем предъявления доказательств вины подсудимого, полученных на стадии предварительного расследования, а также участие в исследовании доказательственной базы, предъявляемой стороной защиты и в необходимых случаях её опровержения.

3. Прокурор вправе и обязан в ходе судебного разбирательства заявлять ходатайства. Причем любые, как в установленном законом порядке и в определенный момент судебного следствия, так и в иное время, если получит на это разрешение судьи и аргументирует необходимость заявления указанного ходатайства. Ходатайства могут быть об отводах, о вызове дополнительных свидетелей, повторных допросах ранее допрошенных в судебном следствии лиц, о совершении определенных следственных действий. Ходатайства должны быть аргументированы и обоснованы возможностью получения в результате этих действий данных, имеющих или могущих иметь значение для вынесения законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

4. Прокурор вправе и обязан участвовать в исследовании доказательств. Исследование доказательств это активная деятельность, заключающаяся в том, что прокурор вправе задавать вопросы участникам судебного разбирательства: свидетелям, подсудимому, экспертам, специалистам, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, и представителям гражданского истца, гражданского ответчика и потерпевшего. Прокурор не только вправе, но и обязан активно участвовать в исследовании материалов дела, заявлять ходатайства в необходимых случаях об оглашении конкретных документов, находящихся в материалах уголовного дела, осмотре вещественных доказательств и пр.

5. Прокурор вправе и обязан высказывать свое мнение по всем, возникающим в ходе судебного разбирательства, вопросам, по всем заявленным иными участниками, ходатайствам. Именно в этой и только в этой форме прокурор может высказать свое несогласие с действиями и решениями судьи. Иной возможности у прокурора, впрочем, как и у других участников процесса, нет. Реагировать на нарушения закона прокурор может путем заявления соответствующих ходатайств, а также высказывая свое мнение по возникшим в ходе судебного разбирательства вопросам. В соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ прокурор как участник судебного разбирательства вправе высказывать возражения против действий председательствующего, которые подлежат занесению в протокол судебного заседания. Прокурор вправе внести представление на незаконный или необоснованный приговор.

Прокурор обязан, однако, беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего о соблюдении порядка в судебном заседании.

6. Прокурор вправе представлять суду письменные формулировки по вопросам:

— доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

— доказано, ли что деяние совершил подсудимый;

— является ли это деяние преступлением и какими пунктами, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено;

— виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

— подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.

7. Прокурор выступает в прениях, а также может воспользоваться репликой.

8. Прокурор обязан высказать суду свое мнение относительно наказания подсудимого в том случае, если он считает его виновным в совершении

9. При наличии к тому основании прокурор предъявляет и поддерживает, либо только поддерживает в стадии судебного разбирательства гражданский иск.

Перечисленные права прокурора одновременно являются и его обязанностями, так как обеспечиваются реализацией принципа состязательности в уголовном процессе. Прокурор, как сторона обвинения, обязан доказывать свою правовую позицию по конкретному уголовному делу и в силу чего, он не может отстраниться в процессе от указанной деятельности, вести себя не активно, не проявлять свою заинтересованность в вынесении обвинительного приговора.

Конституционное положение об осуществлении судопроизводства на основе состязательности, следующее из этого освобождение суда от обвинительных функций возлагают всю ответственность за доказывание обвинения на участвующего в судебном разбирательстве прокурора. Прокурор уже не может, как в недавнем прошлом, надеяться, что если он и не справится в полной мере со своими задачами государственного обвинителя, его поддержит суд, который вместе с прокуратурой и следствием, борется с преступностью. В соответствии с п. 6 ст. 5 и ч. 4 ст. 37 УПК РФ обвинение в суде от имени государства могут поддерживать не только должностные лица органов прокуратуры, но также дознаватель и следователь. В виду этого законодатель наделил прокурора правом поручить поддержание обвинения в суде дознавателю либо следователю, осуществлявшему производство по данному уголовному делу. Однако в пункте 1.4 приказа Генерального Прокурора №28 от 3 июня 2002 года сказано, что до особого распоряжения исключить поручение поддержания государственного обвинения в суде должностным лицам органа дознания и следователям. Таким образом, п.6 ст.5 и ч.4 ст. 37 УПК РФ не применяются, это подтверждают изученные нами уголовных дел в Челябинской области, ни по одному делу следователи или дознаватели обвинение в судебном разбирательстве не поддерживали. Нам не представляется это правильным, поскольку смысл введения данной нормы в закон состоял в том, чтобы позволить прокурорам не распылять свои силы на дела небольшой либо средней тяжести, иметь реальную возможность готовиться к рассмотрению более сложных дел.

Таким образом, на наш взгляд, целесообразно внести корректировки в ст. 37 УПК РФ при этом учесть, что немалую роль может сыграть норма о поддержании обвинения по делам, рассматриваемым мировыми судьями. В судебном разбирательстве этих дел обвинение вполне могут поддерживать представители органов дознания, следствия или частные обвинители (ст. 321 УПК РФ). Это позволило бы высвободить прокуроров для участия в рассмотрении более сложных дел, требующих высококвалифицированного поддержания обвинения.

Предлагается изложить ч. 4 ст. 37 УПК РФ в следующей редакции:

«В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность, а по делам небольшой и средней тяжести прокурор вправе поручить поддержание государственного обвинения следователю либо дознавателю, производившему предварительное расследование. Вышестоящий прокурор по собственной инициативе или по определению суда (мирового судьи) может отстранить следователя либо дознавателя от поддержания обвинения и поручить поддержания обвинения прокурору».

Государственный обвинитель, это представитель прокуратуры, продолжающий поддерживать ту позицию, которую прокуратура заняла при производстве надзора за расследованием данного уголовного дела и при утверждении обвинительного заключения. Однако, в силу названного приказа Генерального прокурора (п. 10), государственный обвинитель обязан в процессе в определенной мере проявлять инициативу, активность, объективность занятой позиции, проявляя при этом независимость в принятии решений в ходе судебного разбирательства.

Процессуальная независимость государственного обвинителя от прокурора, надзирающего за следствием и утверждавшим обвинительное заключение, выражается и в том, что он в соответствии с ч. 5 ст. 37 УПК не связан с выводами обвинительного заключения (обвинительного акта). Хотя, конечно, данная норма носит достаточно декларативный характер, ввиду того, что государственный обвинитель (помощник прокурора, старший помощник прокурора, реже заместитель прокурора), это сотрудник соответствующей прокуратуры, а обвинительное заключение утверждает первый руководитель прокуратуры, прокурор или его заместитель. Таким образом, при отказе государственного обвинителя от обвинения возможен конфликт интересов в деятельности прокуратуры. Необходимо также добавить, что у прокурора есть ещё рычаги «убеждения» государственного обвинителя, не согласившегося с выводами обвинительного заключения (обвинительного акта) — дисциплинарная ответственность. К тому же вся деятельность прокуратуры как системы органов государственной власти базируется на принципе единоначалия и субординации, причём частного случая в виде отказа прокурора от обвинения в ФЗ «О Прокуратуре РФ» не предусмотрено.

Приведенный далеко не полный перечень широких процессуальных полномочий государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве показывает всю значимость этого участника уголовного процесса в осуществлении уголовного преследования.

Весьма важно создать для государственного обвинителя процессуальные условия, позволяющие ему наиболее эффективно выполнить свои обязанности. Сторонники данной позиции предлагают также наделить должностных лиц, которые поддерживают обвинение в суде, «властными полномочиями относительно обвинения, предъявляемого в стадии предварительного расследования, что способствовало бы формированию чёткой личной позиции обвинителя по уголовному делу и его убеждённости в правильности выводов следствия, что в свою очередь повысило бы эффективность поддержания обвинения».

Еще один вопрос организации работы — своевременное назначение государственного обвинителя, чтобы он имел возможность без «авралов» распланировать свое время и тщательно подготовиться к участию в судебном процессе. Что касается особо громоздких и сложных дел, целесообразно использовать уже накопленный в некоторых прокуратурах опыт назначения обвинителя еще до окончания расследования по делу. Тогда прокурор получает возможность не только всесторонне изучить дело, но и способствовать обеспечению полноты следствия, устранению возможных пробелов и нарушений закона. Разумеется, такой метод не должен применяться слишком широко, чтобы не снимать ответственность с прокуроров, осуществляющих надзор за расследованием, и не связывать государственного обвинителя заранее высказанной позицией. Это положение согласуется и с мнением Генерального прокурора, который в уже обозначенном приказе «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» указывает, что назначать государственных обвинителей необходимо заблаговременно, с тем, чтобы обеспечить тщательное изучение ими материалов уголовного дела. При этом учитывать характер, объем, сложность дела, квалификацию и опыт работы прокурора, которому поручается поддерживать обвинение. А по наиболее сложным делам при необходимости создавать группы государственных обвинителей, распределяя их обязанности применительно к особенностям дела.

В качестве одного из главных направлений реформы государственного обвинения некоторыми учеными, например, X. Аликперовым, предлагается организационно выделить государственных обвинителей по всей системе прокуратуры, сверху донизу, в отдельную структуру; обособить их даже от специализированных подразделений прокуратуры, занимающихся вопросами участия прокуроров по уголовным делам во всех судебных инстанциях, вплоть до введения самостоятельной должности государственного обвинителя. Это предложение вызывает серьезные сомнения, его нужно тщательно обсудить.

Прежде всего, государственный обвинитель — не должность. Это прокурор, выполняющий определенную процессуальную функцию. Такое понимание подтверждается Законом о прокуратуре, согласно которому все сотрудники, осуществляющие прокурорский надзор, независимо от того, в какой отрасли надзора они действуют, именуются прокурорами.

Во-вторых, государственное обвинение невозможно совершенствовать отдельно, изолированно от других форм участия прокурора в суде. Известно, что один из основных критериев качества обвинения — результаты рассмотрения дел, по которым в суде первой инстанции выступали прокуроры, в кассационном и надзорном порядке. Сейчас, когда руководство деятельностью прокуроров во всех судебных инстанциях сосредоточено в одном подразделении прокуратуры, есть благоприятная возможность своевременно замечать недостатки и ошибки, допускаемые государственными обвинителями, и оперативно принимать меры для их устранения. Стоит разделить указанные функции — и делать это станет значительно труднее.

Что касается поддержания государственного обвинения непосредственно в областных и соответствующих им судах, то во многих прокуратурах субъектов федерации в составе указанных выше управлений созданы отделы государственных обвинителей. Туда приходят опытные, уже сложившиеся специалисты, как правило, прошедшие школу выступлений в суде на протяжении многих лет, способные квалифицированно поддерживать обвинение по особо сложным делам, в частности, в суде присяжных. Здесь, очевидно, менять ничего не нужно.

Но по основной массе дел обвинение поддерживают сотрудники районных и городских прокуратур. Можно ли осуществить предлагаемую реформу на этом уровне?

Учитывая сравнительно небольшую (за редким исключением) штатную численность таких прокуратур, даже при условии некоторого ее увеличения выделить в них штатных государственных обвинителей в таком количестве, чтобы они могли своими силами поддержать обвинение по каждому уголовному делу, невозможно. А все другие работники прокуратуры, включая прокурора и заместителя прокурора (если последний не назначен государственным обвинителем), по мысли X. Аликперова, выступать в суде уже не смогут (кстати, это относится также к прокурору и заместителю прокурора области, края, республики). Такое положение неминуемо приведет к еще большему увеличению нагрузки государственных обвинителей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Конечно, нельзя поручать выступление в суде прокурорам, не подготовленным к такой деятельности. Но разве среди сотрудников прокуратуры, помимо тех, кого предполагается назначить государственными обвинителями, даже среди ее руководителей, нет таких, которые обладают необходимыми квалификацией и опытом?

Прокурор в стадии судебного разбирательства находится в особом процессуальном положении. По мнению Р. Бубнова участвующий в суде прокурор является представителем стороны обвинения, равноправной стороне защиты и обладает всем «арсеналом» полномочий, предоставленных ему уголовно-процессуальным законодательством. На нем лежит ответственность за доказывание обвинения в суде, правильность и целесообразность выбора процессуальной позиции, а также ее законность и обоснованность.

Однако в силу принципа централизации и единоначалия, лежащих в основе построения органов прокуратуры, процессуальная самостоятельность каждого сотрудника — государственного обвинителя по конкретному делу имеет ограниченные масштабы: самостоятельность в оценке исследованных лично им доказательств, в формулировании собственной позиции по данному делу. Обвинение, которое поддерживает прокурор в суде, не связано с его личными интересами (в отличие, например, от потерпевшего), оно исходит от прокуратуры в целом, как органа «обвинительной власти», а в конечном итоге от государства и общества. Прокурор не может и не должен быть заинтересован в осуждении невиновного, так как в отличие от защитника, участвует в уголовном судопроизводстве не в личном качестве, а как представитель государства, что накладывает на него особые обязанности: содействовать всестороннему и объективному предварительному расследованию и разрешению уголовного дела (ч. 4 ст. 152, ч. 2 ст. 154 УПК), реагировать на любые нарушения закона чьи бы интересы они ни ущемляли (на защитнике такие обязанности не лежат), отказаться от обвинения в случае, когда оно не нашло подтверждения в суде (защитник не вправе отказаться от взятой на себя защиты) и т.д.

Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве имеет исключительно большое значение. В ходе разбирательства дела прокурор выступает в качестве участника уголовного процесса со стороны обвинения и помогает суду установить истину по делу, содействует усилению воспитательной роли судебного процесса. Изобличая преступника, выявляя причины и условия, способствовавшие совершению преступления, прокурор мобилизует общественное мнение против преступления и преступников, создает атмосферу морального осуждения их, воспитывает граждан в духе нетерпимости к преступлению и уважения к законам.

Изучение проблем государственного обвинения выявило одну закономерность. Как считает В. Ульянов, наиболее квалифицированно поддерживают государственное обвинение те прокурорские работники, которые в прошлом имели стаж следственной работы. Государственные обвинители, которые знакомы с криминалистической тактикой проведения отдельных следственных действий, методиками расследования дел о преступлениях различной категории, владеют навыками использования криминалистической техники, свободно ориентируются в перипетиях экспертных исследований, как правило, успешно справляются с обязанностями государственного обвинителя, убеждают суд в правильности выводов органов предварительного следствия, добиваясь постановления обвинительных приговоров. Но большинство государственных обвинителей в райгорпрокуратурах -это сотрудники, которые никогда расследованием самостоятельно не занимались или, в крайнем случае, направили в суд с обвинительным заключением несколько дел еще в период предаттестационной стажировки. На наш взгляд, никакие великолепные ораторские качества, блестящие знания судебной практики не смогут заменить опыт непосредственного доказывания, использования результатов ОРД, применения различных тактических приемов, т. е. всего того, что включает в себя стадия предварительного расследования преступлений.

В связи с этим полагаем, что корпус государственных обвинителей необходимо усиливать в первую очередь за счет работников следственных аппаратов — следователей, зональных прокуроров надзорных отделов и управлений.

Мы считаем, что в суде также немаловажно, кроме опыта работы и умение быть хорошим оратором. Идеально выглядит тот прокурор, который может в ходе судебного разбирательства показать свою компетентность и суметь прекрасно преподнести материал суду.

Позволим себе в связи с этим сослаться на статистические выводы анкетирования как прокурорских работников, так и судей, приведенных В. Ульяновым. Только 12,2 % проинтервьюированных судей высоко оценивают подготовленность государственных обвинителей, в то время как 29,9% из них считают подготовленность обвинителей в процессе плохой. Только 29,6% обвинителей применяют те или иные тактические приемы в ходе судебного следствия при доказывании обвинительного тезиса, сформулированного следствием. В связи с этим непонятно, почему все неудачи судебного рассмотрения дел с легкостью списываются только на промахи предварительного следствия, на ненадлежащий прокурорский надзор за следствием и дознанием. В 2000 г. число оправданных, дела, в отношении которых прекращены судом за отсутствием события, состава преступления, а также за недоказанностью, составило 2588 человек.

Здесь, на наш взгляд, более уместен вопрос: а на какой результат мы рассчитываем, если в судах по сложнейшим делам опытным адвокатам, великолепно знающим материалы уголовного дела, участвовавшим в деле с ранних этапов расследования, фактически противостоят государственные обвинители, которые ограничиваются изучением лишь обвинительного заключения?

Свою позицию прокурор формирует на основании внутреннего убеждения сложившегося у прокурора в ходе судебного разбирательства дела. Следует отметить, что это сложный психологический процесс. Прокурор приходит в суд, убежденный в обоснованности предъявленного подсудимому обвинения. Однако в ходе судебного разбирательства он не только вновь оценивает собранные доказательства, но и может прийти к другим выводам по делу, чем те, которые содержатся в утвержденном или составленном им обвинительном заключении. Способность пересмотреть собственные выводы, сопоставляя их с данными судебного разбирательства, предполагает наличие у прокурора самокритичности, самоконтроля, стремления установить истину, даже если это связано с признанием собственной ошибки. Это — непременное условие успешного выполнения прокурором возложенных на него обязанностей по поддержанию государственного обвинения, по надзору за законностью при осуществлении правосудия.

Признав, что подсудимый виновен, суд должен вынести обвинительный приговор, назначив подсудимому справедливую меру наказания. При этом должны быть строго соблюдены требования закона о порядке назначения наказания с учетом степени общественной опасности преступления, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, личности подсудимого.

Таким образом, в судебных стадиях процессуальное положение прокурора существенно отличается от статуса прокурора на стадии предварительного расследования. Участвуя в рассмотрении дела в суде первой инстанции, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя — стороны, поддерживающей обвинение от имени государства. При поддержании обвинения он руководствуется требованиями закона и своим внутренним убеждением.

Бесспорно, что государственное обвинение поддерживает прокурор, однако думается, что прокурор вправе делегировать полномочия по поддержанию государственного обвинения следователю и дознавателю по делам небольшой и средней тяжести.

В соответствии с вышесказанным предлагается изложить ч. 4 ст. 37 УПК РФ в следующей редакции:

В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность, а по делам небольшой и средней тяжести прокурор вправе поручить поддержание государственного обвинения следователю либо дознавателю, производившему предварительное расследование. Вышестоящий прокурор по собственной инициативе или по определению суда (мирового судьи) может отстранить следователя либо дознавателя от поддержания обвинения и поручить поддержания обвинения прокурору.

superinf.ru

Смотрите еще:

  • Какие годы взять для пенсии За какие года берется ЗП если я пойду на пенсию в 2018 году. 1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" "Статья 30. Оценка пенсионных прав застрахованных лиц 3. Расчетный размер трудовой пенсии […]
  • Закон об экспертной деятельности 2014 Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ"О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" С изменениями и […]
  • Правила качества хлеб Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23 "О введении в действие санитарных правил" (с изменениями и дополнениями) Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23"О введении в действие санитарных […]
  • Методы и правила сертификации Общие требования к порядку и правилам проведения сертификации продукции к Соглашению о применении технических, медицинских, фармацевтических, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных норм, правил и требований в отношении товаров, ввозимых в государства - участники Содружества […]
  • Закон о правах потребителя 2011 Главная | Закон РФ "О защите прав потребителей" | Статья 35. Выполнение работы из материала (с вещью) потребителя Статья 35. Выполнение работы из материала (с вещью) потребителя предупредить потребителя о непригодности или недоброкачественности переданного потребителем материала […]
  • Федеральный закон рф об экспортном контроле Об экспортном контроле (с изменениями на 13 июля 2015 года) Версия сайта: 2.2.9 Каждому техническому специалисту: строителю, проектировщику, энергетику, специалисту в области охраны труда. Дома, в офисе, в поездке: ваша надежная правовая поддержка, всегда и везде. Федеральный закон от 18 […]