Бюллетень верховного суда рф 2012 9

Бюллетень верховного суда рф 2012 9

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Обобщения судебной практики
    • Споры о защите чести, достоинства и деловой репутации. Судебная практика ВС РФ
    • Утвержден
      Президиумом Верховного Суда
      Российской Федерации
      16 марта 2016 г.

      ОБЗОР
      ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ПО СПОРАМ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ,
      ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

      Положения части 1 статьи 21, статей 23 и 34, статьи 45 и части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации гарантируют каждому право на судебную защиту своей чести и доброго имени.

      В силу предписания части 3 статьи 17, статьи 29 Конституции Российской Федерации устанавливается возможность выражения каждым своего мнения и убеждения любым законным способом, не нарушающим права и свободы других лиц. Это обязывает суд как орган правосудия при разрешении возникающих споров обеспечивать баланс конституционно защищаемых прав человека на свободное выражение взглядов и прав на защиту всеми своей чести, достоинства и деловой репутации.

      Реализация конституционных прав, направленных на защиту нематериальных благ, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 12 , пунктом 5 статьи 19 , статьями 150 , 152 , 1099 и 1100 , пунктом 3 статьи 1251 , пунктом 2 статьи 1266 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ ). Требования об их защите сроком давности не ограничены ( статья 208 ГК РФ ), исключение из этого правила установлено в пункте 10 статьи 152 ГК РФ в отношении сведений о гражданине, распространенных в средствах массовой информации.

      В рамках проводимой в последнее время в Российской Федерации реформы гражданского законодательства были изменены правовые нормы о судебной защите нематериальных благ, устанавливающие более широкие средства правовой защиты для лиц, в отношении которых распространены сведения диффамационного характера, в том числе и в сети «Интернет».

      С 1 октября 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которым в том числе были внесены изменения в главу 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита».

      Помимо редакционных уточнений в названную главу введен ряд следующих новелл.

      Одной из них является норма, определяющая дополнительные способы защиты нарушенных прав гражданина: принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (пункт 2 статьи 150 ГК РФ ).

      В пункте 1 статьи 152 ГК РФ предусмотрена возможность обеспечения после смерти гражданина судебной защиты не только его чести и достоинства, но также его деловой репутации.

      Кроме того, в тех случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданину предоставлено право требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно (пункт 4 статьи 152 ГК РФ).

      Пункт 10 статьи 152 ГК РФ гарантирует судебную защиту в случаях распространения о лицах не только сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, но также любых распространенных о них сведений, если эти сведения не соответствуют действительности.

      Верховный Суд Российской Федерации проанализировал практику рассмотрения судами в 2010 — 2015 годах дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

      Данные судебной статистики свидетельствуют о том, что количество таких дел, рассматриваемых ежегодно как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, разрешающих споры о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, является стабильным. В среднем в год рассматривается 5000 дел в судах общей юрисдикции и 800 дел в арбитражных судах.

      В целях восстановления нарушенных прав заявители используют как специальные способы защиты чести, достоинства и деловой репутации — опровержение распространенных порочащих сведений, опубликование своего ответа, удаление соответствующей информации, например, из сети «Интернет», так и общие гражданско-правовые способы защиты о компенсации морального вреда или возмещении убытков, которые причинены распространением порочащих сведений.

      По делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).

      С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

      Надлежащими ответчиками по делам анализируемой категории являются авторы не соответствующих действительности сведений, а также лица, распространившие эти сведения, например, средства массовой информации, которые, как показывает обзор судебной практики, привлекаются в качестве ответчиков по делам указанной категории в четыре раза реже, чем граждане или юридические лица.

      Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

      При разрешении дел данной категории суды общей юрисдикции и арбитражные суды руководствуются разъяснениями высших судебных органов, которые ориентируют на правильное толкование и применение гражданско-правовых норм в целях разрешения споров по вопросам защиты нематериальных благ.

      Источниками таких разъяснений являются:

      — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»;

      — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»;

      — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»;

      — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»;

      — постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 2012 г. N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе»;

      — постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 2012 г. N 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе»;

      — обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007, N 12).

      При рассмотрении дел анализируемой категории суды также учитывают решения Конституционного Суда Российской Федерации, в частности его постановления от 30 июня 2011 г. N 14-П, от 9 июля 2013 г. N 18-П и др.

      Судами принимаются во внимание положения международно-правовых актов, в частности Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также практика Европейского Суда по правам человека (например, постановление от 30 мая 2013 г. по делу «ООО «Вести» и Ухов («Vesti» and Ukhov) против Российской Федерации», постановление от 28 марта 2013 г. по делу «Новая газета» и Бородянский («Novaya Gazeta» and Borodyanskiy) против Российской Федерации», постановление от 14 октября 2010 г. по делу «Андрушко (Andrushko) против Российской Федерации», постановление от 8 апреля 2010 г. по делу «Безымянный (Bezymyannyy) против Российской Федерации», постановление от 11 февраля 2010 г. по делу «Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации», постановление от 14 октября 2008 г. по делу «Дюндин (Dyundin) против Российской Федерации», постановление от 5 октября 2006 г. по делу «Захаров (Zakharov) против Российской Федерации», постановление от 21 июля 2005 г. по делу «Гринберг (Grinberg) против Российской Федерации», постановление от 23 апреля 1992 г. по делу «Кастеллс (Castells) против Испании», постановление от 8 июля 1986 г. по делу «Лингенс (Lingens) против Австрии»).

      Проведенное изучение судебной практики показало, что при рассмотрении и разрешении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации суды в основном правильно применяли законодательство, регулирующее спорные отношения.

      Разграничение компетенции по рассмотрению дел о защите деловой репутации между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется в зависимости от того, к какой сфере деятельности истца относится возникший спор.

      По делам о защите деловой репутации требования в соответствии со статьей 152 ГК РФ вправе заявлять в суд как граждане, так и организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (включая государственные, муниципальные, общественные организации), а также индивидуальные предприниматели.

      В силу прямого указания пункта 5 части 1 статьи 33 АПК РФ дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подведомственны арбитражным судам.

      Анализ материалов судебной практики в целом свидетельствует о сложившемся единообразии в рассмотрении дел данной категории, однако допускаемые судами ошибки и возникающие у них вопросы подтверждают необходимость обратить внимание на следующее.

      logos-pravo.ru

      Особенности увольнения работника по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ

      Автор: Олег Ознобихин

      Олег Ознобихин, специалист по трудовому праву, юридический центр «Практика» (г. Йошкар-Ола)

      В этой статье мы рассмотрим основные особенности увольнения работника в связи с отказом работника от продолжения работы в случае изменения условий трудового договора по инициативе работодателя – пункт 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ (части 3, 4 статьи 74 Трудового кодекса РФ).

      Если работник не отказывается от работы и продолжает выполнять трудовую функцию в измененных условиях, то увольнять его нельзя (части 3, 4 статьи 74 Трудового кодекса РФ, определения Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 25-В09-23, от 31.10.2008 № 25-В08-9).

      При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (пункт 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).

      Работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе (пункт 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).

      Таким образом, бремя доказывания законности увольнения и соблюдения процедуры увольнения по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ лежит на работодателе.

      Написав вышеизложенное, я не ошибся, поскольку расторжение трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ исходя из системного толкования статей 180, 81, 74 Трудового кодекса РФ по своей правовой природе схоже с расторжением трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ, хотя и не является увольнением по инициативе работодателя.

      Данный вывод подтверждается пунктом 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 и определениями Верховного Суда РФ.

      Для законного расторжения трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ работодателю необходимо иметь в наличии следующие доказательства:

      Доказательство 1. У работодателя есть доказательства, подтверждающие, что изменения условий трудового договора произошли в результате изменения организационных или технологических условий труда (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).

      При отсутствии доказательств изменений организационных или технологических условий труда расторжение трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ или изменение условий трудового договора незаконно (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2, определения Архангельского областного суда от 11.04.2013 № 33-2070, от 04.02.2013 № 33-671; определения Московского городского суда от 25.12.2012 № 4г/2-12138, от 20.07.2011 № 33-20154, 06.07.2010 № 33-19889).

      В число организационных изменений условий труда могут входить:

      — изменения в структуре управления организации;

      — внедрение форм организации труда (бригадные, арендные, подрядные);

      — изменения в организационной структуре предприятия с перераспределением нагрузки на структурные подразделения и (или) на конкретные должности – по-другому это структурная реорганизация.

      В число технологических изменений условий труда могут входить:

      — внедрение новых технологий производства;

      — внедрение новых станков, агрегатов, механизмов;

      — разработка новых видов продукции;

      — введение новых или изменение технических регламентов.

      Ухудшение финансового положения не свидетельствует об изменениях организационных или технологических условий труда, и как следствие этого, не является основанием для расторжения трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ или для изменения условий трудового договора.

      Доказательств, подтверждающих, что изменение определенных сторонами условий трудового договора стало следствием изменений организационных или технологических условий труда, работодатель не представил. Тяжелая финансовая ситуация не может являться основанием для изменения условий трудового договора, в том числе для уменьшения размера должностного оклада работника и изменения порядка премирования. Работодатель должен самостоятельно нести бремя неблагоприятных последствий финансового кризиса, не перекладывая его на работника (определение Архангельского областного суда от 04.02.2013 № 33-671).

      Увольнение по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ является незаконным, поскольку оно связано не с изменением организационных или технологических условий труда, а с ухудшением финансового положения (определения Московского городского суда от 25.12.2012 № 4г/2-12138, от 20.07.2011 № 33-20154).

      Аналогичный вывод содержится в определениях Московского областного суда от 28.09.2010 № 33-18600, от 14.09.2010 № 33-17729, определении Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/2-5046.

      Как видно из приведенной ниже судебной практики, если даже работодатель докажет, что произошла структурная реорганизация, – этого еще будет недостаточно, чтобы изменить условия трудового договора.

      Сам по себе факт реорганизации не свидетельствует об изменениях организационных или технологических условий труда (определение Московского городского суда от 16.07.2012 № 11-11952). Аналогичный вывод содержится в определении Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/4-9268.

      В определении Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/4-9268 приводится еще и порядок изменения условий трудового договора.

      Порядок изменения условий трудового договора:

      Реорганизация — Уменьшение объема работы — Уменьшение заработной платы

      Уменьшение объема работы выступает в роли связующего звена между организационным изменением условий труда (реорганизацией) и изменением условия трудового договора (уменьшением заработной платы). По-другому уменьшение объема работы можно также назвать причинно-следственной связью между реорганизацией и уменьшением заработной платы.

      Понятно, что работнику можно изменить такие условия трудового договора как заработная плата, структурное подразделение, режим труда и отдыха. А как быть с изменением трудовых обязанностей, точнее сказать – с изменением объема работы? Ниже я более подробно остановлюсь на этом вопросе.

      Трудовая функция – это работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы (часть 1 статьи 15, часть 2 статьи 57 Трудового кодекса РФ). Ключевая фраза здесь – «конкретный вид поручаемой работнику работы», и в дальнейшем я буду смотреть на выводы из судебной практики через эту призму.

      Уменьшение объема работы не является изменением трудовой функции (определение Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/4-9268).

      Этот вышеуказанный вывод из судебной практики является спорным, поскольку с одной стороны для выполнения требований части 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ уменьшение объема работы является связующим звеном между организационными изменениями условиями труда и изменениями условий трудового договора или по-другому – причинно-следственной связью. А с другой стороны это является нарушением требований части 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ, поскольку работодатель по своей инициативе изменяет работнику трудовую функцию, то есть изменяет конкретный вид поручаемой работнику работы.

      Я все-таки считаю, что здесь нарушений части 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ работодателем совершено не было, поскольку действия работодателя логичны и относительно справедливы (то есть не ухудшают положение работника), потому что произошла реорганизация, которая повлекла за собой уменьшение объема работы, и поэтому уменьшилась заработная плата.

      Изменение (уточнение, конкретизация) работодателем должностных обязанностей не является изменением трудовой функции (определение Московского областного суда от 21.09.2010 № 33-18182).

      С вышеуказанным выводом из судебной практики сложно согласиться. Поскольку в данном случае то, что работник отказывается от продолжения работы, означает, что изменились условия трудового договора (в целом условия труда) не в лучшую сторону для работника. И в таком случае основной причиной отказа работника от продолжения работы, скорее всего, явилось увеличение объема работы при неизменной заработной плате. Поэтому в данном случае работнику нет оснований увольняться, если ему будут конкретизированы трудовые обязанности, которые он и так выполнял без должностной инструкции или без их конкретизации в трудовом договоре.

      Кроме того, уточнение работодателем трудовых обязанностей работника вряд ли произошло от того, что работник часто отказывался от выполнения работы, не обусловленной трудовым договором или должностной инструкцией. Иными словами, вряд ли работодателю не понравилось относительное злоупотребление работником своим правом на самозащиту, предусмотренным статьями 379, 60 Трудового кодекса РФ, и поэтому работодатель решил уточнить для работника его трудовые обязанности.

      Почему «относительное злоупотребление работником своим правом на самозащиту»? Потому что без конкретизации трудовых обязанностей работника в трудовом договоре или должностной инструкции, и при желании работника не работать, работодателю тяжело будет заставить работника выполнять какую-либо работу на основании системного толкования статей 21, 15, 57, 379, 60 Трудового кодекса РФ, и как следствие этого, работодателю тяжело будет привлечь работника к дисциплинарной ответственности или снизить ему размер премии.

      Кроме ухудшения положения работника здесь отсутствует причинно-следственная связь между технологическим изменением условий труда (внедрением специализированного программного обеспечения) и изменением условия трудового договора (конкретизацией трудовых обязанностей при издании новой должностной инструкции).

      Более того, работодатель не через изменение объема работы изменил условие трудового договора (см. толкование определения Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/4-9268), в данном случае у работодателя изменение объема работы – это и есть изменение условия трудового договора. Иными словами, работодатель изменил работнику трудовую функцию в нарушение положений части 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ.

      Доводы работницы о том, что была изменена ее трудовая функция, несостоятельны. Включенные в должностную инструкцию дополнительные функциональные обязанности соответствуют квалификационной характеристике должности, приведенной в Квалификационном справочнике (определение Астраханского областного суда от 22.05.2013 № 33-1466).

      С вышеуказанным выводом из судебной практики также сложно согласиться по причинам, которые я приводил в толковании определения Московского областного суда от 21.09.2010 № 33-18182.

      К имеющийся информации дополнительно добавлю еще значимый факт того, что вышеуказанный суд руководствовался нормативно-правовым актом, который рекомендован к применению, и поэтому на него нельзя было ссылаться при разрешении данного трудового спора.

      То, что Единый квалификационный справочник не является обязательным – он всего лишь рекомендован к применению – следует из абзаца 1 преамбулы Единого квалификационного справочника, утвержденного постановлением Минтруда РФ от 21.08.1998 № 37, пункта 8 Порядка применения Единого квалификационного справочника, утвержденного постановлением Минтруда РФ от 09.02.2004 № 9.

      После реорганизации отказ работника подписать должностную инструкцию не является основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности, а является основанием для расторжения трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ (надзорная практика Верховного Суда Республики Карелия – бюллетень № 18).

      Доказательство 2. Работодателем был соблюден порядок увольнения по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ, который содержится в частях 2, 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ.

      1. Уведомление работника об изменении условий трудового договора.

      По общему правилу о предстоящих изменениях условий трудового договора и причинах, вызвавших такие изменения, работник предупреждается персонально под роспись не менее чем за два месяца (части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ).

      Для работодателя – физического лица срок предупреждения не менее 14 дней до предстоящих изменений (статья 306 Трудового кодекса РФ).

      В уведомлении работник должен выразить свое согласие или несогласие продолжать выполнять трудовую функцию в измененных условиях.

      Работник считается предупрежденным о предстоящих изменениях, если он ознакомился под роспись с уведомлением. Если работник отказывается расписываться, то оформляется соответствующий акт. Рекомендуется составлять уведомление в двух экземплярах, один выдается работнику под роспись, а второй остается у работодателя.

      Несоблюдение работодателем двухмесячного срока предупреждения работника о предстоящих изменениях условий трудового договора и причинах, вызвавших такие изменения, является нарушением части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ и повлечет за собой восстановление работника на работе.

      В нарушение части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ о предстоящих изменениях работодатель не уведомил работника в письменной форме не позднее чем за два месяца до начала таких изменений. Об изменениях с 01.03.2009 условий трудового договора истица была уведомлена 24.03.2009, то есть уже после внесения изменений в организационную структуру исполнительного аппарата ОАО «Ленэнерго».

      Принимая во внимание, что при увольнении истицы были нарушены положения статьи 74 Трудового кодекса РФ, вывод суда о том, что истица подлежит восстановлению на работе, судебная коллегия находит постановленным в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства и добытыми по делу доказательствами (определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.09.2009 № 11899).

      Аналогичный вывод содержится в определении Верховного Суда РФ от 31.10.2008 № 25-В08-9.

      Неуказание работодателем в уведомлении условия трудового договора, которое будет изменено, является нарушением части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ и повлечет за собой восстановление работника на работе.

      Увольнение по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ неправомерно, в нарушение положений части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ работница не была уведомлена обо всех предстоящих изменениях условий трудового договора (определение Калужского областного суда от 14.03.2013 № 33-421).

      Данный вывод базируется на пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 и на том, что работник не может сделать правильный выбор по поводу продолжения работы в измененных условиях, так как в данном случае работник не знает, какое именно условие трудового договора будет изменено, и поэтому не может знать, целесообразно ли в дальнейшем продолжать с работодателем трудовые отношения или нет.

      Неуказание работодателем в уведомлении причин организационного или технологического характера, повлекших за собой изменения условий трудового договора, не является нарушением части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ, и работника не восстановят на работе.

      Причины организационного характера, повлекшие необходимость изменения условий трудового договора, в действительности существовали. Неуказание таких причин в уведомлении не может служить самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным (определение Московского городского суда от 16.10.2013 № 4г/7-10258).

      Вывод из вышестоящей судебной практики я считаю правильным.

      Хотя ранее Мосгорсуд считал наоборот. Приведу пример. Плюс к этому примеру (к позиции Мосгорсуда) добавлю небольшой комментарий: «В нижестоящем примере такое обстоятельство как неуказание в уведомлении причин организационного или технологического характера было не единственным основанием для восстановления работника на работе».

      Суд правильно указал, что в нарушение требований статьи 74 Трудового кодекса РФ уведомление о предстоящих изменениях обязательных условий заключенного с истцом трудового договора от 07.05.2007 не содержало указание причин, вызвавших необходимость таких изменений. Дополнительно какие-либо документы, обосновывающие причины изменений условий трудового договора, истцу работодателем представлено не были (определение Московского городского суда от 01.07.2010 № 33-19700).

      2. Предложение работнику вакансий.

      Если работник не согласен работать в измененных условиях, то работодатель обязан предложить работнику все вакансии в данной местности (часть 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ). Вакансии могут быть указаны в уведомлении об изменении условий трудового договора или в отдельном документе. Необходимо предлагать работнику все вакансии не менее трех раз в течение всего срока предупреждения. Работодатель обязан предлагать вакансии в других местностях, если это предусмотрено трудовым договором, коллективным договором, соглашением.

      Если работник отказывается от предложенной работы, или подходящая работа для него отсутствует, то трудовой договор с ним расторгается по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ (часть 4 статьи 74 Трудового кодекса РФ). Непредложение работнику всех вакансий в данной местности является нарушением части 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ и повлечет за собой восстановление работника на работе.

      Работодатель произвел увольнение с нарушением требований трудового законодательства, так как перед увольнением не предложил работнику все имеющиеся вакантные должности (определение Московского городского суда от 06.02.2013 № 11-3640).

      В нарушение требований статьи 74 Трудового кодекса РФ работодатель не предложил работнице все имеющиеся вакантные должности. Порядок увольнения не соблюден (определение Московского областного суда от 20.12.2011 № 33-28574).

      Некоторые работодатели, предлагая вакансии, например, в порядке части 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ, умудряются еще и проводить собеседование.

      Оценивая представленные доказательства, суд пришел к правильному выводу, что предлагая истцу вакантную должность ведущего бизнес-аналитика Департамента информационных технологий, работодатель предполагал, что данная должность соответствует квалификации истца. Таким образом, оснований для проведения собеседований с истцом, тем более нескольких собеседований, для определения соответствия истца данной должности, не требовалось и противоречит смыслу статьи 74 Трудового кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 01.07.2010 № 33-19700).

      Предлагая вакансии, работодатель не вправе проводить собеседование, так как вакансии изначально должны соответствовать квалификации работника, то есть его деловым качествам и состоянию здоровья – это четко вытекает из части 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ.

      Кроме того, эта гарантийная норма (часть 3 статьи 74 Трудового кодекса РФ) не дает работодателю право проводить собеседование, поскольку она направлена на максимально возможное трудоустройство работника перед предстоящим увольнением по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.

      3. Введение режима неполного рабочего времени.

      Введение режима неполного рабочего времени – это изменение условия трудового договора под названием «режим труда и отдыха». Точнее сказать, изменяется только «режим труда» путем сокращения рабочей недели.

      Порядок введения режима неполного рабочего времени (часть 5 статьи 74 Трудового кодекса РФ):

      1) вначале у работодателя должны произойти изменения организационных или технологических условий труда;

      2) потом данные изменения условий труда должны повлечь за собой массовые увольнения по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ. Критерии массовых увольнений содержатся в пункте 1 Постановления Правительства РФ от 05.02.1993 № 99;

      3) чтобы не увольнять работников по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в целях сохранения рабочих мест работодатель имеет право ввести режим неполного рабочего времени;

      4) введение режима неполного рабочего времени допускается на срок до шести месяцев.

      При этом по истечении шести месяцев работодатель в порядке части 5 статьи 74 Трудового кодекса РФ имеет право повторно ввести режим неполного рабочего времени на срок до шести месяцев. И так может повторяться неограниченное количество раз. В этом случае главное, чтобы работодатель соблюдал порядок, предусмотренный частью 5 статьи 74 Трудового кодекса РФ;

      5) введение режима неполного рабочего времени должно происходить с учетом мнения профсоюза. Учет мнения профсоюза осуществляется в порядке статьи 372 Трудового кодекса РФ;

      6) отмена режима неполного рабочего времени, также как и введение данного режима, производится с помощью приказа (распоряжения) работодателя и с учетом мнения профсоюза.

      Если работник отказывается от продолжения работы в режиме неполного рабочего времени, то трудовой договор с ним расторгается по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ с предоставлением работнику всех гарантий и компенсаций, связанных с увольнением по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ (часть 6 статьи 74 Трудового кодекса РФ).

      Суды тщательно проверяют порядок изменения условий трудового договора, который установлен статьей 74 Трудового кодекса РФ, в том числе и порядок введения режима неполного рабочего времени, установленный частью 5 статьи 74 Трудового кодекса РФ. Приведу наглядный пример.

      Оснований для введения режима неполной рабочей недели на ОАО «Новоалтайский завод железобетонных изделий им. Иванова Г.С.» не имелось, поскольку отсутствовали причины, указанные в части 1 статьи 74 Трудового кодекса РФ. Кроме того, работодатель не преследовал цель сохранения рабочих мест, поскольку ранее уже издал приказ о массовом сокращении штата работников (определение Верховного Суда РФ от 07.05.2010 № 51-В10-1).

      www.top-personal.ru

      Смотрите еще:

      • Гражданства рф 2012 Приказ МИД РФ от 10 июля 2012 г. N 11434 "О реализации Указа Президента Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 1325 "Об утверждении Положения о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации" Приказ МИД РФ от 10 июля 2012 г. N 11434"О реализации Указа Президента […]
      • Статья 9 закон о торговле Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ"Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" С изменениями […]
      • Закон фз-45 Федеральный закон от 9 мая 2005 г. N 45-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации" (с […]
      • Приказ на проведение реконструкции Приказ на проведение реконструкции МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 1 июля 2013 года N 65н (с изменениями на 3 мая 2018 года) ______________________________________________________________ Документ не нуждается в госрегистрации Министерства юстиции Российской Федерации. - […]
      • Правила по оказанию услуг общественного питания Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036 "Об утверждении Правил оказания услуг общественного питания" (с изменениями и дополнениями) Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036"Об утверждении Правил оказания услуг общественного питания" С изменениями и […]
      • Заявление о возврате иска и документов Спор о разделе долгов супругов Федеральные нормативные правовые акты Гражданский кодекс РФ ст. 199 «Применение исковой давности» ст. 200 «Начало течения срока исковой давности» ст. 244 «Понятие и основания общей собственности» ст. 253 «Владение, пользование и распоряжение […]