Договор займа закон о защите прав потребителей

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Закон о защите прав потребителей не применяются к отношениям из договора займа между кредитным потребительским кооперативом и гражданином-пайщиком
  • 8. Положения Закона о защите прав потребителей не применяются к отношениям, возникшим из договора займа, заключенного между кредитным потребительским кооперативом и гражданином-пайщиком этого кооператива.

    Специализированный кредитный потребительский кооператив (далее — СКПК) обратился в суд с иском к Х. и З., Ч., П. (поручителям) о взыскании задолженности по договору займа и процентов за пользование денежными средствами.

    Признав требования в части взыскания суммы основного долга и процентов за пользование займом, представитель Х. обратился с встречным иском о признании условия договора займа об очередности погашения требований кредитора недействительным и взыскании компенсации морального вреда.

    Решением суда исковые требования удовлетворены частично: с ответчиков в пользу СКПК взыскана задолженность по договору займа, проценты за пользование займом, неустойка.

    Встречные исковые требования Х. удовлетворены, в ее пользу присуждена компенсация морального вреда.

    Разрешая спор и удовлетворяя встречные требования о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что указанный в договоре займа порядок противоречит положениям ст. 319 ГК РФ и нарушает права Х. как потребителя финансовой услуги, в связи с чем в пользу Х. подлежит взысканию компенсация морального вреда, предусмотренная ст. 15 Закона о защите прав потребителей.

    С данным выводом согласился и суд апелляционной инстанции.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, признавая выводы судебных инстанций ошибочными, указала следующее.

    Из материалов дела следует и это не оспаривалось сторонами по делу, что между СКПК и Х. заключен договор займа (пай N 10).

    Согласно п. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 18 июля 2009 г. N 190-ФЗ «О кредитной кооперации» кредитный кооператив является некоммерческой организацией. Деятельность кредитного кооператива состоит в организации финансовой взаимопомощи членов кредитного кооператива (пайщиков) посредством объединения паенакоплений (паев) и привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков) и иных денежных средств в порядке, определенном названным федеральным законом, иными федеральными законами и уставом кредитного кооператива.

    В силу ч. 2 ст. 4 названного закона кредитный кооператив предоставляет займы своим членам на основании договоров займа, заключаемых между кредитным кооперативом и заемщиком — членом кредитного кооператива (пайщиком).

    Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», следует, что законодательством о защите прав потребителей не регулируются отношения граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях. На отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам, в том числе и членам этих организаций, платных услуг (работ) Закон о защите прав потребителей распространяется.

    Однако судами не было установлено, являлся Х. членом-пайщиком СКПК или нет, заключен договор займа между кредитным кооперативом и его членом или между сторонами возникли иные отношения.

    Между тем данные обстоятельства являлись существенными для правильного применения норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 г. N 91-КГ 14-7

    logos-pravo.ru

    4. Защита прав потребителей при осуществлении договора банковского вклада / Договор банковского вклада

    Значительные сложности в правоприменительной практике связаны с определением отношений, регулируемых Законом РФ «О защите прав потребителей» (далее — Закон). Наиболее отчетливо эти сложности проявляются в случаях применения Закона к гражданско-правовым отношениям, возникающим между гражданами и банками в связи с осуществлением последними банковской деятельности, и в особенности — заключением и исполнением договора банковского вклада. Между тем в сегодняшних реалиях правильное решение вопроса о применимости законодательства о защите прав потребителей к отношениям, возникающим в связи с заключением договора банковского вклада, имеет большое значение с точки зрения качества защиты законных прав и интересов граждан — вкладчиков. Случаи ненадлежащего исполнения банками своих обязанностей по возврату вкладов граждан — нередкое явление, и именно применение к отношениям вкладчика и банка норм Закона позволяет вкладчику использовать предоставляемые этим Законом преимущества: предъявлять иск в суд по месту жительства (п. 2 ст. 17) без уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17); требовать компенсации морального вреда (ст. 15) и др. Заметим, что ст. ст. 151, 1099 ГК РФ допускают возможность компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав гражданина, лишь в случаях, предусмотренных законом, и Закон о защите прав потребителей предусматривает такой случай — нарушение прав гражданина — потребителя.

    В настоящее время судебная практика рассматривает отношения гражданина-вкладчика и банка как отношения между потребителем и исполнителем услуг. Такая практика приобрела устойчивый характер лишь после принятия Пленумом Верховного Суда РФ Постановления N 7 от 29 сентября 1994 г. (редакция от 25 апреля 1995 г.) «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» [1] (далее — Постановление), в п. 2 которого среди отношений, регулируемых Законом, были названы отношения, вытекающие из договоров на оказание финансовых услуг. Хотя договор банковского вклада при этом не был прямо упомянут, суды без особых сомнений стали относить его к таким договорам. Эта позиция получила законодательное подтверждение после введения в действие второй части ГК РФ, где в ст. 779 к действиям во исполнение договора банковского вклада законодатель прямо применил термин «услуги». До принятия Постановления суды в большинстве случаев рассматривали отношения из договора банковского вклада не как отношения на оказание финансовых услуг, а как разновидность договора займа (каковой договор банковского вклада, безусловно, также является) и считали неприменимым к этим отношениям Закон о защите прав потребителей.

    Указание в Постановлении на специальный характер услуг (направленность их на удовлетворение личных бытовых нужд, не связанных с извлечением прибыли) полностью соответствует вводной части Закона и не вызывает каких-либо возражений. Однако нельзя исключить возможность неправильного истолкования вышеупомянутых уточняющих слов применительно к отдельным видам договоров. В частности, к договору банковского вклада.

    Возможные неверные толкования рассмотрим на примере двух противоположных мнений, выраженных в юридической литературе. Так, Я. Парций, анализируя вопрос о характере услуг, подпадающих под действие Закона, и правильно отмечая, что эти услуги должны быть связаны с удовлетворением личных нужд гражданина, не связанных с извлечением прибыли, указывает, что «такая распространенная среди граждан услуга, как банковский вклад, не подпадает под действие Закона, поскольку согласно ст. 834 ГК, непременным условием договора банковского вклада является выплата вкладчику процентов по внесенному вкладу, т.е. извлечение гражданином прибыли» [2] . На первый взгляд, аргумент Я. Парция достаточно прост и убедителен. Разумеется, если бы такое мнение было воспринято судами, это существенно ухудшило бы положение граждан — вкладчиков. Противоположную позицию заняли А. Соловьев и С. Яковенко [3] . Хотя выводы этих авторов о применимости Закона к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием граждан, можно полностью поддержать, однако не все приведенные ими соображения представляются достаточно убедительными для обоснования занятой позиции.

    Целесообразно начать рассмотрение вопроса именно с доводов А. Соловьева и С. Яковенко. Их позиция основана на доказывании несовпадения понятий прибыли и дохода. При этом они указывают, что, в соответствии с п. 1 ст. 2 ГК, предпринимательская деятельность направлена на систематическое получение прибыли и осуществляется предпринимателем на свой риск, а вкладчик, по их мнению, ничем не должен рисковать, так как ст. 840 ГК предусматривает обязательное страхование вкладов. Это соображение не выглядит вполне убедительным, поскольку обязательное страхование вклада, конечно, может очень значительно снизить степень риска вкладчика, но никогда не сделает ее равной нулю (страховая организация также может оказаться неплатежеспособной). Кроме того, в Законе ничего не говорится о периодичности извлечения прибыли. Вкладчик может заключать договор банковского вклада систематически (предположим, ежемесячно), получая, таким образом, ежемесячный доход, и нести при этом некоторый риск невозврата вклада, но и отсутствие систематичности получения дохода само по себе не позволяло бы доказать некорректность мнения Я. Парция.

    Соображение упомянутых авторов о том, что «выплата дохода именно банком (в силу особой природы денег) подтверждает, что договор банковского вклада является возмездным договором: в случае его безвозмездности вкладчик действительно не имел бы права основывать свои требования на Законе. », не подкрепляет, а ослабляет их позицию, так как они рассматривают договор банковского вклада лишь как возмездный договор займа. Но на обычный договор займа действие Закона действительно не распространяется, поскольку это договор о передаче имущества в собственность, и даже если условно считать деньги продаваемым товаром, то продавцом такого товара в случае договора банковского вклада оказывался бы гражданин-вкладчик. Поэтому, хотя договору банковского вклада и свойственны признаки договора займа, только его отнесение в ст. 779 ГК РФ к числу договоров об оказании услуг позволяет предположить возможность включения вытекающих из него отношений в сферу регулирования Закона.

    Действительно, чтобы на отношения банка и вкладчика распространялось действие Закона, договор банковского вклада должен быть возмездным договором об оказании услуг. Это следует из определения понятия «исполнитель услуг» во вводной части Закона. Возмездность применительно к договору об оказании услуг означает наличие у потребителя обязанности совершить исполнителю услуги встречное имущественное предоставление — вознаградить исполнителя за услугу [4] . Если бы возмездность договора банковского вклада состояла в выплате дохода банком, то кого следовало бы считать исполнителем услуги? Вкладчика? Разумеется, нет. Заблуждение состоит в неверном представлении в плате за услуги как единственно возможном способе предоставить вознаграждение за услугу. Между тем п. 1 ст. 423 ГК определяет как возмездный такой договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей. В случае договора банковского вклада имеет место как раз иное встречное предоставление со стороны вкладчика. В чем оно состоит?

    Согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ, по договору банковского вклада банк, принявший сумму вклада, обязуется возвратить вкладчику эту сумму и выплатить проценты на нее. Само принятие вклада банком не входит в содержание договора, а является необходимым элементом его заключения. Заметим, что заключить договор банк обязан в силу закона, так как договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (ст. 426, п. 2 ст. 834 ГК РФ). Таким образом, услуга банка по договору банковского вклада состоит в действиях по обеспечению возврата суммы вклада и выплаты процентов. За эту услугу банк должен получить вознаграждение, и он его получает. Это вознаграждение, или имущественное предоставление, состоит в том, что вкладчик передает банку безусловное право использовать сумму вклада в течение срока его хранения. Такое право существует у банка по договору банковского счета (п. 2 ст. 845 ГК РФ) и, в силу п. 3 ст. 834 ГК РФ, также по договору банковского вклада. Таким образом, услуги по договору банковского вклада банк оказывает вкладчику бесплатно (денежной обязанности у вкладчика не возникает), но вовсе не безвозмездно. Выплачиваемые же банком проценты следует считать не платой за услуги вкладчика по предоставлению суммы вклада, а составной частью результата оказываемой банком услуги [5] . Подчеркнем, что мы пользуемся терминологией, свойственной договорам об оказании услуг, поскольку нас интересует именно этот аспект договора банковского вклада.

    Вернемся к основному вопросу: распространяется ли действие Закона на договор банковского вклада? Закон определяет потребителя следующим образом: потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли. Заметим, что законодатель говорит здесь не о деятельности, связанной или не связанной с извлечением прибыли, а о личных (бытовых) нуждах, не связанных с ее извлечением. Что следует понимать под личными (бытовыми) нуждами, не связанными с извлечением прибыли, и могут ли вообще такие нужды быть связаны с извлечением прибыли? Вряд ли понятие «личные нужды» можно понимать иначе, чем как потребности, которые существуют у самого гражданина или лиц, связанных с ним личными (например, семейными) связями, и их удовлетворение никак не связано с удовлетворением потребностей неопределенного круга третьих лиц. Всем этим требованиям соответствует банковский вклад гражданина [6] .

    Какова основная правовая и экономическая цель гражданина при заключении договора банковского вклада? Ответ следует из ст. 834 ГК РФ:

    · обеспечить сохранность количества денежных средств, не допустить его уменьшения в результате, например, кражи — эта цель достигается в результате возврата банком суммы вклада;

    · обеспечить сохранение покупательной способности денег вкладчика (качества его денежных средств, которое может снизиться в результате инфляции) — эта цель достигается в результате выплаты процентов на сумму вклада.

    Иными словами, основная цель гражданина — вкладчика — сбережение своих денежных средств (а не извлечение прибыли). То, что законодатель считает именно такой результат свойственным договору банковского вклада и заранее предполагает его направленным на сбережение денежных средств, подтверждается и терминологией, используемой в соответствующих нормах ГК РФ. Так, в ст. 843 ГК РФ указывается, что заключение договора банковского вклада с гражданином и внесение денежных средств на его счет по вкладу удостоверяется сберегательной книжкой. В ст. 836 ГК РФпредусматривается, что внесение вклада может быть удостоверено сертификатами двух видов: сберегательным и депозитным; при этом, в соответствии с вышеупомянутым письмом ЦБ РФ от 10 февраля 1992 г. N 14-3-20 «О депозитных и сберегательных сертификатах банков», держателем сберегательного сертификата может быть только гражданин, а депозитного — только юридическое лицо.

    Представляется существенным также различие между понятиями «доход» и «прибыль». Гражданское законодательство не определяет понятие прибыли. Не останавливаясь подробно на нюансах налогового законодательства, можно сказать, что прибыль представляет собой «чистый» доход, т.е. доход, очищенный от связанных с его получением затрат. Отсюда можно сделать вывод, что прибыль при определении потребителя в Законе понимается именно как такой доход, получению которого предшествуют (или при обычных условиях гражданского оборота должно предшествовать) расходование имущества или затраты усилий (трудозатраты) по исполнению соответствующего обязательства, что свойственно осуществлению предпринимательской деятельности. При исполнении договора банковского вклада расходование имущества вкладчика не имеет и в принципе не может иметь места, и уже поэтому здесь нельзя говорить о договоре, связанном с извлечением прибыли; применительно к договору банковского вклада неправомерно говорить и о затратах вкладчиком усилий или осуществлении им какой бы то ни было деятельности, поскольку договор банковского вклада — это односторонне-обязывающий договор — обязанная сторона — банк, во исполнение которого вкладчик не совершает никаких положительных действий. Вкладчик не несет также никаких обязанностей перед банком по воздержанию от заявления требования о возврате вклада, поскольку по любому, в том числе и срочному договору банковского вклада, заключенному с гражданином, банк обязан выдать сумму вклада по первому требованию вкладчика, а также проценты по вкладу в определенном законом или договором размере (ст. 837 ГК РФ). Учитывая изложенное и принимая во внимание, что сбережение денежных средств гражданина можно вполне обоснованно квалифицировать как его личные бытовые нужды, договор банковского вклада гражданина должен предполагаться не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, пока не доказано обратное.

    Наконец, полную определенность в рассматриваемый вопрос вносит сравнительный анализ норм Закона и ГК РФ. Так, ст. 1095 ГК РФ, определяющая основания ответственности продавца товара или исполнителя работы (услуги) за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о них, предусматривает, что правила, установленные этой статьей, применяются лишь в случаях приобретения этих благ в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Правила ст. 1095 ГК РФ аналогичны правилам, установленным в ст. ст. 12, 14 Закона для случая причинения вреда жизни, здоровью или имуществу гражданина-потребителя. Понятно, что критерии, определяющие случаи применимости тождественных норм Закона и ГК РФ, должны быть идентичны. Поэтому приобретение товаров (работ, услуг) для личных бытовых нужд (терминология Закона) следует понимать как приобретение в потребительских целях (терминология ГК РФ), а указание в Законе на отсутствие связи между приобретением указанных благ и извлечением прибыли — как на отсутствие направленности на их использование в предпринимательской деятельности (ст. 1095 ГК РФ). Такое толкование находится в полном соответствии и с п. 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, в том числе, и в Законе о защите прав потребителей, должны соответствовать ГК РФ [7] .

    [1] «Российская газета» от 26 ноября 1994 г.

    [2] Парций Я. Комментарий к Закону РФ «О защите прав потребителя». «Закон», 1996, N 6. С 21-45.

    [3] Соловьев А., Яковенко С. О распространении действия Закона «О защите прав потребителей» на отношения, возникающие из договора банковского вклада // Хозяйство и право. — М., 1997. — № 12. — с.134-138

    [4] Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. — М.; Юрид. лит., 1998. — № 9. — с.15-17.

    [5] Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. — М.; Юрид. лит., 1998. — № 9. — с.15-17.

    [6] Соловьев А., Яковенко С. О распространении действия Закона «О защите прав потребителей» на отношения, возникающие из договора банковского вклада // Хозяйство и право. — М., 1997. — № 12. — с.134-138

    [7] Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. — М.; Юрид. лит., 1998. — № 9. — с.15-17.

    www.allpravo.ru

    Об условиях договора займа ООО «Магазин моментальных займов», ущемляющих права потребителей

    19 февраля 2015 17:08 | защита прав потребителей

    В Управление Роспотребнадзора по Кировской области (далее – Управление) поступило обращение потребителя на неправомерные действия ООО «Магазин моментальных займов» (далее – общество, заявитель) по поводу включения в договор займа условий, ущемляющих права потребителя.

    Из материалов дела следует, что в договор займа, заключенный между обществом и потребителем, (далее – договор) включены положения пунктов 1.2.1, 6.1, 4.4, которые, ущемляют права потребителя и нарушают требования статьи 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», пункта 4 статьи 421, пункта 1 статьи 422, статьи 319 ГК РФ, а именно:

    Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что Заемщик обязуется возвратить Займодавцу полученный заем и уплатить Займодавцу проценты за пользование займом 15 дней до 23 сентября 2013 года включительно. Погашение займа, уплата процентов производится разовым платежом.

    В соответствии с пунктом 1.2.1 договора в случае задержки возврата займа плата за пользование просроченной к возврату суммой займа взимается по повышенной процентной ставке 6,5 процента в день. Повышенная процентная ставка действует с пятого дня, следующего за датой, указанной в пункте 3.1 договора, до даты фактического возврата займа.

    Согласно пункту 6.1 договора в случае просрочки Заемщиком обязательства по погашению займа в сроки, указанные в пункте 3.1 договора, более чем на 3 дня, Заемщик уплачивает Займодавцу штраф в размере 1000 рублей.

    В силу пункта 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

    Согласно пункту 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

    В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» указано на то, что проценты, уплачиваемые заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определенных пунктом 1 статьи 809 Кодекса, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге; при наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства.

    Согласно пункту 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» условие кредитного договора о том, что в случае просрочки возврата части кредита, выданного заемщику-гражданину, проценты за пользование соответствующей частью кредита в период такой просрочки взимаются в удвоенном размере, не нарушает прав потребителя, так как названным условием установлена ответственность заемщика за нарушение денежного обязательства.

    В соответствии с абзацем 3 пункта 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 в денежных обязательствах, возникших из гражданско-правовых договоров, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров (работ, услуг) либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму могут быть начислены проценты на основании статьи 395 ГК РФ. Неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами, установленными данной нормой, только в том случае, если неустойка носит штрафной характер и подлежит взысканию помимо убытков, понесенных при неисполнении денежного обязательства.

    Учитывая названные положения включение в договор займа условий, предусматривающих взимание повышенной процентной ставки 6,5 процента в день и штрафа в размере 1000 рублей, является применением двойной меры гражданско-правовой ответственности за одно нарушение договора – просрочку платежа, что ущемляет установленные законом права потребителя.

    В соответствии с пунктом 4.4 договора любые средства, полученные Займодавцем от Заемщика, направляются на погашение обязательств заемщика в следующем порядке:

    — проценты по займу;

    Согласно статье 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга.

    Согласно правовой позиции, изложенной в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.10.2010 № А28-10906/2014 141 «О некоторых вопросах применения положения статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации», под издержками кредитора по получению исполнения в названной статье ГК РФ понимаются, например, платежи, которые кредитор обязан совершить в связи с принудительной реализацией своего требования к должнику (в частности, сумма уплаченной кредитором государственной пошлины), а под процентами — проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в том числе проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты (статья 809 ГК РФ).

    Названная норма не регулирует отношения, связанные с привлечением должника к ответственности за нарушение обязательства (глава 25 ГК РФ), а определяет порядок исполнения денежного обязательства, которое должник принял на себя при заключении договора.

    В связи с этим соглашением сторон по договору может быть изменен порядок погашения только тех требований, которые названы в статье 319 ГК РФ (например, стороны вправе установить, что при недостаточности платежа обязательство должника по уплате процентов погашается после основной суммы долга).

    Соглашение, предусматривающее, что при исполнении должником денежного обязательства не в полном объеме требования об уплате неустойки, процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, или иные связанные с нарушением обязательства требования погашаются ранее требований, названных в статье 319 ГК РФ, противоречит смыслу данной статьи и является ничтожным (статья 168 ГК РФ).

    В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» при применении норм об очередности погашения требований по денежному обязательству при недостаточности суммы произведенного платежа (статья 319 ГК РФ) судам следует исходить из того, что под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т.д.

    Проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга.

    При изложенных обстоятельствах соглашение, предусматривающее, что при исполнении должником денежного обязательства не в полном объеме требование об уплате штрафа погашается ранее требований, названных в статье 319 ГК РФ, противоречит смыслу данной статьи и является ничтожным (статья 168 ГК).

    Таким образом, пункт 4.4 договора ущемляет установленные законом права потребителя, поскольку ухудшает положение потребителя по сравнению с тем, какое установлено нормами Гражданского кодекса Российской Федерации.

    По результатам рассмотрения материалов обращения, протокола об административном правонарушении, Управлением вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях и назначении административного наказания в виде административного штрафа в размере 10000 рублей.

    Не согласившись с выводами, изложенными в постановлении Управления, заявитель обратился в Арбитражный суд Кировской области.

    В соответствии с ч.3 ст.211 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

    Учитывая вышеизложенные обстоятельства, Арбитражным судом Кировской области по результатам рассмотрения материалов дела вынесено решение об отказе в удовлетворении заявления общества о признании незаконным и отмене постановления Управления по делу об административном правонарушении.

    www.43.rospotrebnadzor.ru

    Договор займа закон о защите прав потребителей

    • Главная
    • ДОКУМЕНТЫ
    • Основные направления деятельности
    • Вы спрашивали — мы отвечаем
    • Вы спрашивали — мы отвечаем. Как вернуть свой займ, если я (гражданин) займодавец?

    В этой связи Управление Роспотребнадзора по г. Москве считает необходимым довести следующую информацию.

    Отношения по договору займа регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральным Законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее — Закон №353-ФЗ), а также иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

    Закон №353-ФЗрегулирует отношения, возникающие в связи с предоставлением займа (потребительского кредита) физическому лицу в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, на основании договора займа (кредитного договора) и исполнением соответствующего договора, где под займом понимаются «…денежные средства, предоставленные кредитором заемщику на основании договора займа…» (согласно ст.3 Закона №353-ФЗ), при этом заемщиком является «…физическое лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить заем…», а кредитором является «…кредитная и не кредитная финансовая организации, которые осуществляют профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов, а также лицо, получившее право требования к заемщику по договору потребительского займа в порядке уступки…».

    Таким образом, отношения, возникающиев связи с предоставлением гражданином (кредитором) займа юридическому лицу, Федеральным Законом «О потребительском кредите (займе)» и нормами законодательства о защите прав потребителей не регулируются. Оценка таких договоров с компетенцией и полномочиями органов Роспотребнадзора, никак не связана.

    Согласно ст. 11 Гражданского Кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Защита гражданских прав в административном порядке надзорными органами осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом.

    Одновременно сообщаем, что Управление Роспотребнадзора по г. Москве неоднократноразмещало на официальном сайте в сети Интернет информацию о порядке заключения договоров и предостерегало гражданот необдуманных действий при заключении договоров. Прежде чем поставить свою подпись под договором – необходимо внимательно изучить его условия. Подписывать документы «не читая», не рекомендуется, т.к. Ваша подпись в договоре расценивается как согласие с предложенными условиями.

    77.rospotrebnadzor.ru

    Смотрите еще:

    • Расчет утс для суда Расчет утс для суда Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Примеры и образцы исковых заявлений […]
    • Как оформить титульный лист дипломной работы Оформление титульного листа по ГОСТ 2018 года. Скачать образец, готовый пример. Титульный листы, титульник — первая страница учебной работы, раскрывает данные студента и тему. Применяется для реферата, курсовой, дипломной работы, доклада, отчета по практике. На нем указываются сведения: […]
    • На основании приказа вам необходимо Приказ об увольнении по соглашению сторон Чтобы «расстаться» с сотрудником по обоюдному согласию, работодатель должен выпустить приказ об увольнении по соглашению сторон. В этом приказе нужно указать реквизиты соглашения, которое заключили между собой стороны договора. Основанием для […]
    • Театр преступление и наказание спб Афиша Санкт-Петербург - iCity.life Главная Афиша Театр / Преступление и наказание | СПб | спектакль | 2018 | купить билет | Александрийский Санкт-Петербург Ближайшие события Санкт-Петербургский государственный театр марионеток им. Е.С. Деммени Дом искусств Особняк […]
    • Чистый бланк возврата Как написать заявление на возврат товара Возврат недавно приобретенных покупок – явление не такое уж редкое. Связать это можно с тем, что процедура возврата достаточно проста – нужно всего лишь прийти в магазин, где было куплено изделие и написать соответствующее заявление. Что можно, а […]
    • Не сделали скидку по осаго Какие есть скидки и льготы по ОСАГО. Как можно снизить стоимость страховки. Стоимость полисов ОСАГО определяется не по инициативе страховой компании, а утверждается Банком России. Она рассчитывается по определенному алгоритму, исходя из базовой ставки, которая умножается на […]